20 сентября, пятница

Микрофизика ЕДГ-19

09 декабря 2019 / 12:46
помощник депутата Госдумы

Любая прогностическая деятельность в сфере политики в современной России находится в плену чрезмерно широкого подхода. Иными словами, рассуждая о выборах, эксперты дают масштабные оценки всего процесса в целом, вне зависимости от региональной специфики и прочих вариативных факторов.

Единый день голосования-2019 не стал в этом отношении исключением. Пожалуй, все, на чем сходились акторы всего политологического спектра, – это слабость позиций «Единой России» и минимальное участие партии в избирательной кампании текущего политического сезона. Что касается результатов в целом, то алармистски настроенные ресурсы предрекали аж восемь вторых туров, трудности подготовки кампании Бабушкина в Астраханской области за столь сжатые сроки, поражение Лимаренко от дальневосточных элит и крайне слабая победа Беглова в Петербурге. Ближе к концу те же самые эксперты прогнозировали невнятную победу «самовыдвиженцев» в Москве на защищенном от либералов поле – и протесты, протесты, протесты…

Все эти выкладки основывались на том тезисе, что на лбу всех самовыдвиженцев, от врио губернаторов до муниципальных депутатов, слова «ЕДИНАЯ РОССИЯ» написаны большими буквами, и голосовать за них никто не будет. Охранительские политологи, в свою очередь, держали лицо, но обосновать причины победы провластных кандидатов внятно не могли.

В результате среди выборов высших должностных лиц регионов самый низкий, но тем не менее, триумфальный результат у Лимаренко- 56 процентов, и даже Беглов смог набрать 64 процента без особых проблем, хотя, вероятно, и благодаря неожиданному самоотводу коммуниста Бортко.

Зато в Москве поражение самовыдвиженцев ЕР было настолько мощным, что впервые со времён блока СПС и "Яблока" внепарламентские либералы провели в легислатуру субъекта Федерации целых четырёх кандидатов, а коммунисты существенно расширили свою фракцию в московском парламенте. Единороссы же не получили мандат даже на лидера московского отделения, Метельского, а действующий спикер МГД Шапошников прошёл с большим трудом.

Понятно, что навальнисты и прочая внесистемная оппозиция записывает московский успех на счёт своего Умного голосования, хотя эффективность поддержки Навальным коммунистов и яблочников, с которыми у него перманентный вялотекущий конфликт - очень сомнительна. Равно как сомнителен и успех донесения самой концепции УГ до целевой аудитории. Показательно, что накануне ЕДГ Сергей Кириенко говорил о результате в 27 мандатов в Москве как о приемлемом, что в целом соответствует слабости провластной кампании в столице и общему невысокому рейтингу ЕР в Москве.

Но речь всё же не о локальных провалах и победах, а общем ошибочном подходе к политической оценке существующей ситуации. Власть медленно, но последовательно осваивает для себя методы работы в интернете - налицо модификация образа губернатора-технократа в кандидата с человеческим лицом, точнее цифровым слепком, обладающим способностью решать локальные проблемы без промежуточного звена оппозиционных медиаинфлюенсеров. При этом любые оценки результатов выборов базировались на устаревших технологиях опросов, рейтингов и оценках традиционных методов ведения кампаний. С соответствующим результатом.

Безусловно, причины поражения условных московских самовыдвиженцев и победы самовыдвиженцев-губернаторов лежат не только в области интернет-активности. Но доля её становится весьма важна.

В итоге единственным регионом, в котором началась буза, стала Бурятия, причём спрогнозировать настолько сильный протест, уже, по сути, вышедший за рамки выборов мэра, не смог никто.

И если сообщество намерено оставить политические процессы под своим контролем, методология, как самих кампаний, так и их оценок, должна быть, безусловно, пересмотрена.


тэги
читайте также