7 июля, вторник

Кто и зачем хочет уничтожить G20

13 ноября 2014 / 15:15
писатель, журналист, телеведущий

Знаете, почему Россию не хотели пускать на встречу G20 в Брисбене? Нам очень выгодна повестка дня саммита.

Знаете, почему Россию не хотели пускать на встречу G20 в Брисбене? Нам очень выгодна повестка дня саммита. И логика саммита, и сами основополагающие принципы «двадцатки». Это очень хорошо понимают на Западе, и раз уж «исключить» Россию не удалось, нужно ждать попыток изменить повестку, логику, а, следовательно, и суть форума. И здесь кроется самая большая опасность — G20 в результате может быть просто уничтожена. А она пока является действенным и результативным инструментом мировой экономики. Пойдет ли Запад на демонтаж этого института? Узнаем уже очень скоро, буквально в ближайшие выходные.

Чем G20 отличается от «восьмерки», или, с недавнего времени, снова «семерки»? Последняя — это клуб, изначально больше политический, чем экономический и олицетворяющий интересы Запада в широком смысле этого понятия. Само членство в клубе с окончанием холодной войны означало вхождение в элиту вершителей судеб мира, ну или тех, кто сам себя таковыми назначил. По крайней мере, вершить они точно пробовали.

Тревожный колокол прозвучал в конце 90-х, когда азиатский финансовый кризис не смертельно, но больно ударил по экономикам ведущих стран.

Вдруг стало понятно, насколько наша Земля круглая и маленькая и как далеко зашла глобализация. И как мало инструментов влияния имеет «семерка/восьмерка» (по большому счету детище биполярной системы холодной войны) на процессы, происходящие в мировом масштабе. Тут-то и возникла «двадцатка» (поначалу были перепробованы разные формы, для краткости остановимся сразу на «двадцатке»), как мировой форум для согласования экономических политик стран, составляющих совокупно до 90 процентов мирового ВВП и 80 процентов мировой торговли — с целью раннего выявления и недопущения кризисных явлений.

G20 была в полной мере задействована и хорошо показала себя в преодолении кризиса 2008 года. К этому времени были выработаны и согласованы общие принципы ее работы, из них базовые — это чисто экономический форум и решения здесь принимаются только на консенсусной основе, с согласия всех. Повестка дня готовится заранее, поэтапно, на встречах глав финансовых ведомств и глав центробанков государств-участников с учетом текущей мировой экономической конъюнктуры.

Еще раз отметим эти основополагающие принципы: чистая (глобальная) экономика; под 90 процентов мирового ВВП в участниках; только консенсусные решения, а, следовательно, взаимовыгодные предложения, что, кроме прочего, обеспечивает гарантии их выполнения. И важен тут каждый пункт, убрать одно — развалится общее.

Почему инициатива Тони Эббота не приглашать Россию на встречу вызвала столько критики, в том числе и в англоязычных СМИ? Потому, что доля представленных экономик резко сокращается и общая легитимность консенсусного решения для каждого из участников снижается — один из крупнейших игроков выводится за скобки. А вдруг он чего выкинет? Сразу вместо возможности консолидированных действий по ранее согласованному плану возникает атмосфера паранойи — «подожду-ка я, погляжу-ка я за развитием ситуации». А кто в этой ситуации играет первые роли? США и ЕС с одной стороны, Россия с другой. Вот они и будут действовать, пока остальные будут приглядываться, вот и кончится «двадцатка», вот и вернемся мы к старой-доброй «семерке» времен холодной войны по одну сторону баррикад.

Не приглашать Россию плохо. Но вот ведь какая проблема — приглашать нас на саммит тоже не в западных интересах!

Чтобы понять, в чем здесь дело, давайте взглянем на повестку дня встречи в Брисбене.

Общая вводная G20/2014 такова: экономика Европы в стагнации, замедление темпов экономического развития наблюдается и в других регионах мира, в том числе и Китае. Эта ситуация чревата долгосрочными экономическими последствиями, вплоть до самых драматичных, и должна быть исправлена.

Над основными целями и методами корректировки длительное время, в ходе целого ряда встреч и конференций работали делегации стран-участниц саммита. И вот их главный вывод: необходимо совместными усилиями обеспечить двухпроцентный рост мировой экономики в пятилетней перспективе.

Была выработана своеобразная «дорожная карта» по достижению этой цели. Ее основные пункты — инфраструктурные вложения, содействующие оживлению мировой торговли и обеспечивающие движение финансов; максимальное снятие ограничений и протекционистских мер в мировой торговле, усиление борьбы с уходом от налогообложения, в том числе в другую юрисдикцию, борьба с банковской тайной, введение специальных мер финансового регулирования, изменение принципов работы и управления МВФ — и так далее, вплоть до повышения прозрачности на энергетических рынках, в первую очередь газовых, и отмене, — далее цитирую близко к тексту, — неэффективных субсидий на добычу ископаемого топлива.

Последний пункт это и вовсе крайне прозрачный намек на американскую политику в области разработки сланцевых углеводородов. А реформа МВФ, основанная на принципах коллективного контроля и равного доступа к ресурсам фонда?

Но и без того понятно, что разработанная ранее повестка дня саммита входит в критическое противоречие со сложившейся в последнее время геополитической реальностью. Уже не какие-то отдельные протекционистские меры мешают свободной торговле. А вполне конкретные политически мотивированные санкции США, Евросоюза и еще ряда стран, введенные против России.

Я напомню, что ранее Дмитрий Медведев открыто заявлял, что наши западные «партнеры», фактически, ведут демонтаж мировой финансовой и торговой систем.

Об этом премьер-министр говорил еще в сентябре. И тогда же предостерег: после санкций G20 просто не сможет работать в прежнем ключе.

Зато становится предельно ясен смысл не так давно прозвучавшего комментария пресс-секретаря президента Владимира Путина Дмитрия Пескова: Россия не намерена менять повестку дня саммита в Брисбене. Зачем нам ее менять, если, во-первых, из нее явно следует, что санкции контрпродуктивны, и не только для России, ЕС или США, а для планов развития мировой экономики. И, во-вторых, что санкции надо снимать. Вот прямо сейчас, сразу после саммита. Иначе никакого движения стран G20 по запланированному курсу на двухпроцентный рост мировой экономики просто не будет.

Прогнозы, конечно, дело неблагодарное, но я позволю себе предположить варианты развития событий в Брисбене. Наши западные «партнеры» недаром в последние дни прощупывали мировое сообщество новостями о возможном введении против России новых санкций. Как минимум это сигнал — прежние санкции отменены не будут. Так что шансы на самый благоприятный для нас сценарий — все согласились, что политика односторонних ограничений себя не оправдала и изжила — невелики.

Соответственно, сохраняя выработанную ранее повестку дня наши «партнеры» могут сделать вид, что санкции на самом деле ничему не мешают. Что их как бы нет — в сфере обсуждения G20, по крайней мере. Может быть предпринята попытка пройти в ходе брисбенских заседаний все пункты повестки, имея за спиной такую мощную фигуру умолчания. Не знаю, может быть общий политес даже поможет что-нибудь на таком саммите согласовать. Но совершенно ясно, что это будет лишь имитация нормальной работы G20, и принятые на таком «имитационном» саммитерешения выполняться не будут.

И наконец, есть третий вариант — сломать заранее подготовленную (и согласованную на уровне делегаций) повестку дня. Поползновения в этом направлении также вполне прослеживаются — то тема Украины будет центральной на саммите, заявляет один мировой политик. То вдруг — вообще не запланирована к обсуждению, заявляет другой. Третий снова вспоминает, что не обсудить украинский конфликт будет невозможно…

Беда лишь в том, что сформировать новую полноценную повестку дня будет уже не получится, не хватит времени.

Саммит «двадцатки» в таком случае превратиться в обычный, хоть и большой и представительный политический форум с расплывчатыми целями и ни к чему не обязывающими обсуждениями.

В любом случае два последних сценария означают похороны G20 в том виде, в котором мы ее знали.

Шансы на проведение действительно результативного саммита, к сожалению, невелики. Три тенденции как лебедь, рак и щука тянут встречу в разных направлениях. Но они все-таки остаются — посмотрим, насколько наши западные партнеры готовы к компромиссам ради спасения мировой экономики.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также