5 июля, воскресенье

Как предотвратить кризис цифровой экономики России. Часть 1

21 февраля 2020 / 16:36
экономический аналитик

В декабре 2019 года в России прогремел скандал с IT-компанией Nginx.

Явно ангажированные силовики без законных оснований осуществили следственные мероприятия, проведя обыски и изъяв документацию, в отношении сделки по продаже Nginx в марте 2019 года инвестору из США – компании F5 Networks. Возмущение представителей IT-индустрии, делового мира и СМИ, а затем и властей такой вопиющей несправедливостью было настолько мощным, что все претензии по продаже Nginx были моментально сняты. Собственно, к сегодняшнему дню скандал вокруг продажи Nginx сошёл на нет.

Конечно, в ситуации вокруг силового вторжения российское общество возмутило многое. Это и неэтичность поведения компании "Рамблер", инициировавшей «наезд». Это и уже утомляющая всё общество беспардонность силовых структур, которые с недавних времён вмешиваются практически во все сферы жизни страны.

Но, как оказалось, успокаиваться было рано. Ведь это ещё не всё. Внимательное изучение деталей и обстоятельств, ускользнувших от всеобщего внимания, заставляет экспертов и общественное мнение вновь вернуться к теме продажи Nginx.

Как экономический аналитик, я считаю, что тема продажи компании Nginx не должна быть закрыта. Напротив, продажа Nginx должна снова стать предметом самого широкого обсуждения обществом и деловым миром России. Причём, это должно стать предметом разбирательств на самом высоком, уже даже правительственном, уровне.

Однако сразу уточню, на этот раз речь пойдёт вовсе не о незащищённости бизнеса в России перед нелигитимными действиями коррумпированных силовиков. Строго говоря, ничего страшного для компании не произошло: ведь к этому моменту она уже была продана в США. Уже не о чем было беспокоиться, собственно, сами обыски были уже совершенно бесполезны.

Но существует иная, более серьёзная проблема: невозможно не видеть уже сложившуюся тревожную ситуацию – все успешные российские IT-компании, как правило, рано или поздно продаются иностранным инвесторам, преимущественно из США. Уже стало привычным явлением, что из России постоянно уезжают на Запад специалисты в компьютерной сфере и высоких технологиях, переходящие на работу в американские компании. Но, оказывается, Россия также высокими темпами теряет свой успешный и перспективный IT-бизнес, который также мигрирует на Запад. Так, за последние годы были проданы в США или перевели туда свою деятельность такие успешные российские IT-компании, как, например, Acronis, Telegram, Luxoft, Parallels. А в декабре 2019 года стало известно ещё о новом факте продажи в сфере цифровой экономики России: на этот раз, частично российская компания Veaam Software была продана, как обычно, американскому инвестиционному фонду Insight Venture Partners. Стоимость сделки составила 5 млрд долл. США.

По данным «Коммерсант-Ъ», объём продаж активов российских IT-компаний в 2019 году составил 6,74 млрд. долларов США, увеличившись за 2019 год на 84%. Преимущественно, покупателями стали зарубежные инвесторы. Сделки происходили, в основном, в иностранной юрисдикции.

При этом надо понимать то удручающее обстоятельство, что до настоящего времени в России практически не существует крупных цифровых компаний (IT и hi-tech), сопоставимых по значению и влиянию, а также размерам капитализации, глобальным рынкам сбыта своей продукции и перспективам реализуемых проектов с теми, что доминируют в мире и находятся в США, Китае, Европе: Apple, Microsoft, Facebook, Amazon, Huawei, AliBaba и многие другие.

Тем более, как только цифровая компания в России достигает значительного размера, то она сразу же покупается иностранцами и уходит из России. Но в условиях стабильной миграции успешных цифровых компаний из России подобные высокотехнологичные компании у нас никогда и не появятся!

Напомним, что индексы NASDAQ и Dow Jones в США и ВВП во многих западных странах формируются за счёт IT-бизнеса. В Китае цифровая экономика создает уже 30% ВВП. Так что речь идёт о весьма масштабной экономической деятельности.

Логично возникает вопрос: а не потеряла ли уже Россия контроль над перспективным сектором цифровой экономики и деятельностью компаний по созданию цифровой продукции? Ведь следом нарастает гораздо более весомая угроза – это неизбежный в таких условиях дальнейший экономический проигрыш России в глобальной конкурентной борьбе в сфере цифровой экономики и высоких технологий.

И это вызывает тревогу не столько потому, что тогда нам нечем будет гордиться, а потому, что по этой причине Россия так и не научится обеспечивать себя собственными современными высокими технологиями, тем более в достаточном количестве. Кроме того, Россия также не сможет получить доступ к зарубежным высоким технологиям, а без высоких технологий невозможно будет создать в России современное высокотехнологичное производство, что окончательно остановит и сделает невозможным в целом успешное экономическое развитие нашей страны. Мы рискуем окончательно превратиться в страну третьего мира.

И уже излишне объяснять, что в условиях постоянной миграции успешных российских цифровых компаний и их цифровых проектов национальный проект «Цифровая экономика» не имеет шансов быть выполненным.

Отметим, что о сделке по продаже российской IT-компании Nginx американской IT-компании F5 Networks стало известно ещё в марте 2019 года. Но до сих пор никто из руководителей профильных государственных структур не удосужился проанализировать или хотя бы просто прокомментировать утрату Россией столь перспективной компании, хотя это - явная потеря для нашей страны.

Тогда давайте уже мы сами проанализируем проблему и попытаемся найти ответ на столь важный вопрос: почему успешные IT-компании хронически уходят из России? Случайно ли это происходит? И не последуют так же и другие успешные компании из России на Запад? И какие экономические потери при этом несёт Россия? И что же препятствует тому, чтобы успешные цифровые компании оставались в России?

Начнём с того, что любому не только экономическому аналитику, но и просто грамотному человеку понятно, что каждой производственной системе и отрасли, предприятиям и компаниям, занятых выпуском продукции и предоставлением услуг, для их успешной деятельности жизненно требуется инфраструктура их деятельности, в частности, развитая финансово-банковская система. Такая национальная система каждой страны создаёт в интересах своих клиентов эффективные экономические и финансовые механизмы, инфраструктуру обслуживания и предоставляет различные услуги и сервис финансового характера.

Один из обзоров деловой активности компаний NASDAQ содержит следующее исчерпывающее объяснение привлекательности США для лидеров цифровой экономики: «Technology and innovative companies thrive in the United States where they find the perfect market and environment to grow (Высокотехнологичные и инновационные компании процветают в США, где они находят идеальные рынки и среду для своего роста)».

Собственно, вот кратко и всё, что объясняет причины миграции российских цифровых компаний, стремящихся к успеху, в США. США привлекают российские цифровые компании комфортными условиями для их деятельности.

В настоящее время в США, Китае и Европе созданы и поддерживаются все условия для успешной деятельности и развития цифровых компаний. Но вот в России таких условий не только нет, но никто их даже и не пытается создать!

Например, в США, Китае и Европе осуществляется масштабная поддержка цифровых компаний как на уровне стартапов (как бывшая российская Nginx), так и крупнейших компаний. Так, миллиардер Питер Тиль, бывший коллега Илона Маска, финансирует создание новых стартапов, приглашая студентов ведущих учебных заведений США прервать на время свою учёбу и попытаться выдвинуть и разработать новые идеи. При этом Тиль оплачивает все расходы участников стартапов и не предъявляет им никаких претензий в случае неудачи.

В США владельцы готовых стартапов имеют разнообразные возможности получить большие доходы. Они могут сразу "выйти в кэш", продав свои стартапы инвесторам. Либо со своими стартапами они могут выйти на IPO, пройдя необходимые процедуры оценки и презентации (due diligence, road show и т.п.) чтобы затем сделать их публичными (акционерными) компаниями (то есть, когда их акции начинаются продаваться на фондовых биржах). Тогда владельцы публичных IT-компаний будут зарабатывать не только на продажах своей продукции, но и на росте стоимости своих акций. Это более выгодно, потому что курс акций цифровых компаний много лет стабильно растёт, давая владельцам ежегодное увеличение их прибыли. Так, в 2019 году в США состоялись IPO крупных стартапов Uber и Lyft, ставших публичными (акционерными) компаниями.

Джефф Безос, основатель и владелец Amazon, и Билл Гейтс, основатель и владелец Microsoft, являются самыми богатыми людьми в мире, имея состояния более 120 млрд. долларов США каждый. Но основным источником роста их колоссальных состояний является не их, допустим, высокая зарплата, а стоимость принадлежащих им пакетов акций своих компаний.

Акции цифровых компаний покупаются самым широким кругом частных инвесторов США, в числе которых входят инвестиционные фонды и компании, а также частные лица. Само правительство США не выступает в качестве инвестора, но при этом разнообразными методами мудро и дальновидно стимулирует инвестиционный (фондовый) рынок США. Так, в 2009-2015 годы правительство США осуществило программу «количественного смягчения» (quantitive easing) по выкупу у инвесторов США неликвидных (т.н. токсичных) ценных бумаг и обязательств. Это было сделано для появления у американских инвесторов большого количества свободных денежных средств, ранее неудачно вложенных в акции «прогоревших» затем компаний (ну, бывает!). Средства, полученные таким образом от правительства США, затем были преимущественно направлены на инвестиции в сфере бурно развивавшегося сектора IT и hi-tech. Не случайно, что самыми крупными компаниями США сегодня являются именно цифровые компании - Apple, Microsoft, Facebook, Amazon. Несколько лет назад теперь уже страны ЕС также начали осуществлять политику «количественного смягчения» для стимулирования быстрого роста высокотехнологичного сектора экономики своих стран.

К услугам стартапов, желающих стать публичными акционерными компаниями и начать продавать свои акции все желающим, в США существует широкая сеть инвесторов. Сотни компаний (а это – тысячи и тысячи консультантов, аналитиков, оценщиков, сотрудников фондовых бирж, рейтинговых компаний, венчурных фондов) оказывают стартапам качественные услуги по оценке стоимости бизнеса, стоимости размещения акций на IPO, прогнозу перспектив размещения, времени выхода на фондовые биржи и т.д.

Условия размещения акций и продажи стартапов в США постоянно улучшаются. Так, несколько лет назад для ускорения продаж стартапов было разрешено продавать их напрямую инвестиционным фондам и частным лицам. Как сообщила в декабре 2019 г. Wall Street Journal, для упрощения и ускорения продажи акций возникла дополнительная схема вывода акций на фондовую биржу, названная «прямой листинг» (direct listing).

В Китае для ускорения развития своих цифровых компаний правительство страны оказывает им массированную поддержку через государственные венчурные фонды.

Несложно увидеть, что продажа российской на тот момент компании Nginx происходила по наименее выгодной схеме – продаже целиком одному инвестору. Это явно происходило в обстановке некоей паники. Ведь хотя продажа самостоятельного бизнеса и принесла владельцу Nginx И. Сысоеву баснословную сумму в 670 млн долл. США, тем не менее, очевидно то, что это был не самый выгодный вариант.

Если применить западную терминологию, то И. Сысоев продал не готовую компанию, а стартап (т.е. компанию в форме ЗАО, не завершившую своё полное юридическое оформление до публичной акционерной компании). То есть, владелец компании Nginx не использовал возможность успешно развиваться как самостоятельной компании, что лишило его весьма больших доходов от дальнейшей деятельности. Поэтому можно утверждать, что сделка по продаже Nginx привела к очевидным экономическим потерям как для самого владельца Сысоева, так и для экономики России. Рассмотрим это подробнее.

Потерянными для владельца оказались потенциально высокие инвестиционные доходы от самостоятельной деятельности Nginx. Если бы ЗАО Nginx вышла на IPO и стала публичной компанией, а её акции стали доступны для широкого круга инвесторов, то Nginx получила бы огромные источники доходов. Ведь очевидно, что оценка стоимости продажи ЗАО Nginx как стартапа в размере 670 млн. долларов США в несколько раз меньше, чем была бы стоимость публичной компании Nginx. В марте 2019 года (дата продажи Nginx) в мире продолжал существовать ажиотажный, даже спекулятивный спрос на стартапы. Даже убыточные стартапы раскупались тогда инвесторами, как горячие пирожки. Как публичная компания, Nginx стоила бы по итогам IPO не менее 2-3 млрд. долларов США. Это в несколько раз больше тех 670 млн долл. США, по которой Nginx была продана американской компании F5 Networks. В аналитических обзорах можно найти пример того, как акции белорусской Epam Systems за год присутствия на бирже подорожали вдвое и вывели её в число миллиардных компаний.

Можно перечислить, что потеряла теперь уже экономика России от продажи Nginx американской компании. Во-первых, российский IT-бизнес ушёл из нашей страны в США и теперь будет развивать и укреплять американскую экономику. Это особенно горько осознавать с учётом того, что мировой рынок цифровой продукции постоянно растёт и развивается как количественно, так и качественно. В случае с Nginx для России оказалось утраченным перспективное направление деятельности в сфере IT (создание веб-серверов с открытым исходным кодом). И это одна из причин того, что Россия всё сильнее и сильнее отстаёт от мировых лидеров.

Во-вторых, утрачена и ещё больше отдалилась возможность того, что в России впервые в истории нашей цифровой экономики возникла бы IT-компания-«единорог». Так называются стартапы, стоимость которых составляет (до их выхода на IPO) не менее 1 млрд долл. США. Согласно отчёту китайской исследовательской компании Hurun, к настоящему времени в США существует 206 «единорогов», в Китае203, в Индии - 21, в Великобритании – 13, в Германии – 7, в России - 0.

То есть, России до сих пор не удалось создать ни одной компании-«единорога», что красноречиво говорит в целом о мизерности объёмов деятельности и слаборазвитости (по сравнению с передовыми странами) российской цифровой экономики.

В-третьих, бюджет России потерял весьма крупную сумму налогов от дальнейшей профессиональной деятельности Nginx в юрисдикции России, а также от биржевых и внебиржевых операций, связанных с продажей акций Nginx.

В-четвёртых, российский фондовый рынок лишился дополнительных стимулов своего развития, возможности привлечения новых отечественных и зарубежных инвесторов, роста своего делового авторитета.

В-пятых, не произошёл рост различных российских деловых индексов, а также рейтингов.

В-шестых, не произошёл рост инвестиционной привлекательности России, улучшение её инвестиционного климата.

В-шестых, цифровая экономика России не получила новые стимулы своего развития и т.д.

В целом, речь идёт о недополученных доходах российской экономики, оцениваемых в сотни миллионов, даже, возможно, миллиардов долларов США.

В следующей статье будут раскрыты и проанализированы причины провальной политики в отношении российских цифровой экономики и цифровых компаний.


тэги
читайте также