22 февраля, пятница

Россия готовится к турбулентности

08 января 2016 / 16:45
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Политический обозреватель Александр Цыганов рассказывает, как новые отставки и назначения в регионах встряхнули политический калейдоскоп — возможно, на пороге испытаний.

В первый день августа из многих уст зазвучали ставшие уже традиционными в России опасения грозящих пертурбаций, а то и вовсе катастроф. Подчас высказываются прогнозы и со словом «война». Логика озвучивается железная: если уж июль был таким бурным, что чем грозит август с его и в самом деле вошедшими в коллективную память народа потрясениями — переворотами, кризисами, войнами, катаклизмами?

При этом в последнюю неделю июля свой мощный, как по должности и положено, вклад в общественные ожидания хлопот внёс сам президент Владимир Путин. Его решениями в ряде регионов запущено переформатирование власти — подчас с переформатированием целых регионов, как, к примеру, Крыма, который ликвидирован как отдельный федеральный округ и присоединён к Южному ФО. Едва ли сам президент верит во всю эту «августовскую» мистику, но его решения на целый ряд комментаторов произвели впечатление подготовку к этому «самому бурному месяцу в году».

Крымские многозначительные расклады
Знаковым называют перевод севастопольского губернатора Сергея Меняйло полпредом в Сибирский федеральный округ. Во-первых, Меняйло оказался в Севастополе непопулярной фигурой, хотя, по идее, должно бы быть наоборот: военный моряк, принимавший участие в боевых операциях, вице-адмирал в отставке, бывший заместитель командующего Черноморским флотом. Более того, на должность губернатора попал с подачи как раз очень популярного героя «русской весны» Алексея Чалого.

Во-вторых, Меняйло сменил кресло вместе с полпредом президента в Крыму Олегом Белавенцевым, которого президент перевёл полпредом на Северный Кавказ. Означает ли это «вместе» только совпадение в дате кадрового решения или же сыграло свою роль близкое сотрудничество между двумя политиками, на которое указывают наблюдатели, — неизвестно. Но по факту обоих передвинули без, что называется, «потери лица», а Меняйло — фактически с повышением. Но крымские и севастопольские политические расклады попадают в ведение бывшего генпрокурора и министра юстиции России Владимира Устинова.

В-третьих, новым губернатором Севастополя стал замминистра промышленности и торговли Российской Федерации Дмитрий Овсянников — человек с блестящей и многозначительной для понимающих биографией. Ставший заместителем министра в 38 лет, в Минпромторге он курировал региональную промышленную политику России. А до того этого человек из Удмуртии, среди четырёх высших образований которого значится также «управление реформируемыми предприятиями ОПК», работал с главой «Росатома» Сергеем Кириенко. Причём начал ещё в аппарате полпреда президента в Приволжском федеральном округе, сразу же после того как экс-премьер получил назначение на этот пост в 2000 году. Кириенко, отошедший от политических игр в составе «Союза правых сил», оказался прекрасным экономическим менеджером, выведшим руководимый им «Росатом» в мировые лидеры в области атомной энергии. И сначала в системе «Росатома», а затем вообще в оборонке стал расти и Овсянников: зам генерального директора ОАО «Чепецкий механический завод», директор по экономике и финансам ОАО «Пермский моторный завод», причём везде поднимает производство с колен и заключает крупные контракты.

В-четвёртых, у Сергея Меняйло тлел, а время от времени горячо пылал раздёргивающий город конфликт с тем самым Алексеем Чалым, который возглавлял Севастопольское заксобрание. В мае команда губернатора победила, вынудив Чалого подать в отставку, но с популярностью этого политика в городе ничего поделать не могла. И вот теперь многие ожидают возвращения Чалого во власть. Впрочем, далее могут начаться вопросы: военные в нынешней России почти всегда оказывались неудачливыми губернаторами — командовать аппаратом как полком или кораблём нельзя, а иначе мало кто из людей с крупными звёздами на витых погонах и умеет. А вот успешный управленец Овсянников может и не наделать таких ошибок, которые позволят Чалому вообще развернуть на их фоне свою харизму.

И, наконец, перевод бывшего командующего объединённой группировкой войск по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона РФ и теперь уже бывшего полпреда президента СКФО Сергея Меликова, уже было уволившегося из армии, на должность главнокомандующего войсками национальной гвардии Российской Федерации, делает новый рисунок политического калейдоскопа ещё более интригующим. Потому что сменивший его Олег Белавенцев политик далеко не типовой: Герой России, получивший награду «закрытым» указом президента в апреле 2014 года, бывший военный, бывший спасатель, бывший управляющий делами Сергея Шойгу в бытность того подмосковным губернатором.

Зеркальное повторение на обоих флангах
На опережение чего направлена подобная смена президентом калейдоскопа региональных элит? Ведь смена руководителя постигла ещё один «вынесенный» к линии соприкосновения с НАТО регион — Калининградскую область. Там губернатора Николая Цуканова заменили начальником местного УФСБ Николаем Зиничевым. А Цуканов стал полпредом в Северо-Западном федеральном округе, сменив Владимира Булавина, который, кадровый чекист из ФСО, в свою очередь, стал начальником Федеральной таможенной службы вместо Андрея Бельянинова. Очень похожие кадровые процессы на обоих флангах противостояния с НАТО, считают отдельные наблюдатели. Пусть сходство внешнее, но — сходство!

«Северный Кавказ, Калининград, Крым — приграничные российские территории, — указал в одном из недавних интервью видный российский политолог Сергей Марков. — А ещё — это направления, на которых в последнее время особенно остро ощущались провалы российской политики, бившие и по обороноспособности страны, и по престижу её властей. Принятые президентом кадрово-административные решения представляются как работа над ошибками, направленная на упреждение серьёзных последствий этих провалов. И неудивительно, что работать над ошибками назначили выходцев из силовых структур».

Несколько другое — хотя, в общем, совпадающее по вектору — мнение озвучил весьма информированный крымский политолог и политический обозреватель Юрий Першиков. «Вхождение Крымского полуострова в состав Южного федерального округа Российской Федерации обеспечивает новые преимущества как в сфере обеспечения безопасности, так и в экономическом развитии региона, — заявил он, пояснив: — Объединение Крыма с ЮФО выстраивает более эффективную экономическую систему распределения бюджетных средств. Ростовская область, Краснодарский край имеют развитую экономическую базу, масштабное сельское хозяйство, наработанные связи в российских регионах и зарубежье. Крым ещё не восстановил в полной мере свою экономику, и развитие региона тормозят санкции. Теперь же полуостров встраивается в экономическую систему масштабного федерального округа, а значит, получает возможность вопреки санкциям через контакты ЮФО выходить на зарубежные рынки».

Не умолчал Юрий Першиков и о военном значении вхождения полуострова в Южный федеральный округ: «В Крыму сегодня создана мощная самодостаточная группировка войск. При этом Крым в вопросах обороны всегда тесно взаимодействовал с Южным военным округом со штабом в Ростове-на-Дону. Теперь административное объединение полуострова с федеральным округом позволит более эффективно и надежно выстраивать всю систему безопасности России в Причерноморье».

Таким образом, новый рисунок калейдоскопа больше всего напоминает действительно сосредоточение перед чем-то важным. Буквально по знаменитой фразе канцлера Российской империи Александра Горчакова: «Россия не сердится, Россия сосредотачивается». Но ещё более это напоминает фразу президента Владимира Путина, которой он озаглавил статью со своими предвыборными тезисами весной 2012 года: «Россия сосредотачивается — вызовы, на которые мы должны ответить». «В долгосрочном смысле нынешние проблемы носят вовсе не конъюнктурный характер, — отметил тогда президент. — По большому счёту то, с чем сегодня сталкивается мир, — это серьезный системный кризис, тектонический процесс глобальной трансформации. Это зримое проявление перехода в новую культурную, экономическую, технологическую, геополитическую эпоху. Мир вступает в зону турбулентности. И, безусловно, этот период будет длительным и болезненным. Здесь не надо питать иллюзий».

Готовимся к мировой турбулентности?


тэги
читайте также