5 декабря, суббота

Сотни тысяч малых дел уровня двора и подъезда

09 августа 2016 / 12:29
руководитель аналитического центра «Московский регион»

Политолог Алексей Чадаев — о том, что впервые в избирательной кампании в Госдуму локальные темы доминируют над общефедеральными.

В дискуссиях с коллегами-политологами, посвященных ходу выборов в Думу, многие подмечают, что одним из сущностных отличий нынешней кампании от всех предыдущих является приоритет локальных, местных тем над общефедеральными.

Кампания по партийным спискам идет вяловато; по одномандатным округам — гораздо бодрее и активнее. Но и там в приоритете проблематика даже не уровня региона или города, а подъезда, улицы, микрорайона.

Все без исключения кампании в ГД, начиная с момента ее основания, были про то, как нам обустроить Россию. Нынешняя — впервые — про то, как нам обустроить собственный двор. И в этом есть что-то неуловимо правильное.

Россия — штуковина хорошая и полезная, но уж больно трудно представимая нетренированному уму как практический объект для этого самого «обустройства». А двор — вот он, глазом можно окинуть за несколько секунд. А еще ты его видишь каждый день по нескольку раз, в отличие от России — фигурной картинки на глобусе.

«Двор — это единица политического пространства», — говорит Вячеслав Володин. Те из кандидатов, которые не в состоянии поддержать разговор с жителями на тему обустройства детской площадки или сезонной обрезки деревьев, воспринимаются как пустопорожние прожектёры, сколько бы они ни рассказывали с экранов про борьбу с коррупцией или параметры федерального бюджета.

Но, кстати, даже такие экзоты, как профессор кислых щей Зубов, на встречах с избирателями в моем родном ЦАО города Москвы в те редкие моменты, когда его начинают спрашивать не про Путина, а про специфику нашей центрально-московской жизни, внезапно преображается из маргинального резонера во вполне себе рационального и респектабельного московского обывателя.

Из его рассуждений сразу понятно: живет он тут всю жизнь, неплохо знает местные проблемы и даже способен посоветовать властям что-нибудь дельное — про парковки и водостоки, понятное дело, а не про Сталина с Гитлером.

И, полюбовавшись на него в этом качестве, я внезапно осознал, кто передо мной — никакой не «враг режима», либерал-фашист и боевой агент Ротшильдов-Рокфеллеров, а просто чудаковатый бородатый сосед, эдакая местная достопримечательность. Голосовать за такого — это, конечно, совсем уж надо панком быть, но встречу его в магазине в очереди за кефиром — пожалуй что и раскланяюсь.

Кстати, за многие тысячи километров отсюда, в старом квартале Гаваны, возле францисканского собора стоит колоритный такой бронзовый памятник городскому сумасшедшему — с бородой, в шляпе, поразительно похожий на герра профессора. Конечно же, он украшает город — и туристы, и местные любят с ним фотографироваться на счастье.

Передо мной база данных из более чем 10 тысяч наказов избирателей, собранных различными кандидатами-одномандатниками в ГД в ходе нынешней кампании. Еще не big data, конечно, но вполне уже солидный статистический материал в масштабе, сопоставимом с выборкой ведущих социологических служб.

Так вот. По тематике наказов твердое первое место при количественном подсчете занимают вопросы благоустройства — те самые детские площадки, заборчики и лавочки.

На втором — дороги, причем опять же не федеральные трассы из одного миллионника в другой, а улицы, переулки, проезды и внутриквартальные коммуникации.

На третьем — ЖКХ. Коммунальные платежи, ржавые трубы, мусор, текущие крыши и регулярно заливающие потолки соседи.

И лишь потом идут вопросы образования, причем чаще всего — в разрезе соседней школы или местного вуза; здравоохранения (опять же — про местные поликлиники и больницы); культуры — и опять-таки не про «доску Маннергейма» где-то в Питере, а про соседние библиотеки и близлежащие памятники старины.

Глядя на эту базу, я понимаю в частности, почему ни одной из непарламентских партий не удается пока выйти хотя бы на трехпроцентный рейтинг. Опорным каркасом федеральной партийной кампании в нынешнем цикле стали одномандатники — у «старых» партий их достаточно, а вот у новых — раз-два и обчелся.

Еще я понимаю, что происходит с уровнем поддержки партий в целом по стране. В кампанию 2011 года, скажем, если поддержка ЕР падала — она падала плюс-минус равномерно по всем регионам. Нынешняя ситуация другая. Есть регионы, где рейтинг не меняется вообще, есть те, где он падает, а есть и те, где растет. Кампания оказывается «разновекторной»: тоже эффект преобладания локальной повестки над федеральной.

Но самое для меня интересное — депутаты после избрания со всем этим массивом наказов должны будут работать. Ходить к губернаторам, мэрам и вице-мэрам, добиваться исполнения решений, лоббировать интересы своей территории на федеральном уровне, держать коммуникацию с избирателями. Раз уж избиратели поверили, что депутат — это тот человек, который может их услышать и помочь им в решении их маленьких частных проблем.

Дума, состоящая из артистов-спортсменов-миллиардеров-небожителей, и прозванная недоброжелателями «бешеным принтером», уходит в прошлое.

Вместо нее появляется парламент, являющийся не только законодательным, но и в первую очередь представительным органом, как то и прописано в Конституции.

И это, между прочим, поистине тектоническое изменение, хоть его движком и послужили десятки и сотни тысяч «малых дел» уровня двора и подъезда.

Источник


тэги
читайте также