22 октября, четверг

В поисках неизвестного солдата

20 ноября 2014 / 19:46
писатель, журналист, телеведущий

Тайные операции невидимых войск, или Что Вооруженным силам Российской Федерации делать на Украине?.

Околодипломатические демарши в австалийском Брисбене вновь обострили дискуссию о непосредственном военном участии России в украинском конфликте. Можем ли мы «уйти из Украины» и есть ли мы там? Как столь тщательно скрываемся, что нас никто не видит, и, наконец, что мы там делаем? Попробуем разобраться.

Канадский премьер Стивен Харпер, пожимая руку Путину на саммите G20 в Брисбене, проговорил: «Вы должны уйти из Украины». Предыстория этого демарша такова: заявление генсека НАТО о движении российских войск к украинской границе, крайняя обеспокоенность, которую выразил в этой связи министр иностранных дел Канады. Последовавшее затем заявление спикера СНБО Украины об очередной колонне российских войск, перешедшей границу. Пространный комментарий миссии наблюдателей ОБСЕ, которые видели где-то на территории ДНР некую колонну боевой техники. И срочное заседание Совбеза ООН по данному вопросу.

Путин ответил Харперу: «Мы не можем это сделать, так как нас там нет». «Вопрос не в том, есть ли российские войска на Украине, вопрос в том, сколько их там», — отреагировала западная пресса. В ответ на это уже российское общественное мнение пошло в атаку: «Да даже если и есть!..»

Налицо очередное обострение дискуссии о непосредственной вовлеченности России в украинский конфликт.

Только в ноябре киевские СМИ, опираясь на официальные источники, заявили о переброске на Донбасс 5 колонн российской бронетехники, всего более 200 единиц. В октябре таких сообщений было 8, на Украину, если суммировать цифры из новостей, вошло не меньше 100 единиц бронетехники. В сентябре о российских колоннах писали реже — всего 3 раза, зато как! Только в одной колонне сразу было 120 танков, в другой — 60. При желании список можно продолжать, о переброске войск говорили и летом, и весной… Можно добавить еще, что украинские СМИ уверены — в гуманитарных конвоях, идущих из России в ДНР и ЛНР, перевозятся исключительно боеприпасы.

Знаете, что смущает в первую очередь? По данным из открытых источников, в 2013 году на вооружении Сухопутных сил Украины находилось 683 танка. В июне против ДНР и ЛНР Киев сосредоточил 160 танков и порядка 400 единиц артиллерии. Если судить по той динамике, с которой украинские СМИ насыщают российской техникой вооруженные формирования Новороссии, танков и пушек у ополченцев должно быть чуть ли не больше, чем в целом на Украине.

И где, простите, вся эта техника стоит? Чем заправляется? Кем обслуживается? Я даже не поднимаю вопроса об экипажах, допустим, они приехали вместе с машинами из России — но такие количества техники требуют серьезного тылового обеспечения. В танковом батальоне российской армии 31 танк — а к ним ремонтные мастерские, топливозаправщики, автотягачи с прицепами для перевозки боеприпасов, «хлебовозка», «санитарка» и т. д. и т. п.

Это лишь первый из череды сложных вопросов, связанных с якобы присутствием российских войск на востоке Украины. Я принципиально не хочу делать никаких утверждений — но вот ответы на эти вопросы хотелось бы получить.

Например: учитывая масштабы колонн с бронетехникой и личным составом, о которых говорят украинские СМИ, сколько же российских войск сконцентрировано на Донбассе? И как они все размещаются на невеликой территории, контролируемой ополченцами?

Еще один: Если там столько войск и техники, как им удается оставаться незамеченными в густонаселенном регионе в нынешний век высоких технологий, когда у каждого с собой как минимум телефон с фотокамерой? Да сеть пестреть должна фотографиями российских подразделений, стоящих на каждом углу.

Аргумент о том, что военнослужащие выдают себя за ополченцев, можно отмести сразу — не получится, даже если переодеть всех солдат в «гражданку». Невозможно скрыть массу признаков регулярного подразделения, вплоть то централизованного питания поротно. Не говоря уже об оснащении, связи, дисциплине… Конечно можно часть замаскировать так, что никто ни о чем не догадается — для этого ее нужно распустить на все четыре стороны. Но тогда она просто перестанет быть эффективным воинским подразделением.

А вот вопрос принципиальный: что вся эта техника и военнослужащие в регионе делают? Стерегут чернозем? Ввод войск на территорию другого государства — серьезный международный инцидент, скрыть который просто невозможно, и который чреват серьезнейшими дипломатическими последствиями. Соответственно, такое решение является стратегическим — с учетом всех возможных последствий. И цели, при которых такое решение оправдано, также являются стратегическими. Уж вряд ли это задача расширить границы контролируемой ополчением территории до степей близь Новоазовска, не правда ли? Но тогда что?

И почему, кстати, дипломатическая реакция на якобы ввод Россией войск на Украину не соответствует реальным масштабам такого инцидента? Украина кричит о войне с Россией на уровне СМИ, но официально — не только не находится с нами в состоянии войны, но и не разорвала дипломатические и даже торговые отношения. Западные санкции не сильно изменились со времен присоединения Крыма. И не идут ни в какое сравнение с реальной изоляцией Ирака или Ирана, например.

В конце концов, почему Госдеп США, НАТО и ОБСЕ не могут предоставить исчерпывающих доказательств переброски войск?

В ежедневных отчетах мониторинговой группы ОБСЕ на российско-украинской границе фигурируют лишь некие «люди, одетые в одежду стиля милитари, с рюкзаками или без», которые пешком ходят в обе стороны. Госдеп уверенно ссылается на крайне сомнительные фото- и видеосъемки из блогов. НАТО говорит «у нас есть данные». Наверное, подразумевая, «но мы вам их не покажем».

Наконец, обмен пленными, который до недавнего времени шел в зоне противостояния на востоке Украины. Стороны освободили более тысячи человек каждая — с одной стороны солдат ВСУ и боевиков Нацгвардии, с другой — ополченцев. Но за все это время не было ни одной новости ни об одном российском солдате. Может ли такое быть, если верить, что в боях на Донбассе активно участвовала российская армия?

И как вообще к этому относиться? Подконтрольные Киеву вооруженные подразделения россиян в плен не берут, так что ли?

Да, есть одно — кстати, всего одно! — «железобетонное» доказательство. Это 10 десантников, заблудившихся в августе месяце на границе России с Украиной. Но вот ведь какая проблема — буквально на днях украинские ГАИшники во время патрулирования заблудились и заехали в Ростовскую область, где и были задержаны. А ведь это не солдаты Свирской дивизии, уж ГАИшники-то в своей зоне патрулирования должны знать каждый столб.

Что ж теперь, на этом основании считать, что на территории России действуют подразделения украинского МВД?

Простые вопросы, но без ответов на них очень сложно обсуждать участие России в украинском конфликте.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также