22 февраля, пятница

Москва не сразу выбирала

28 апреля 2016 / 22:43
публицист, историк

Москва — город специфический. Недаром говорят, что «Москва не Россия». И даже считают, что большая часть россиян не любят, завидуют и даже ненавидят москвичей. По идее и выборы в Москве должны проходить как-то особенно, а люди вести себя в рамках предвыборной кампании как-то иначе, «по-московски».

На деле никакого особого снобизма не наблюдается — предвыборное поведение москвича является слабо отличимым от большинства населения страны. Разве только ходят на выборы жители столицы чуть менее активно, чем «в среднем по стране», но «средняя температура по больнице» никогда не являлась показателем.

Тогда, быть может, иначе обстоит дело с агитацией — пресыщенных жизнью москвичей сложно привлечь, чем «простых провинциалов? Тут тоже все обстоит далеко не так банально. На небольшой процент действительно «хозяев жизни» (из которых, правда, чуть ли не половина давно в Лондоне, Израиле или иных теплых местах нашей планеты) приходится масса людей, которые получают денег чуть больше «среднего» обывателя по России, но и только. Как там булгаковский Воланд их характеризовал? «Люди как люди. Любят деньги, но это всегда так было. Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…» С тех пор, надо сказать, мало что изменилось.

И все же — при взгляде изнутри — что для обычного московского обывателя выборная кампания? Во-первых, он ее не очень видит. Не то чтобы совсем незаметна она для него, но не больше чем в регионах центральной России. Бывают избирательные кампании и поярче, бывают и такие, когда тихо, как на кладбище и о выборах напоминают только редкие агитационные материалы в малопопулярных официальных СМИ.

Москва в этом плане представляет собой нечто среднее — здесь есть и агитация, и ажитация населения, но без перегибов. Случаются выплески протестных настроений — но до эксцессов типа украинского Евромайдана или египетской площади Тахрир с трагнического октября 1993 года, слава Богу, не доходило. Агитируют кандидаты и партии — ну и прекрасно. Большие биллборды — замечательно. Сразу видно, что жизнь не стоит на месте. Или все же стоит — ведь опять с билбордов на фоне хорошо известной аббревиатуры на нас смотрит «вечный» Владимир Вольфович Жириновский.

За четыре месяца до выборов обыватель вообще редко видит предвыборную кампанию. Он чаще замечает любимых киногероев, чем политиков. И более развлекается, чем задумывается. Но, разумеется, скоро политики его втянут в увлекательный сериал «кто победит на выборах» и тогда произойдет политизация обывателя. Он начнет больше внимания обращать на газеты, смотреть телевидение с прицелом «как сделать ответственный выбор». Вспомнит, что он политически активен. Это не значит, что москвич вспоминает о политике и своей ответственности только в период за месяц до выборов — разумеется, он помнил об этом и все предшествующее время. Просто не было поводов в это всерьез погружаться.

Заметна, впрочем, активность некоторых потенциальных кандидатов от «Единой России», которым предстоят праймериз в конце мая. В центре по квартирам ходят агитаторы многолетнего представителя округа в Госдуме Николая Гончара — настоящего политического старожила. Или, например, на юге города активность демонстрирует член Общественной палаты Любовь Духанина.

Еще активничают представители оппозиции — вернее, той ее части, что принято называть «несистемной». Однако, если вы не являетесь активным пользователем политического сегмента рунета (а большинство москвичей, как это ни удивительно для представителей оппозиции, к таковым не относятся), то их активность заметить будет непросто. Вроде бы у потенциального кандидата по тому же ЦАО Марии Бароновой вышла какая-то газета, но в «живом» виде ее (газету, а не Баронову) никто из знакомых жителей центра не видел.

Впрочем, и активности самих кандидатов от оппозиции в плане встреч с избирателями и иных массовых мероприятий пока незаметно. Интересно, на что они рассчитывают, если даже до в значительной степени политизированного избирателя они не собираются достучаться? Неужели опять на послевыборные митинги? На этом пути у них будет много ограничений, насколько можно судить. Поскольку выборы должны пройти без каких- бы то ни было серьезных нарушений, на борьбу с «фальсификациями» массы вывести будет сложно, а иных аргументов у них для обывателя не находится.

Наконец, имеется еще и думская оппозиция и прочие малые партии лево-патриотического спектра. Их активность в столице, мягко говоря, на уровне статпогрешности. То есть они-то исправно пишут пресс-релизы, но до избирателя должны доходить не пресс-релизы, а сами кандидаты или их представители. А их нет.

Но в общем — обычная кампания за четыре с хвостиком месяца до голосования. Может еще и проснутся кандидаты и разбудят граждан. И пойдет обычный московский избирательный процесс. Который славен тем, что к нему приковано внимание федеральных СМИ — и это, пожалуй, основное, чем выборы в Москве отличаются от выборов в остальных регионах России. Пикет условной «Партии роста» в Москве может стать инфорамционным поводом даже для «Первого канала». А в Смоленске или Пскове — да хоть два десятка демонстраций проведи, федеральный телевизор и словом не обмолвится.


тэги
читайте также