25 марта, понедельник

Президентский чай

18 апреля 2014 / 01:40
политолог

Будем откровенны, при наличии такого мощного информационного повода как Крым, никто не ожидал чего-либо принципиально нового.

Будем откровенны, при наличии такого мощного информационного повода как присоединение Крыма, никто не ожидал чего-либо принципиально нового и интересного от «Прямой линии» президента. Закон кибернетики: чем в более ригидном, жёстком состоянии находится система, тем проще предсказать направление её движения. Страна находится в состоянии лёгкой (кое-где и серьёзной) эйфории и не воспринимает более никакой другой темы. Если бы Владимир Владимирович вышел на сцену, развёл руками, сказал «Ну, вы сами всё понимаете» и ушёл пить чай — мы бы и вправду всё поняли и разошлись по своим делам нисколько не разочарованные.

Так и взлетевшие недавно рейтинги президента Путина в первую очередь отражают тот факт, который многие его противники осознали, что в ближайшее время даже они не найдут в себе силы сменить повестку дня, например, на проблемы оппозиционной прессы или будущее опустевшего Сочи. Обе темы, конечно, были подняты во время беседы, но быстро потонули в патриотическом угаре (оставшийся без ответа вопрос, отправленный по СМС и показанный бегущей строкой: «Когда уже Великая Россия укажет Америке её место?!») и бытовых проблемах.

Формат прямой линии Путина с населением страны интересен тем, что за четыре часа непрерывной беседы, просто по теории вероятности, каждый может найти в нём что-то своё, такова магия Путина. Задайте себе самый важный вопрос, обращённый к президенту, и ищите ответ между строк, может, вы окажетесь в одной из следующих категорий.

Пенсионеры и бюджетники услышали, что Путин, исполняя патриархальную часть роли национального лидера, пообещал разобраться, дать указания и принять меры. Заверил, что не бросит и всегда желает добра. Это напоминание немало значит для определённой категории зрителей. Тем более что именно этим двум категориям традиционно дают слить общественный пар, заявив Путину «вы обманываете». А он в ответ мягко, но твёрдо успокаивает в нас коллективного бюджетника, заявляя, что защитит от обманщиков.

Специалисты по контент-анализу, когда появится полная расшифровка текста, загрузят её в своё специализированное программное обеспечение, выстроят иерархию использованных слов, заметят частоту появления объектов консервативной группы: «наше», «вернуть», «защитить» и «русский» (при почти полном отсутствии «российский») — и сделают вывод о продолжении консервативного периода российского политического процесса. Это как у художников бывают «парижский период», «синий период» — чем хуже дискурс нашей политической элиты?

По выводам экспертов практикующие политики и ораторы смогут понять, кто нам сейчас друг, кто враг, кого винить и что обещать. В частности, столь любимая многими идея глобального русофобского заговора была президентом несколько раз отвергнута. Взамен предложено вспомнить об абсолютно реальном геополитическом балансе с НАТО. В центре внимания как положительный аспект у нас русская культура, особый русский путь. Экономика опять ушла куда-то на задний план.

Внесистемная («либеральная» по современной терминологии) оппозиция с облегчением услышала, что, хотя её опять никто не любит, но и добивать на волне успеха их не собираются.

Более многочисленная группа, радующаяся возвращению Крыма, но не испытывающая безусловной любви к Путину даже получила своё не идеальное, но хоть какое-то представительство в лице Хакамады, Ирины Прохоровой и главного редактора «Независимой газеты». И Путин заверил, что эти люди имеют полное право иметь любое иное мнение, если только будут оставаться в рамках приличий. Многих это устраивает, надо заметить.

Патриотов в этом диалоге представили множеством разных типажей. Умеренно довольные, обезумевшие от счастья, жаждущие продолжения, военные — всех президент поздравил с победой, для них старался. Наша национальная идентичность получила мощнейший стимул со времён распада СССР.

Нам сказали, что если где-то кто-то русский страдает, то есть шанс, что однажды за ним придут, спасут и пригреют.

Те, кого эти события не трогают, получили уверения, что бюджет не понесёт больших потерь, зарплаты не упадут, войны не будет — что ещё нужно?

Иными словами, всем как всегда досталось понемногу того, чего они хотели.

Разочарованы окажутся лишь те, кто ожидал каких-то острых вопросов и неожиданных ответов. Тут вышло почти без откровений, за одним исключением.

Вопрос: Мы присоединили базу черноморского флота. Что теперь с ним станет?

Ответ: Всё с ним будет хорошо, никуда не денется.

Вопрос: Мы теперь граждане России. Будем ли мы пользоваться правами граждан на пенсию и пр.

Ответ: Будете, вы же граждане, у вас такие же права, как у остальных.

Нельзя конечно судить людей за отсутствие остроты в интервью. Суть в этот раз была не в вопросах и ответах. Если посмотреть на всю картину в целом, на личности выступавших (очень мало публичных фигур), на тематику и эмоциональный уровень дискуссии, то вырисовывается главная задача этой «Линии»: демонстрация национального единства.

И, если оценивать чисто технически, это у организаторов вышло. Как ни относись к личности президента, в этот день, как выразилась Ирина Хакамада, он победитель.

И знаете, какой самый важный, никем не заданный вопрос сегодня получил ответ? Если Крым навсегда русский и в любом случае не примет антироссийскую власть — то какова заслуга Путина в неизбежном процессе размежевания Крыма с Украиной? Теперь-то мы узнали наверняка, кем были «вежливые люди» и кто послал их в Крым.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также