22 октября, четверг

И при пропагандистской атаке не стоит поднимать руки вверх…

20 ноября 2015 / 16:28
политический обозреватель «Царьград ТВ»

На днях в Москве состоялась встреча посла Латвии в России Астры Курме и научного руководителя Института всеобщей истории РАН академика Александра Чубарьяна, во время которой состоялась передача ряда архивных документов по истории советско-латвийский отношений 1920–30-х годов.

Сразу же вокруг этого факта поднялась волна различных слухов — и документы якобы секретные, и количество их огромное, под 2,5 тысячи листов, и получила их Латвия обманным путём, пообещав за это возобновление работы совместной российско-латвийской комиссии историков.

Поддались на эту информационную атаку даже вполне уважаемые люди, скажем, директор фонда «Историческая память» Александр Дюков. В целом исходя из вполне верной констатации, «российские историки предлагают вести диалог по проблемным страницам прошлого, латвийские историки в ответ заявляют, что никакого диалога не нужно, причем делают это как можно более громко и оскорбительно», он всё же приходит к излишне агрессивному выводу (кстати, не в первый раз): «Новое достижение г-на Чубарьяна: латыши в него в очередной раз смачно плюнули, а он им за это отдал документы из Архива внешней политики».

За это ли? Может быть, есть смысл спросить, что в этом правда, а что — ложь, самих участников событий?

Мнение латышей известно — примерно на нём, похоже, и основывается уважаемый Александр Дюков: «В посольстве Латвии в Москве сопредседатель Латвийско-российской комиссии историков с российской стороны академик Александр Чубарьян с опозданием примерно на год передаст послу Латвии в России Астре Курме 2,5 тысячи страниц копий архивных материалов. Чубарьян в российских СМИ убедительно утверждает, что этот жест стал возможен потому, что Латвия собирается возобновить приостановленную летом 2014 года из-за украинских событий работу двусторонней комиссии историков. Сопредседатель комиссии с латвийкой стороны профессор Антонийс Зунда категорически опровергает наличие таких планов».

Но интересно же узнать и точку зрения противоположной стороны. Хотя бы исходя из того, что эта сторона — российская, представлена весьма уважаемым учёным, академиком с мировым именем, одним из тех, кто участвует в формировании повестки дня отечественной власти в отношении истории и исторической науки.

А то как бы не получилось того позора, в который с готовностью нырнули «всепропальщики» в духе г-на Несмияна, когда начали кричать об очередной «зраде» российского руководства в отношении украинского долга в 3 миллиарда долларов. Дескать, Россия ломалась-ломалась, да и уступила Киеву, выразив готовность реструктуризировать кредит, да ещё и на более выгодных условиях, чем даже ожидало руководство хунты. Что происходило? «Патриоты-всепропальщики» несколько дней в трогательном унисоне с «белоленточниками» корчились в пароксизмах сарказма, антироссийского в своей конечной сути, — а потом выяснилось, что условия не выгодные, а в очередной раз гроссмейстерские. Да, реструктуризация, но — под гарантии Запада. Который ведь верит в украинскую состоятельность? Или нет? Или не даст гарантий? Значит, не верит? Тогда чего хочет от нас? И так далее — вполне в духе той самой гроссмейстерской игре нашего президента в многомерные геополитические шахматы, в которой ему, похоже, нет сегодня равных. А г-н Несмиян и прочие «всепропальщики» оказываются в результате в позиции солдат, которые при очередной непостижимой их разуму военной операции задирают руки вверх и перебегают на сторону врага.

Итак, хотя бы выслушаем нашего академика?

Вот что говорит он: «На последнем заседании комиссии историков, которое прошло два года назад в Москве, было принято решение о подготовке сборника документов, касающихся советско-латвийских отношений в 1920–1930-е годы. По обоюдному решению были созданы рабочие группы по три-четыре человека от Латвии и от России. Участники одной из них с латвийской стороны приехали в Москву, и работали в архивах России, в том числе и в архиве внешней политики».

Допущены были вполне официально, согласно всем правилам и регламентам, существующим во всех архивах. Документы не были секретными, как сейчас пишут на некоторых сайтах. «Ни одного секретного документа не было отобрано и не было передано, — утверждает Александр Чубарьян. — Да по существующим порядкам никакой архив никаких секретных документов никому не покажет без соответствующей санкции. А её, естественно, никто не давал. Документы носили вполне открытый характер».

Кроме того, в публикациях использовались заведомо ложные утверждения, говорит он. Например, «фигурирует фантастическая цифра в 2 500 листов. А между тем, было отобрано и, соответственно, передано всего 44 документа — всего около 200 страниц!»

Есть второй момент, который совершенно не соответствует действительности, добавляет Чубарьян. «В одной из публикаций было сказано, что документы передавались латвийской стороне на территории посольства Латвийской республики. Это не так: передача произошла в Институте всеобщей истории РАН в присутствии членов Комиссии с российской стороны».

Да, но обман! Разве сопредседатель Комиссии с латвийской стороны Антонийс Зунда действительно не обманул российского коллегу? Пообещал возобновление сотрудничества только для того, чтобы выманить документы, а потом от обещаний отказался. Это, конечно, не красит его как человека и как учёного, но безумие нацизма, как мы теперь знаем на примере даже собственных украинских родичей, лишает разума и более независимых людей, нежели профессор провинциальной страны, некогда писавший работы по темам вроде «Британский империализм и буржуазная Латвия в годы мирового экономического кризиса».

«Он не мог меня обмануть, потому что вопрос о возобновлении заседаний Комиссии и вопрос о передаче документов — это разные вещи, — утверждает академик Чубарьян. — Позиция Зунды состояла в том, что он выразил лишь готовность на возобновление контактов. Вопрос о возможном заседании Комиссии он прокомментировал в смысле, что они эту тему обсудят у себя, и не больше».

То есть передача документов не была условием для возобновления сотрудничества, о чём будто бы упрашивала российская сторона? Чубарьян это отрицает твёрдо: «Никакой связи между передачей документов и возобновлением работы Комиссии не было». Передача документов для совместных сборников, по его словам, — совершенно рутинная практика: «Такие документы в мировой практике обменов между учёными передаются во многих сотня и тысячах, причем многие сборники создаются и вне всяких комиссий».

Зачем весь этот фальшивый информационный шар был вброшен латвийской стороной, российскому академику не вполне понятно. Так что дальше следуют лишь его предположения. Возможно, роль сыграло именно то, что Антонийс Зунда действительно проявил излишнюю с точки зрения господствующего в Латвии нацизма инициативу и действительно заявил о готовности восстановить контакты с российскими историками. Более того: он и в самом деле обсуждал в Москве возможность возобновления деятельности комиссии. Даже, по словам Чубарьяна, называлась возможная дата — весна 2016 года, когда российско-латвийская рабочая группа могла бы собраться для совместной работы. Кстати, да — работы над изданием того самого сборника документов.

Но вскоре появились сообщения о серьёзных разногласиях внутри латвийской части комиссии. Некоторые её члены не были согласны с деятельностью её председателя и его приездом в Москву. Выдвигаются в том числе и требования о его отставке с этого поста. И даже если он говорил то, что утверждает латвийская пресса, — разве это не вполне закономерная с его стороны реакция в попытке сохранить место в мелкой местечковой науке мелкой местечковой стране, только и обнаруживающей себя саму на фоне борьбы с Империей? С империей, к тому же, которая дарила ей независимость, ей, своей области, выкупленной когда-то за золотые ефимки у другой империи? Понять человека можно.

Да, но зачем его поддерживать? Зачем патриотическому русскому историку выступать заодно с латышским профессором против собственного российского академика? «Цель была только одна — получить копии документов. Чубарьян все время говорил, что работу комиссии надо возобновить. Я отвечал — ни в коем случае, это только переговоры с идеей получить заказанные копии документов», — будто бы, по утверждению издания «Latvijas Avize», говорил г-н Зунда. «Позор и ничего кроме позора», — верит ему и клеймит своих г-н Дюков. То есть сам же говорит перед этим, что латыши стремятся из всего устроить «новую антироссийскую пропагандистскую акцию», — и тут же сам к ней присоединяется!

Нет, вполне можно согласиться с ним в том, что исторические комиссии с историческими лимитрофами типа Латвии — ни о чём, и для науки ничего дать не могут, ибо невозможен честный научный поиск на фоне не истории, а истерии, проявляемой той стороной. Но зачем к этой истерии присоединяться — пусть даже и с самыми справедливыми целями?

Нет, повторюсь, вопрос, кому верить, — это вопрос веры. Лично у меня больше веры академику Чубарьяну, нежели профессору Зунде. Но это не важно. Важно другое.

Из того, что покамест длится ещё технически мирное время, не следует, что на его фоне не идёт подспудно та самая пресловутая гибридная война. Как раз наоборот — она уже вполне себе бушует, и пропагандистские атаки сегодня бывают подчас результативнее боевых. И очень важно встречать их с осознанием, что это именно атака в ходе именно войны с твоей именно родиной. И это неправильно — встречать её с поднятыми руками, послушно сдаваясь в плен вражеской пропаганде…


тэги
читайте также