23 сентября, воскресенье

Титаны и олимпийцы

15 августа 2018 / 18:55
Заместитель председателя Общественной палаты города Москвы

Настала середина августа, в это время в Москве активируется ежегодная компания по подготовке города к зиме. Проверяются теплоснабжение, водоснабжение, энергетика, завозится топливо, пополняются запасы, приводится в порядок техника, проводится ремонт..

Много всего надо успеть сделать до начала отопительного сезона и появления устойчивого снежного покрова. Это обычная, хоть и рутинная, но сложная задача городской власти успешно решалась в Москве в любые годы: никогда Москва не замерзала в зиму, не оставалась без продовольствия, электроэнергии или воды. Перебои и аварии случались, конечно, но их оперативно устраняли городские службы.

Так были и в самые трудные 90-е годы. Из года в год депутаты Моссовета, районных советов Москвы и потом уже Московской городской Думы принимали в августе-сентябре каждого года участие в совещаниях в органах администрации по подготовке к зиме. Это было заведено еще со времен советской власти, и тогда от этого была польза в части налаживания механизма обратной связи власти с горожанами. Ведь в те годы не было еще таких мощных информационных ресурсов, как тот же портал «Активный гражданин», не существовали МФЦ, все было по старинке: письма, жалобы, приемы населения по записи, очереди в обшарпанных коридорах. И в это время депутат районного или городского советов был нужен, полезен людям, если у него, конечно, было чувство ответственности, сочувствие и готовность помогать, работая бесплатно, в счет личного времени после основной работы.

Я был депутатом Фрунзенского районного совета в 1991 году, когда произошел путч ГКЧП, и центр города покрылся баррикадами. В ночь на 21 августа были столкновения, хаотическая стрельба с целью испугать защитников Белого дома, случился прорыв бронемашин на Садовом кольце, и в тоннеле у пересечения с Новым Арбатом погибли трое молодых людей.

Но утром, когда ночная тревога прошла, часть депутатов Фрунзенского районного совета, стоявших на баррикадах, помчались в районный совет. Это была среда, там шло плановое совещание по подготовке города и района к зиме, рассматривалась проблема теплосетей, готовность к проведению противоаварийных работ, теплоизоляция подъездов, состояние кровель и подвалов жилых домов. Смотрели проблемные строения, в моем округе их было три. Обсудили, поели в столовой, и на баррикаду. Политика политикой, а город не может замерзнуть, старики и дети не должны пострадать.

Когда я смотрел на события на майдане в Киеве в 2004 и 2013 годах, я был искренне рад за киевлян, что это происходит у них не в августе, и даже не в октябре, как было в Москве 1991 и 1993 годах, а в период устойчивого отопительного сезона, к которому там уже успели заранее подготовиться.

В Москве в 1991 году было столько проблем, так было трудно работать властям, что уже даже танки на улицах и баррикады не шокировали чиновников. Им было интересно пообщаться с нами, узнать «как там у вас», многие сочувствовали ГКЧП, кто-то поддерживал демократов, но все ждали результатов и ни во что не вмешивались, готовясь присягнуть победителю, как только обозначится. И упорно, день за днем готовились к зиме, и никто не замерз в 1991 году. Так же было осенью 1993 года, когда в Москве шли настоящие бои. Власть работала, и город был полностью подготовлен к зиме. И только однажды видел я на краткий миг смятение и растерянность у чиновников городской власти: это было в понедельник 17 августа 1998 года.

В то время депутаты Московской городской Думы второго созыва в большинстве своем имели опыт работы и знали, в какой серьезной ситуации находится страна. Особенно насторожило нас радостное заявление 20 июля одного их членов правительства о выделении Международным валютным фондом России кредита порядка 5 миллиардов долларов, что преподносилось  как настоящая победа. Где же тогда мы находимся на самом деле, возник вопрос, если заем в 5 миллиардов долларов для России несказанная радость?

Народ успокоили - в пятницу 14 августа президент России Борис Ельцин во всеуслышание заявил: «Девальвации не будет. Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано…». А в это время правительство готовило дефолт по всем обязательствам, плюс мораторий по платежам и отмену поддержки курса рубля. В обстановке секретности в выходные дни, когда не проводились торги на валютной бирже. Причина дефолта хорошо известна: это пирамида государственных краткосрочных обязательств. Государство набрало слишком много долгов, для погашения которых под высокие проценты занимало вновь и вновь (ежемесячные доход федерального бюджета составлял 22 млрд. рублей, текущие расходы - 25 млрд., и почти столько же требовалось на погашение внутреннего долга). Бюджет и экономику окончательно добили цены на нефть, которые упали летом 1998-го на мировом рынке с 28 долларов за баррель в начале года до 9 - 11 долларов в августе. Это было реальное государственное банкротство.

То, что началось потом, вспоминается как страшный сон: банки остановили платежи, цены взлетели, рубль к доллару обвалился к сентябрю в три раза, настал частичный экономический паралич. И это в самом начале подготовки города к зиме, когда еще не завезено топливо, продовольствие, не проведены нужные работы! Тут-то мы и увидели, как встретили работники городской администрации бурю, как быстро преодолели почти все трудности. Можно сказать, это было близко к подвигу. И город не замерз, не остался без еды и бензина. Депутаты городской думы тоже, помогали, как могли, и с этого момента у многих из нас в корне изменилось отношение к городской администрации, даже до самых вязких, концептуальных, радикальных демократов дошло, наконец, какое значение имеет профессионализм чиновников и их преданность делу.

Иллюстрацией этому может быть график средней продолжительности жизни москвичей. Так продолжительности жизни москвичей упала в период 1989 - 1993 годы (как и всех россиян) с 70 до 64 лет. Но если Россия восстановила этот показатель к 2010 году, то Москва сделал это уже в 1997 году. То же сумел сделать и Санкт-Петербург при первой его администрации. Но после дефолта 1998 года уже при новой городской власти показатель Санкт-Петербурга «просел» до 67 лет. А Москва не только восстановила, но, в отличие от Санкт-Петербурга, удержала этот показатель в 70 лет от падения после дефолта 1998 года. Сегодня же москвичи живут около 78 лет, и это заслуга новой московской власти. Очень правильно, что в социальной работе в городе четверть века соблюдается последовательность и преемственность.

Сегодня Москва имеет гигантские ресурсы, реализуется устойчивое развитие всех сфер жизни, в ней сформирована современная и прогрессивная модель управления. Влияние Москвы распространяется не только на весь Московский регион, не только на Европейскую Россию, но и на всю наше страну и даже некоторые соседние государства. С высоты современного управленческого опыта московской власти наши усилия 90-х могут показаться кустарными и примитивными. Но всему свое время, когда-то надо было именно так действовать в тех, оставшихся в прошлом, городе и стране.

Как сказал мне один бывший деятель городской власти 1990-х годов: «Наше время было временем титанов, мы ворочали каменные глыбы. Теперь настало время олимпийцев - время порядка, разума, организованности». Я с этим согласен и с большим интересом наблюдаю, как Москва становится устремленным в будущее мировым городом с высоким качеством городской среды и комфортным проживанием людей, городом, в котором создана и развивается современная высокотехнологичная и профессиональная система управления, адекватная реалиям и вызовам городской агломерации 21 века.


тэги
читайте также