16 июля, четверг

Не стоит обольщаться

25 сентября 2015 / 10:03
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Уровень противоречивости сигналов со стороны США в последнее время возрос волнообразно. Через израильского премьера Биньямина Нетаньяху было продемонстрировано смирение с фактом силового включения России в сирийские дела. И даже конструктив — через попытку согласования возможного применения военных сил, дабы избежать случайных боевых столкновений.

В некотором смысле это можно даже охарактеризовать как тоненький, но намёк на союзничество: именно подобным образом союзники договариваются о порядке военных акций против общего врага. Каковым в данном случае является Исламское государство, оно же Халифат.

Конечно, скептик может сказать, что больше всё это похоже на брежневских ещё времён соглашение между СССР и США о предотвращении инцидентов в открытом море и в воздушном пространстве над ним, и в самом деле заметно снизившее накал негласной тихой войны подлодок двух мировых держав. Это тоже будет верно, но именно наличие фактора Халифата придаёт особую окраску договорённостям (и недоговорённостям) между военными Израиля и России.

При чём здесь США? А при том, что Биби Нетаньяху счёл необходимым отдельно подчеркнуть, что действует в согласовании и с фактического дозволения Вашингтона.

Впрочем, тут же и сам Вашингтон подал ещё более ясный сигнал положительной направленности, когда американский министр обороны Эштон Картер провёл переговоры со своим российским коллегой Сергеем Шойгу. При этом официальная информация Пентагона об этом содержала почти сенсационные для нынешнего времени слова: «Позиции США и России по большинству вопросов сирийского урегулирования совпадают, и США готовы возобновить контакты с Россией в оборонной сфере для разрешения острых международных проблем, в том числе и сирийской».

Одновременно, однако, госсекретарь США Джон Керри требует от России «разъяснений», «с какой целью она усиливает военное присутствие в Сирии». После довольно твёрдого ответа Москвы 20 сентября, что она не сдаст президента Сирии Башара Асада, Керри тон сбавил, и, по словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, сказал, что «они хотят с нами сотрудничать, и что у них такие возможности есть». И вообще — что «американцы гораздо более восприимчивы к тем аргументам, которые мы уже несколько лет используем в работе».

Но параллельно с этим происходит предельно провокационный, если не сказать наглый визит американского же генсека НАТО Йенса Столтенберга на Украину. Впервые в истории высший чиновник этой военной организации принял участие в заседании Совета национальной безопасности и обороны, в том числе в закрытой его части. После чего на пару с главой киевского режима Петром Порошенко озвучил традиционные мантры о «российской агрессии», «угрозе», о «близости» между НАТО и Украиной и тому подобное. Слово «наглый» в приложении к этому визиту вполне подходит: североатлантические генералы вполне сознают, что вступление Украины в НАТО не просто «красная черта» для Москвы, но — последняя «красная черта», пересечения которой не будет допущено любой ценою. Это как вступление Кубы в своё время в Организацию Варшавского договора. Надо ли напоминать, что США во время Карибского кризиса поставили мир на грань термоядерной войны по гораздо меньшему поводу?

Наконец, США делают уже не просто недружественный, но откровенно угрожающий жест, разместив, по не опровергнутым сообщениям немецкой прессы, атомные бомбы нового поколения на авиабазе бундесвера «Бюхель». Бундесвера, Карл! — как стало модно подчёркивать ныне в блогосфере особо выдающиеся обстоятельства или слова. Трудно придумать более омерзительный для национальной памяти россиян символ: немецкие самолёты с крестами на крыльях будут готовы снова понести бомбы в пределы России! Трудно придумать и символ более циничный: немцам фактически вложено в руки оружие против русских — в то время как хозяева этого оружия снова отсиживаются за океаном!

Оно, конечно, ясно, что с нынешним военным потенциалом России и океан не является преградой для симметричного ответа. Но мы говорим о символах. И здесь просто демонстрируется последовательность в их ряду: США создают то или иное орудие — демонстрации, цветные революции, наскоро сколоченные политические движения, «непримиримые» оппозиции, наконец, террористические отряды, — снабжают их саудовскими и заливными деньгами, вооружают, ввергают в хаос страны и целые регионы… А сами сидят за океанами и не несут никакой ответственности, не знают и не ощущают на собственной шкуре, каково это — в дотоле мирной стране оказаться среди ужасов гражданской войны, среди огня и крови!

Словно те киевские снайперы, которые во время майдана стреляли по людям с обеих сторон, чтобы с гарантией добиться развития событий по военному пути…

О чём же говорят все эти шараханья официального и не официального Вашингтона? О некоей хитрой игре на раскачивание ситуации, чтобы яснее выявить все контрвозможности оппонента? Ну, как, например, целый ряд прозвучавших из России заявлений по поводу дерзких телодвижений НАТО на Украине, в которых был обозначен целый спектр возможных ответных акций. То есть этакая информационно-пропагандистская «проверка боем»?

Очень сомнительно. Судя по спонтанным, что называется «слепым» тычкам руками по сторонам, обнаглевшие от безнаказанности «секретари» вашингтонского «обкома» впали в нечто похожее на состояние грогги. Как боксёр после удара, ввергающего его в нокдаун. И ударом этим явно стало открытое вмешательство России в сирийские дела. «Обком» впал в прострацию, словно увидел ревизора из центра, потребовавшего не кудрявые отчёты, а реальные документы. В которых — в обкоме-то точно знают — приписка на приписке.

В самом деле, негласно предложила Москва, если для нас общий враг — террористы из ИГ, то давайте ими и займёмся. Лично мы пришли сюда для этого, так что с вами мы — союзники. Или нет?

«Ну-у, да», — вынужден выдавить из себя Вашингтон. Только ведь ваш Асад убьёт нами вскормленную «умеренную» оппозицию. Так о чём разговор, удивляются российские советники в Дамаске, — пусть оппозиция включится в общую НАШУ борьбу против ИГ, а там, после ликвидации общей угрозы, сирийцы между собой разберутся. Мы не из личных причин поддерживаем Асада, подтверждает Москва, но мы твёрдо знаем, что без него всё рухнет и ИГ победит. Вон, в Афганистане вы тоже привели в своё время к власти коалицию «умеренных» моджахедов. Чем всё кончилось? Талибами, не так ли? И теперь уже вы теряете своих людей в борьбе с ними. Вы уверены, что справитесь с ситуацией на этот раз, если не справились ни в Афганистане, ни в Ираке, ни в Ливии?

А тут как раз и сирийская оппозиция сомнения России подтверждает, полным составом очередной, американцами обученной группировки перейдя на сторону ИГ. И отдав исламистам всё оружие.

Ещё один нокдаун, ещё одно состояние грогги…

На европейском направлении тоже всё как-то неловко получается. Москва не убоялась повышать ставки, как прежде бывало. На концентрацию боевых подразделений в Прибалтике отреагировала совместным с Белоруссией решением создать передовую авиабазу в Лиде. На манёвры натовцев на бригадном уровне — совместными с белорусами учениями с участием 10 тысяч бойцов. На размещение атомных бомб в Германии — посулами оснастить спецбоеприпасами «Искандеры» в Калининградской области.

Сочетаются симметричные и несимметричные ответы на любые угрожающие действия и даже позы НАТО и США. А тут ещё и затопление Европы беженцами, по всё растущему убеждению всё более широких масс европейцев, организованное снова из Вашингтона…

Так что объяснение шатающимся по геополитическому рингу движениям США в целом есть, и оно понятно. Вот только не следует, как это стало заметно по настроениям российской общественности, переоценивать эту утерю ориентации. Она — безусловно временная. «Боксёр» ещё силён, а нокдаун даже в благородном олимпийском боксе никак дополнительно не зачитывается. Что говорить о мировой боксёрской площадке, где нет ни судей, ни, по большому счёту, правил…

Рано поднимать руки в победном жесте. Полезнее набираться дыхания для следующего раунда…


тэги
читайте также