28 сентября, среда

Нация телеканала «Дождь» и нация десятков миллионов противостоят в России сегодня друг другу

05 июля 2013 / 21:19
главный научный сотрудник Института экономики РАН, доктор философских наук

Третий срок Владимира Путина показал, что не может быть успешной страна без развитого национального самосознания.

Александр Сергеевич Ципко — главный научный сотрудник Института экономики РАН, доктор философских наук убежден, что возрождение национального самосознания — главная заслуга третьего срока Владимира Путина.

ТАСС-Аналитика: Александр Сергеевич, что для вас маркирует тот самый консервативный поворот, который мы наблюдаем последние полтора года?

А. Ципко: Третий срок Владимира Путина показал, что не может быть успешной страна без развитого национального самосознания. У Путина, что важно, нет этнического понимания этого феномена. Это вообще характерно для имперских городов типа Санкт-Петербурга, Одессы — там самосознание формировалось во многом как имперское, характерное философии Струве, Бердяева и Ильина. Оно близко либеральному консерватизму. Русскость там определяется как духовный выбор. Как связь с культурой, традициями и обычаями. Хотя, конечно, и этническая русскость важна. Да, для русскости важно и православие, ведь именно православие сыграло важнейшую роль при формировании русской государственности и при формировании великой русской культуры. И сегодня это все повторяет Владимир Путин.

Вообще, проблематика зарождения национального самосознания была поднята еще в 1909-1910 годах в дискуссиях между «веховцами» и «антивеховцами». Накануне читал Милюкова — его спор со Струве по поводу преемственности русской истории — и они рассматривали серьезную проблему, которую придется и нам решать: не может быть национального самосознания, если нет исторической памяти. 

ТАСС-Аналитика: Но, простите, 100 лет назад православие не смогло удержать страну от распада и гражданской войны.

А. Ципко: Это же серьезная проблема! Почему победили большевики? Ну понятно, они взяли эсэровскую программу, обещали черный передел — землю, мир, люди возвращались с фронта и верили. Конечно, громадную роль играл и социальный фактор — они обещали социальное равенство. Но еще они победили и потому, что — это прекрасно описал Деникин в «Очерках русской смуты» - у русских не было крепкого национального самосознания. У нас было классовое самосознание. В этом, конечно, не вина крестьянина — ведь, это именно Петр создал две нации — бары и крепостные.

ТАСС-Аналитика: А сейчас?

А. Ципко: Русское национальное самосознание, слабое тогда — сегодня еще слабее! Но это же не значит, что мы должны с этим мириться. Не будет национального самосознания — не будет никаких скреп. Советские мифические скрепы давно умерли, их уже не вернешь. Поэтому надо вернуть скрепы, связанные с русской культурой, православием, русскими традициями и русской стариной и русскими святынями. Если этого не сделать, если сохранить ситуацию, в которой существуют две нации — нация олигархов и их обслуги (телеканал «Дождь» - их идеал), а, с другой стороны — миллионы людей. Это два мира. На какой из них можно опираться? Только на тот, что связывает себя с Россией. Опираться, восстанавливая русский архетип и русскую культуру с русскими ценностями.

К сожалению, и здесь мы сталкиваемся с проблемами — у нас же Конституция уникальна — по ней все идеологии равны. Но как тогда быть? Сдаваться и ждать пока все разрушится? Ведь, не может нация существовать без скреп. До революции, хотя и существовало два народа, такими скрепами была православная церковь. И барин и крестьянин ходили в одну церковь, к одному батюшке. Ну и служба — баре служили, многие были офицерами. Также почти все они жили здесь, в России.

Сегодня же получается вообще особая ситуация, когда у нашей «второй нации» и деньги - там,  и дети — там, за границей. Конечно, если смотреть на нынешнюю ситуацию глазами временщика, то все нормально: выживаем, как-то удается. Но, если смотреть на нее в контексте русской истории, имея в виду, по крайней мере, последние 150 лет, сразу становится понятно, что нынешняя Россия — одно из самых слабых мест в нашей истории.

ТАСС-Аналитика: То есть, Путину приходится иметь дело с самыми слабыми группами?

А. Ципко: Не совсем. К примеру, далеко не все молодое поколение готово слушать Удальцова и Навального. Есть провинциальная молодежь. Я часто бывал в Екатеринбурге. Там уйма молодых, талантливых людей, искренне верящих в Россию. Там есть металлургический институт и в нем образа и иконы на стенах висят, и никого это не смущает.

ТАСС-Аналитика: Но ведь, таких по телеканалам не показывают.

А. Ципко: Да! Нет той России. Показывают же все время Россию попсы и олигархов. Они, конечно, тоже граждане нашей страны, но они ее судьбу не определяют...

ТАСС-Аналитика: Напоследок не могу не спросить: этот консервативный поворот в сторону интересов той нации, которая состоит из десятков миллионов, а не десятков тысяч, происходит сегодня, когда понятие «президент» во многом десакрализовано...

А. Ципко: Я еще в 2006 году, за два года до смены президента Путина на президента Медведева писал, что десакрализация будет естественным образом происходить после прихода к власти нового президента. И мы имеем дело не с десакрализацией Путина, а с падением влиятельности президентства как такового. Да, мы сохранили стабильность, но заплатили за это довольно большую цену. Но система тандема, где национальный лидер и президент находятся рядом — сама по себе предполагает механику десакрализации президентской власти. За все, мои дорогие, приходится расплачиваться.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика