23 мая, четверг

Натовские страдания

22 января 2016 / 14:19
военный обозреватель ТАСС

Глава военного комитета НАТО, второй человек в альянсе генерал армии Петр Павел уронил скупую мужскую слезу. Выйдя к журналистам после заседания начальников Генеральных и главных штабов стран — членов Североатлантического союза, он пожаловался на то, что Москва не идет на контакт с Брюсселем.

Мол, мы и так, и эдак, со словами и без слов… Ну, а дальше вы помните слова этой незатейливой песенки из фильма «Белые росы». А если кто не помнит, напомню: «Наломал немало веток, наломал немало дров…».

Будете смеяться, но эти слова из песни-страдания, которую в фильме исполняет Николай Караченцев, наверное, как ничто другое очень подходит к нынешним отношениям НАТО к России, а потому и России к НАТО.

Вчитайтесь внимательно в то, что сказал генерал Павел: «Что касается коммуникации с Россией, все признают, что мы не можем избегать диалога на политическом и военном уровне, если мы хотим избежать стратегических просчетов или инцидентов подобных тому, который привел к крушению российского самолета, пересекшего турецкую границу. К сожалению, есть расхождения между заявлениями российской стороны в СМИ и практическим желанием вступить в контакт. С тех пор, как я занял свою позицию в июне, я сделал несколько попыток использовать канал военной коммуникации. До сих пор наблюдается недостаток желания с российской стороны вступать в контакт».

Маленькое пояснение. Свой высокий пост во властной натовской иерархии чешский генерал, первый представитель восточноевропейской страны в руководстве альянса занял в июне 2015 года, после окончания полномочий предшественника — датского генерала Кнуда Бартельса. До того, Петр Павел был начальником Генерального штаба Чехии, еще раньше много лет работал в натовских военных структурах и был избран на нынешнюю должность 20 сентября 2014 года на заседании Военного комитета НАТО в Вильнюсе.

То, что 1 апреля 2014 года Североатлантический альянс после крымского референдума о воссоединении с Россией объявил о приостановке сотрудничества с нашей страной, не было для него сюрпризом или нелепой первоапрельской шуткой. Знает он и об отказе в допуске на территорию брюссельской штаб-квартиры НАТО почти всех сотрудников российского военного представительства. И демонстративно удивляться после этого, почему наши офицеры и дипломаты не хотят вступать в контакты с чиновниками альянса, на мой взгляд, наивно и, мягко говоря, лицемерно. Тем более после того, как атлантисты дружно, как по команде, приняли сторону Турции в ее мало того, что безнравственном, но даже преступном поступке — уничтожении нашего штурмовика Су-24, наносившего удары по террористам запрещенного в России Исламского государства, и последовавшем за этим расстреле летчика, спускавшегося на парашюте.

О чем, спрашивается, говорить с НАТО? О совместной операции в Сирии против террористов ИГИЛ? Но США, Великобритания, а затем и Франция, как и остальные члены, так называемой коалиции из шести десятков стран, которых никто не видел и не знает, не хотят сотрудничать с Россией в борьбе с боевиками Исламского государства. Причина простая — российская военная группировка сражается с исламскими радикалами, защищая территориальную целостность Сирии и ее законную власть во главе с Башаром Асадом от вторгшихся на ее землю головорезов всех мастей. А коалиция, возглавляемая Вашингтоном, имитирует эту борьбу, использует игиловцев, как и своих союзников — Турцию, Саудовскую Аравию, Катар и Кувейт, для свержения Башара Асада. Если США и Россия не могут договориться на уровне глав дипломатических ведомств, кто может представлять в Женеве добропорядочную оппозицию нынешней сирийской власти, а кто не может, так как запятнал себя убийствами мирного населения и публичными казнями несогласных, то что по этой теме обсуждать с НАТО, которое работает под дирижерской палочкой или кнутом, как кому больше нравится, из столицы Соединенных Штатов?!

Какую тему может предложить Брюссель для разговора с Москвой в формально еще существующем совете Россия-НАТО? Обсудить ситуацию на Украине? Так ни Париж, ни Берлин — после Вашингтона ведущие персоны в альянсе никак не могут заставить Порошенко и его правительство честно и без оговорок выполнить хотя бы один пункт Минских соглашений — к примеру, прекратить обстрелы Донецка и его окрестностей. Про другие пункты Минска-2 и вспоминать даже не хочется. Про конституционную реформу, амнистию, обмен пленными «всех на всех»…

А разве можно говорить с НАТО о размещении американских баз в восточноевропейских странах — в Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Болгарии и Румынии? В том числе и о создании позиционного района ПРО США в румынском местечке Девиселу с системой Aegis и противоракетами MS-3, с пусковой установкой Mk-41, с которой можно проводить пуски не только противоракет, но и крылатых ракет большой дальности «Томагавк», запрещенных к размещению на европейской земле Договором РСМД. Ответ Брюсселя на этот вопрос давно известен: это не альянс размещает такие объекты, а Вашингтон, обращайтесь к нему. Спрашивается: зачем тогда нужно само НАТО, если оно не отвечает за действия одного из своих членов, даже самого главного и самого сильного?!

Как можно обсуждать с Брюсселем нарушение Основополагающего акта Россия-НАТО, важнейший пункт этого соглашения о «недопустимости размещения значительных контингентов войск на границах друг друга», если в альянсе до сих пор никак не могут договориться формулировка «значительные контингенты» — что означает? Роту, батальон, полк, бригаду? 250 американских танков и другой тяжелой бронированной техники на российских рубежах — это «значительные контингенты» или так, пустячок, игрушки для компьютерной забавы?

Натовские истребители на аэродроме в Зокняе под Шауляем и на аэродроме Эмери под Таллином, способные нести к цели атомные бомбы В61, в количестве 200 штук размещенные Соединенными Штатами в Италии, Германии, Бельгии, Нидерландах и Турции, это тоже, по мнению Брюсселя, всего-навсего «воздушная полиция», охраняющая небо над Балтикой. Хороша «полиция» с ядерной дубинкой в руках! Министр обороны России Сергей Шойгу сообщил на недавней коллегии военного ведомства, что только за один 2015 год количество самолетов в восточноевропейских странах НАТО увеличилось в 8 раз, а численность военного контингента в 13! Это, наверное, для того, чтобы склонить Москву к двустороннему и равноправному диалогу, о котором так печется генерал Петр Павел.

В Брюсселе обижаются, что в Военной доктрине России и в Стратегии национальной безопасности записано, что «Наращивание силового потенциала организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение альянса, приближение его военной инфраструктуры к российским границам создают угрозу национальной безопасности». А генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг клянется: «НАТО — не враг России». Ну, конечно, друг заклятый. Как иначе? Обложили страну со всех сторон своими системами ПРО, гоняют корабли с «Томагавками» и противоракетами в Черное море, ротируют экипажи танков на западных границах России, проводят масштабные учения, создают информационно-пропагандистские центры в Риге и Таллине… Все это, конечно же, не попытки удушения, это естественные любвеобильные дружеские объятия. И никак иначе. Верх западноевропейского фарисейства.

Йенс Столтенберг вообще мастер дипломатических кульбитов. Мало кто из прежних генеральных секретарей альянса может с ним посоперничать в искусстве делать хорошую мину при плохой игре. Вот и на последнем саммите блока он, например, оправдал действия турецких ВВС, сбивших российский Су-24. И тут же поприветствовал усилия Москвы по урегулированию сирийского конфликта. Отметил, что Россия сыграла важную роль в ходе переговоров по иранской ядерной программе и химическому оружию в Сирии.

«Россия — это страна, с которой мы должны сотрудничать, когда речь идет о поиске политических решений для этих конфликтов, — заявил Столтенберг в интервью изданию Tages Anzeiger. — Изоляция России никогда не являлась нашей целью». Конечно, это не он объявил об изоляции Москвы, а Барак Обама, но НАТО тут же приняло решение о разрыве всяческого сотрудничества с Россией. Только и всего. А так сам генсек вообще ни при чем. Послушаешь его и удивляешься этому изощренному лукавству. «НАТО не приостанавливало работу Совета Россия — НАТО. После начала кризиса на Украине мы решили прекратить практическое сотрудничество с Россией. Но оставили открытыми каналы для политических контактов». Кому нужны эти каналы, если сотрудничество прекращено?!

В ответ постпред России при НАТО Александр Грушко заметил, что Москва открыта для любых инициатив по восстановлению диалога России и НАТО, в том числе политического, но считает, что в ближайшее время возобновление работы совета Россия — НАТО преждевременно. Вопрос «почему?» задавать не стоит. После обострения отношений Востока и Запада Москва четко дала понять, что прежних отношений с Европой и США не будет. Режим максимального благоприятствования в экономике и военном сотрудничестве угроблен. И, видимо, надолго.

Да, успехи России в антитеррористической операции в Сирии показывают, что Вашингтон и Брюссель как-то очень неаккуратно погорячились, слишком поторопились разорвать сотрудничества с Москвой. Российская армия оказалась не «колоссом на глиняных ногах», как кто-то считал за океаном, да и ее оборонно-промышленный комплекс, несмотря на все трудности, не разорван в клочья. И как теперь, пытаясь сохранить свое высокомерие и гордость, отработать, что называется, взад? Вот и приходиться «и так, и эдак, со словами и без слов» петь страдания. Что Столтенбергу, что теперь второму человеку в альянсе — главе военного комитета НАТО генералу Петру Павелу.

Как там в песне Караченцева из кинофильма «Белые росы»? «У людей — сплошные свадьбы, у меня — сплошной развод». Тут, как говорится, за что боролись.

Мнение автора не всегда совпадает
с официальной позицией агентства ТАСС.


тэги
читайте также