20 сентября, пятница

Подражая Pussy

29 октября 2016 / 00:28
публицист, историк

Публицист Михаил Захаров — о том, какой урок необходимо вынести протестным деятелям и сетевым троллям из уголовного дела блогера Соколовского.

Блогер из Свердловской области Руслан Соколовский, который ловил в Храме-на-Крови покемонов, отправится в СИЗО. Адвокат подробности заседания не разглашает, но сам факт замены домашнего ареста на заключение под стражу крайне показателен.

Мера пресечения должна избираться по следующим основаниям: если у суда и/или следствия есть достаточные основания полагать, что обвиняемый скроется от следствия, продолжит заниматься своей преступной деятельностью, может препятствовать осуществлению правосудия.

По каким причинам судья сочла, что Соколовский продолжит ловить покемонов и вывешивать ролики в Интернете, убежит от правосудия или как-то сорвёт процесс — загадка. Суду, конечно, виднее, но тут и домашний арест, на первый взгляд, является неоправданно жёсткой мерой пресечения. Есть же, например, подписка о невыезде. Под домашним арестом он уж точно ни выкладывать ролики, ни убежать не может.

Соколовский может надавить на суд? Будь он, скажем, сыном топа известной нефтяной компании — были бы основания для такого рассуждения. А так получается, что мера чисто карательного свойства.

Это рифмует дело ловца покемонов с иной церковно-пенитенциарной историей, то есть делом Pussy Riot. Там, правда, какие-никакие основания для содержания под стражей имелись, ибо девушки предварительно от силовиков усиленно скрывались.

В остальном дела фактурно тождественны почти во всём, за исключением инкриминируемых статей: церковь, ролики в Сети, оскорблённые православные граждане и силовики, заключение под стражу, суд. Соколовскому остался финальный аккорд в виде «двушечки».

Рифма даже в том, что в обоих случаях сетевая общественность, оскорблённая не поступком, а уже фактом ареста, начинала открыто издеваться над конкретным судом и правосудием вообще.

В этот раз досталось судье Оксане Хамицевич — за «неподобающую» внешность. Покемоном, например, обзывали — это ещё самое мягкое. То есть люди, извините за выражение, «с правильными лицами» в очередной раз заклеймили лицо «неправильное».

Это, разумеется, перебор. Нравится вам судья или нет вместе с её решениями, но лицо-то её при чём? Потешаться над мнимыми чужими физическими изъянами — это уровень детского сада, а когда этим забавляются видные общественники — это позор не для судьи, а для них самих. И для общества, у которого такие «общественники» и прочие ЛОМы пусть и только в сетевом пространстве.

Что до рифмы дела ловца покемонов и дела Pussy Riot, то странная выходит штука: вроде бы история должна повторяться первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса. А тут и первый, и второй раз в виде перформанса. Фарса, карнавала, гротеска — как угодно.

Блогеры троллят Церковь, нарушают границы сакрального, но главным образом троллят систему — силовиков, суды, государство. Говорят что-то вроде уже основательно подзабытого «Это Интернет, детка, тут могут и на…й послать». И очень удивляются, что «кисо обиделось».

Фокус в том, что система в широком смысле слова (и РПЦ как часть этой системы) и впрямь сетевой юмор и все эти перформансы не воспринимает. А оценивает их в соответствии со своей ценностной иерархией. Церковь полагает происходящее кощунством, силовики — нарушением целого ряда статей УК.

Всем подражателям Pussy Riot на будущее: стоило бы это понимать.

Источник


тэги
читайте также