26 мая, вторник

Турецкий удар в спину

25 ноября 2015 / 15:46
военный обозреватель ТАСС

Случилось то, что рано или поздно должно было случиться. Наша страна потеряла в ходе боевых действий против террористов запрещенного в России Исламского государства на территории Сирии фронтовой бомбардировщик Су-24 и поисково-спасательный вертолет Ми-8.

Погиб также один из пилотов российского бомбардировщика, его боевики расстреляли в воздухе, когда он спускался после катапультирования на парашюте, а также контрактник — морской пехотинец, который в составе поисковой группы вылетел на эвакуацию подбитых летчиков. Судьба второго пилота «сушки» на момент написания этих строк, пока точно не известна. Кто-то утверждает, что он тоже был расстрелян, кто-то сообщает, что его спасли военнослужащие сирийской армии.

Да, войны без потерь не бывает. Истина циничная и банальная, но, как ни горько это признавать, от этого она, увы, не перестает быть истиной.

Руководители российской военной группировки в Сирии сделали все возможное и невозможное, чтобы не допустить потерь наших людей и боевой техники. Летчики летали на высоте не менее шести тысяч метров, где их не могли достать ПЗРК (переносные зенитные ракетные комплексы), которые по агентурным данным могут быть у террористов. Охрана и оборона аэродрома в Латакии, где базируется наша авиация, была отодвинута на полтора с лишним десятка километров от границ авиабазы, чтобы ни один минометный или артиллерийский снаряд случайно или преднамеренно, но не мог долететь до самолетов и взлетно-посадочной полосы. Тем более, до городка, где живут летчики и техники, которые обслуживают наши бомбардировщики и истребители. Ударные вертолеты Ми-24 регулярно облетывали периметр базы в поисках затаившихся где-то боевиков. И это не считая, радиолокационной, оптической и радиоэлектронной разведки и других контртеррористических мероприятий, которыми круглосуточно были обеспечены наша авиационная группировка, а еще российские боевые корабли и суда обеспечения у сирийских берегов. Штурмовики, как правило, летали на выполнение боевых задач под прикрытием многофункциональных истребителей Су-30СМ.

Договорились даже с американцами, французами и англичанами, которые тоже наносят удары по позициям боевиков Исламского государства в Сирии, о разграничении зон применения оружия и о предотвращении инцидентов в воздухе.

Все работало, как говорится, без сбоев. Практически безукоризненно.

Но только беда пришла оттуда, откуда ее не ждали.

Турция нервно реагировала на участие России в борьбе с террористическим Исламским государством, как считалось, потому, что Москва поддержала Башара Асада, на отстранении которого от руководства Сирией категорически настаивала Анкара и лично президент Реджеп Тайип Эрдоган. Турция сначала только истерила по поводу нескольких нечаянных залетов на пару километров вглубь своей территории наших боевых самолетов, вдруг применила по российским бомбардировщикам оружие.

Применила его коварно. Практически со своей территории, чуть-чуть захватив частичку сирийского неба. Нанесла ракетный удар с истребителей F-16 по фронтовому бомбардировщику Су-24, который находился в воздушном пространстве Сирии и у которого для воздушного боя нет никаких серьезных вооружений, — только 30-мм пушка, которой много не навоюешь. Расстреляла практически безоружный самолет. Так как дальность действия пушки «Сухого» гораздо меньше дальности действия американской ракеты с инфракрасной головкой самонаведения, которой вооружен F-16. И более того, турецкие летчики знали, что русские не ожидают такого удара и не подозревают, что по ним могут стрелять с территории сопредельного государства.

Трудно это признавать, но надо сказать и о том, что наши военные, конечно, допустили непростительную ошибку. Они попросту слегка расслабились. Полтора месяца успешных бомбардировок позиций террористов из Исламского государства. Две с половиной тысячи безупречных и безаварийных вылетов, в ходе которых было уничтожено свыше четырех с половиной тысяч хорошо укрепленных и замаскированных объектов боевиков — штабы, пункты управления и связи, подземные заводы по производству боеприпасов и ремонту боевой техники, лагеря подготовки террористов, склады ГСМ и нефтеналивные заводы, караваны цистерн с нефтью… И при этом ни одной серьезной попытки противодействия. Конечно, это иногда создает неоправданную иллюзию абсолютной безопасности. Наши бомбардировщики и штурмовики стали летать на боевое задание без прикрытия и охранения многоцелевыми истребителями. Даже на свободную охоту за караванами бензовозов.

Трагедия с Су-24 в небе над сирийскими горами Кызылдаг, что в переводе «Золотой камень», изощрённое коварство турецких ВВС станет для них и для всех нас горьким, но полезным уроком.

А горы лжи, которые потом вывалили турецкие военные в оправдание своего подлого и неожиданного удара по российскому бомбардировщику — о том, что они десять раз предупреждали русских о недопустимости нахождения в турецком воздушном пространстве (никаких подобных предупреждения ни одно средство объективного контроля — ни сирийские, ни российские не зафиксировало), о том, что русские углубились в воздушное пространство Турции (этого тоже не было, и падение Су-24 в четырех километрах от границы наглядно свидетельствует об этом), о том, что они не знали, что это российский самолет (такое «признание» содержится в письме Анкары, направленной в Совет безопасности ООН) — все эти заявления никого из серьезных специалистов не могли и не могут ввести в заблуждение. Есть объективный контроль с радаров. Есть снимки со спутников. Есть, наконец, записи «черных ящиков». О них пока нет никаких сведений, но даже США, которые всегда были на стороне Турции, и те, что называется, сквозь зубы признали, что российский бомбардировщик был сбит в небе Сирии.

Этого, кстати, не сумели признать в штаб-квартире НАТО. Генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг заявил, что Су-24 был сбит в небе Турции. И хотя потом неназванный брюссельский источник сообщил российским информационным агентствам, что генсек выразил личное мнение, которое расходится с позицией других членов альянса (со Столтенбергом такое бывает, его часто вводят в заблуждение помощники), другой оценки ситуации с российским бомбардировщиком от атлантистов ожидать не приходилось. НАТО, например, до сих пор не признало акт агрессии Грузии против российских миротворцев в августе 2008 года. Хотя этот факт установила даже комиссия Европейского союза.

Но, бог с ними, двуличными натовскими лицемерами.

Нам важна реакция на турецкий акт государственного терроризма руководства России и российских военных. А она не заставила себя ждать.

Президент Владимир Путин очень жестко отреагировал на расстрел турками нашего бомбардировщика. Он назвал его «ударом в спину пособниками террористов». С главой государства нельзя не согласиться. Анкара всегда негласно помогала боевикам из Исламского государства. Покупала у них за бесценок ворованную с курдских промыслов нефть. Поставляла оружие, боеприпасы и деньги на закупку вооружений. Лечила раненных террористов в своих госпиталях. Переправляла через сирийскую границу пополнение для ИГ. И под флагом, якобы, борьбы с Исламским государством убивала своих извечных врагов — курдских ополченцев. Теперь маски сброшены — никто в России не будет обходить молчанием турецкое пособничество исламским радикалам из ИГ и других воинствующих мусульманских организаций, не будет замалчивать скатывание Анкары к радикальному ваххабизму.

У президента также вызвало справедливое негодование обращение Анкары после инцидента с российским бомбардировщиком к своим союзникам в НАТО. «Как будто это мы сбили турецкий самолет, а не они наш. Они что, хотят поставить НАТО на службу ИГИЛ?» — возмутился Владимир Путин.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев назвал атаку ВВС Турции на российский самолет Су-24 преступлением. «Безрассудно-преступные действия турецких властей, сбивших российский самолет, привели к трем последствиям, — завил он. — Во-первых, опасное обострение отношений между РФ и НАТО, которое не может быть оправдано никакими интересами, включая защиту госграниц. Во-вторых, Турция продемонстрировала своими действиями, по сути, защиту боевиков Исламского государства. Что не удивительно, с учетом имеющихся сведений о прямом финансовом интересе некоторых должностных лиц Турции, связанных с поставками нефтепродуктов, производимых на предприятиях, принадлежащих ИГИЛ». «И, в-третьих, — сказал премьер, — подорваны долгие добрососедские отношения между Россией и Турцией, в том числе в экономике и гуманитарной сфере. Этот ущерб будет трудно восполнить, его прямым следствием может стать отказ от целого ряда важных совместных проектов и потеря турецкими компаниями своих позиций на российском рынке».

Добавим от себя, и, пожалуй, один из самых чувствительных — отток российских туристов из турецких отелей на средиземноморском побережье, который приносил ежегодно Турции сотни миллионов долларов.

О мерах, принятых российскими военными, говорил новый начальник Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных сил России генерал-лейтенант Сергей Рудской. «Первое, — заявил он, — все действия ударной авиации будут осуществляться только под прикрытием самолетов-истребителей. Второе — будут приняты меры по усилению противовоздушной обороны. С этой целью крейсер „Москва“, оснащенный системой ПВО „Форт“, аналогичной С-300, займет район в прибрежной части Латакии. Предупреждаем, что все цели, представляющие для нас потенциальную опасность, будут уничтожаться», — добавлю от себя, радиус захвата целей радиолокационными станциями «Форта» — 450 километров, дальность действия его ракет — 150 километров, так что действия турецкой авиации с аэродрома в Искендеруне, видимо, будут парализованы. «Третье, — сказал генерал, — контакты с Турцией по военной линии будут прекращены».

Надо думать, это только первые, так сказать, экстренные меры, принятые по горячим следам расстрела турецкими летчиками нашего Су-24. Другие мероприятия возмездия, а оно обязательно последует, будут приняты не на эмоциональной волне, а после спокойных и вдумчивых размышлений, анализа всех аспектов взаимоотношений между Россией и Турцией. С одной стороны, для того, чтобы отделить действия турецких властей от интересов турецкого народа, к которому мы в России относимся с глубокой симпатией и уважением. А, с другой, — дать почувствовать элите османского государства, что так вести с ракетно-ядерной Россией, как это позволяют себе нынешние глава турецкого государства и его премьер, недопустимо.

Ответ на преступное турецкое хамство, связанное с гибелью российских военнослужащих, предполагаю, будет предельно жестким. Он последует обязательно.

Мнение военного обозревателя ТАСС Виктора Литовкина
не обязательно совпадает с позицией агентства ТАСС.


тэги
читайте также