23 мая, четверг

Гаишники из Фергюсона

12 марта 2014 / 18:10
директор Института инструментов политического анализа

Если чуть отойти от поверхностной расовой повестки конфликта в Фергюсоне, то стоит обратить внимание на оценки и исследования американских экспертов.

На первый взгляд — стопроцентно американская история.

Некогда «белый» городок, с традиционной для таких городков фобией к районам с компактным проживанием афроамериканцев.

Никакого расизма, ку-клукс-клана и прочих мерзостей — просто… ну, не ходим мы туда, а детям так уж точно запрещаем. А к афроамериканцам вообще относимся очень даже хорошо — вот, за Обмау мы почти все голосовали. И у нас здесь тоже они живут — в девятом доме и сорок четвертом, кажется. Целые две семьи. И за все годы — ни одного конфликта на расовой почве. Ни с одним из девятерых афроамериканцев-соседей.

И что тоже очень типично для сегодняшней Америки — городок Фергюсон как-то солнечным утром проснулся и обнаружил себя как раз таким «районом компактного проживания афроамериканцев».

Причем не трудолюбивых, социально близких — а такой вот классический «южный централ», выброшенный в Фергюсон странными флуктуациями лопнувшего пять лет назад рынка ипотеки. Лодыри, бездельники, поедатели пособий.

Полиция городка, плоть от плоти «коренных» жителей, немедленно встала на защиту традиционных фергюсоновских ценностей — опять же, никакого расизма: просто сохранение «чтобы как было раньше».

И никто не виноват, что мешают тому, «чтобы как было раньше», именно пришлые, а кожа у них темная. Какой расизм — у меня двоюродная племянница замужем за кенийцем! Шли бы работать, стригли бы газон и смотрели бы бейсбол на стадионе — как все, короче говоря — а не врубали бы свой рэп на всю округу и не шатались бы по улицам без дела — кто бы на их цвет кожи внимание обратил… Что значит «теперь они — это и есть для Фергюсона те самые „все“…»

Дальше рассказывать, что произошло? Или вы достаточно, в деталях, насмотрелись этого в мировых новостях с пометкой «молния»?

В общем, история действительно типично американская. Что вовсе не означает, что из нее нельзя извлечь для России полезные уроки.

Если чуть отойти от поверхностной расовой повестки конфликта в Фергюсоне, то стоит обратить внимание на оценки и исследования американских экспертов, специализирующихся на теме внутренней безопасности, организации работы полиции, эффективности низовой системы правоохранительных органов. Этот круг американских экспертов по понятным причинам не попадает в сферу внимания русского читателя — это объяснимо, ведь они пишут на далекие для него темы. Но не в случае с Фергюсоном.

Эксперты-профессионалы в правоохранительной области обращают внимание не на то, почему возник конфликт между местной полицией и пришлым афроамериканским населением Фергюсона — это тектонические процессы, чего их обсуждать — а почему эта неприязнь получила возможность быстро перерасти в жестокую вражду.

И главное, на что они обращают внимание — в том числе и для нас главное — это система финансирования (читай — кормления) местной полиции за счет мелких штрафов и легальных поборов.

Американский полицейский в таком мелком городке не просто имеет право придираться со штрафами по любому удобному случаю, даже тогда, когда мог бы просто сделать замечание или предупреждение — он обязан это делать, если хочет, чтобы он и его коллеги получили зарплату. Так устроено финансирование местной полиции.

Ничего не напоминает… Напоминает все же? Ну, тогда вы не удивитесь спрятанным в кустах знакам ограничения скорости; подловленным за непристегнутый ремень безопасности домохозяйкам в метре от парковки супермаркета, когда она еще в детях и пакетах не успела разобраться; рейдам по местам нелегального курения на задних дворах стадионов — дальше вы и сами все можете продолжить, опыт есть.

Да, есть и существенная разница — американскому полицейскому «синенькую» вместо штрафа только сумасшедший предложит — но в этой ситуации взятки и не нужны, их задачу как катализатора ненависти выполняют вполне законные штрафы.

Наложите одно на друге — неприязнь к понаехавшим и мотивацию полиции к мелким придиркам и постоянным легальным поборам — получите Фергюсон.

«Что крайне необходимо для Фергюсона и ближайших городков… так это реформирование паразитарных практик выжимания доходов (для содержания полиции — А. Ш.) из жителей штрафами за превышение скорости, неправильные парковки и другие мелкие правонарушения. Это создает стимул для сотрудников полиции цепляться к автомобилистам и выступает особенно обременительным именно для небогатых жителей. Но этот вопрос выглядит сугубо местным и скучным, и почти никто не говорит об этой проблеме…» — пишет Рич Лоури в редакционной статье «Нешнл ревью».

«Анализ годовых финансовых отчетов источников четырех общины в северной части графства Сент-Луис (Фергюсон расположен именно там — А. Ш.) показывает, что по крайней мере 20 процентов от их общего бюджета — это доходы от штрафов, в то время как остальные четыре статьи доходов собирают между 10 и 19 процентами… Наказанные за преступления и проступки платят штрафы, чтобы ремонтировались улицы, платилась зарплата муниципальным работникам (включая полицейских — А. Ш.) и убирался мусор» — так другой эксперт, Тим Джонс, детализирует проблему конфликта интересов правоохранителей в своей статье в «Бизнес уик».

«Суды по мелким правонарушениям длятся минуты, часто проходят без юристов… Национальная ассоциация адвокатов по уголовным делам подсчитала, что в среднем суд по мелким штрафам во Флориде, например, длится 3 минуты» — пишет «Уолл-Стрит джорнэл».

Опять же, ничего знакомого не видите… Казалось бы, где Фергюсон, а где Малаховка…

Проблема быстро выходит на национальный уровень.

И вот уже Рэнд Пол, один из вероятных кандидатов от республиканцев на президентских выборах 2016-го, ставит именно отмену практики стимулирования мелких штрафов во главу угла разрешения таких конфликтов, как фергюсонский.

«Фергюсон получил около двух миллионов долларов за счет мелких штрафов в прошлом году — это для города второй по величине источник доходов — судебные штрафы и сборы, взимаемых даже на небольшие превышения скорости» — возмущается Пол и требует «попробовать что-то конструктивное».

Очень конструктивно…

Расовая неприязнь; семьи, в которых несколько поколений живут на пособия и черные доходы, ни дня не проработав легально в своей жизни; конфликт традиционного уклада и пришлых общин — это всерьез и надолго.

Но убрать из этого списка бюрократическое жмотство, подленькую хитрость, провоцирующую вражду полицейского и того, кого он должен защищать, в борьбе за отнятый доллар — или рубль — вполне по силам уже сегодня.

Посмотрим, удастся ли это американцам.

Посмотрим, удастся ли это русским.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также