2 октября, воскресенье

Памяти Роберта Клейна

21 июня 2022 / 22:53

Дорогая Федеричи, посмертные письма - ненавистная вещь в эпистолярном жанре, я знаю, но это деловое письмо - написанное, однако, с любовью.

Я очень сожалею, что создаю этот конфуз, но причин сойти с поезда у меня много и они насущные, главное было найти момент, когда это можно сделать минимально драматическим образом, и это сейчас. Я бы хотел оставить заботы и дела менее добрым и менее дружелюбным людям, но так не получится. Не стоит утруждать карабинеров поисками меня, к тому времени, когда вы будете читать эти инструкции (извините), все уже будет решено за несколько дней. Я отправился на холмы, чтобы не оставлять corpus delicti в прекрасном номере отеля «Abbondanza» и не беспокоить ни в чем не повинных хозяев гостиницы. Я прошу сеньора Меллера заняться оформлением моих дел при участии консьержа. Все бумаги, напечатанные или нет, нужно выбросить; возможно, останутся фотографии и библиографические карточки для изучения Таро, а также помеченные карты redigées utilisables, если Шастель захочет передать их какому-нибудь студенту, который может быть однажды займется этой темой. Я очень благодарен вам за то, что вы пишете. Но говорить об этом нехорошо. Ваш Клейн.

Это письмо Роберт Клейн отправил своим друзьям Ренцо и Грациэлле Федеричи незадолго до самоубийства на холмах Сеттиньяно 22 апреля 1967 года. Письмо представляет для нас интерес не как биографический документ, а потому, что оно полностью выражает мысли и характер этого блестящего ученого, который не только во многом революционизировал историю искусства Ренессанса, но и своим эссе «Spirito peregrino» пролил новый свет на поэзию Данте и поэтов любви, а в своем исследовании «L'eclisse dell'opera d'arte» пророчески описал судьбу так называемого современного искусства. Но мы хотим вспомнить его здесь не по этой причине. Скорее, мы имеем в виду его размышления об этике, изложенные в эссе, завершающих последний раздел посмертного сборника «La forma e l’intellegibile» (1970), и прежде всего в обширном, незаконченном и до сих пор не опубликованном «Essai sur la responsabilité».

Центральный тезис эссе заключается в том, что эго возникает благодаря принятию на себя ответственности, которую может выполнить только эго. То есть, ответственный субъект конституируется через действие, предпосылкой которого он является сам (или, как пишет Клейн, предполагается через то, что он объясняет). Следствием этой теоремы является то, что этика (и, в некотором смысле, сама философия, поскольку для Клейна сознание принимает форму принятия ответственности) невозможна. Симона Вейль однажды написала, что единственным адекватным решением проблемы является то, которое предполагает ее невозможность. Аналогичным образом Кляйн представляет этику как последовательную и неизбежную попытку жить в невозможности, иронически настаивать на том, чтобы каждый раз быть тем, чем он только может стать.

Неудивительно, что, как следует из тона и скрупулезного внимания к деталям письма, самоубийство, в той мере, в какой оно совпадает с вытеснением эго, могло показаться ему самым совершенным и решительным принятием ответственности. Очевидно, что это не имеет никакого отношения к причинам, побудившим его покончить с собой, а лишь подразумевает, что в его глазах поступок, который он собирался совершить, был чем-то вроде крайнего принятия на себя ответственности.

3 июня, quodlibet


тэги
читайте также