22 сентября, воскресенье

Facebook: что готовит государство для технологических монополий?

13 июня 2019 / 17:27
политолог

В начале 2018 года Facebook потряс крупнейший скандал в истории платформы. Как оказалось, годами политические консультанты из Cambridge Analytica использовали платформу для сбора персональных данных миллионов американцев.

...а затем применяли массивы для сегментации потенциальных групп поддержки и агитации в среде возможных избирателей республиканцев.

При этом компания формально не нарушала правила платформы. Фактически Cambridge Analytica абсолютно законным путём получала конфиденциальные сведения о миллионах гражданских лиц, а затем успешно использовала их для воздействия на электоральные процессы в США. После скандала Cambridge Analytica для PR-менеджеров Facebook началась чёрная полоса. Публичный имидж, который команда Марка Цукерберга осторожно выстраивала годами, был в одночасье разрушен, а компанию стала преследовать череда крупных политических скандалов.

Особенное внимание теперь уделяется тому, как Facebook использовался различными политическими игроками во время выборов США 2016 года. Так, в рамках прошедшего электорального цикла Facebook был главной платформой для продвижения самых различных вбросов и конспирологических теорий, в основном направленных против политического истеблишмента и кандидатов-демократов. Например, масштабное распространение получила абсурдная теория заговора Пиццагейт, согласно которой Хиллари Клинтон и представители демократической партии были участниками тайной организации педофилов, а ряд ресторанов Вашингтона являлся прикрытием для торговли людьми.

Среди американской политической верхушки бытует версия о том, что платформа использовалась российскими троллями, аффилированными с агентством интернет-исследований Евгения Пригожина. Недавно опубликованное расследование спецпрокурора Роберта Мюллера оценивает степень возможного подобного вмешательства. По версии Мюллера, пропагандистские материалы агентства интернет-исследований могли охватить более 120 миллионов американцев. Основные публикации российских троллей касались различных болезненных для американских избирателей тем: полицейский произвол, притеснение меньшинств, иммиграция. Что примечательно, тролли успешно оперировали на различных краях политического спектра, апеллируя как к демократам, так и к республиканским избирателям.

При этом платформа используется для манипуляции общественным мнением и далеко за пределами США. Во время вспышки межрелигиозной вражды на Шри-Ланке в марте 2018 года Facebook стал основной площадкой для разжигания ненависти между представителями буддистского большинства и мусульманами. На платформе активно распространялись самые различные фейки. В числе самых одиозных – информация о том, что мусульмане подмешивают средства для стерилизации в еду буддистов. Это вызвало волну нападений на заведения мусульман. Правительство было вынуждено на несколько дней заблокировать платформу на территории страны, чтобы не допустить дальнейшей эскалации конфликта.

В дополнении ко всему экосистема Facebook, в которую также входят Whatsapp, Messenger и Instagram,регулярно становится жертвой хакерских атак и различных утечек данных. Последняя крупная утечка произошла в апреле 2019 года, когда данные 540 миллионов пользователей оказались в публичном доступе.

 

Великан просыпается?

По итогам многочисленных PR-провалов Facebook попал в центр внимания различных политических сил и организаций. Представители государственного истеблишмента США, активисты, и даже бывшие топ-менеджеры Facebook заговорили о необходимости усиления регулирования организации. Широкая общественность увидела в Facebook не только удобную платформу для коммуникаций, просмотра новостей и картинок с котами. Люди начали осознавать всю глубину негативных последствий для общества и государства, которые может нести в себе бесконтрольная деятельность платформы. Манипуляции демократическими процессами и общественным мнением, человеконенавистническая пропаганда, агрессивное продвижение диких и опасных идей, воровство персональных данных. Это лишь часть цены, которую обществу приходится платить за использование бесплатной платформы. Люди стали осознавать, что механизм, несущий в себе такое количество рисков, не должен оставаться без надзора и регуляции.

В особенности разговоры о регулировании усилились после недавней публикации статьи Криса Хьюза – предпринимателя, который стоял у истоков Facebook вместе с Марком Цукербергом. В статье Хьюз обрушился с жёсткой критикой своего детища и рассказал читателям о рисках для американского общества, которые таит в себе платформа. По версии Хьюза Facebook в последние годы превратился в фактического монополиста на рынке медиауслуг США. Хьюз считает, что формальная точка невозврата была преодолена, когда Facebook приобрёл Instagram и Whatsapp, и теперь для обеспечения безопасности американского общества платформу необходимо разделить.

При этом корпоративная структура Facebook наделяет Марка Цукерберга неограниченной властью над организационными решениями. На данный момент Цукерберг контролирует около 60% акций с правом голоса Facebook. Это фактически делает руководителя неприкасаемым для акционеров организации. Почти 70% независимых акционеров Facebook открыто выступают за снятие действующего CEO с должности председателя советов директоров и установки независимого управляющего, по примеру многих технологических гигантов из Кремниевой долины. При этом любые инициативы независимых акционеров обречены потерпеть крах, если их не поддержит действующий топ-менеджмент, который пока отказывается от любых масштабных изменений в сфере корпоративного управления платформы.

Facebook является одной из самых прибыльных компаний в мире, и руководство активно задействует стратегические поглощения для сохранения своих лидирующих позиций. Покупки Whatsapp и Instagram в своё время позволили Facebook закрепить позиции на бурно растущем рынке мобильных приложений. Представители компании не скрывают стремления наносить упреждающие удары по тем областям, где Facebook рискует уступить конкурентам. С момента создания платформа приобрела более 80 технологических компаний различной направленности, сейчас в фокусе стратегов корпорации блокчейн, VR и AR. Те технологии, которые Facebook не может приобрести, он копирует и разворачивает на собственных мощностях. Один из неофициальных слоганов Facebook «не будь слишком горд, чтобы не копировать». Фактически Facebook вжился в модель поведения монополиста, уничтожая молодые стартапы и потенциальных конкурентов в зародыше, при этом закрепляя своё доминирующее положение на рынке.

 

Борьба с монополиями и исторический путь США

Традиционно агрессивная позиция политического истеблишмента США по отношению к монополиям может сыграть с технологическими гигантами злую шутку, учитывая историю борьбы американского правительства с монополистами. К концу XIX века индустриальные гиганты доминировали в экономике США. Огромные корпорации сумели заполучить колоссальные экономические и политические возможности, фактически получив право направлять государственные механизмы в выгодном монополистам русле. Экономикой завладели бароны-разбойники. Федеральное правительство не могло противостоять экономической мощи монополистов, а расплачиваться за провалы регулирования приходилось простым людям. Монополисты активно завышали цены с целью увеличения прибыли, а неравенство в США достигло своего исторического максимума. Десять процентов населения страны контролировало почти восемьдесят процентов всего благосостояния нации. Экономика демонстрировала стабильный рост, но неравенство росло с такой скоростью, что политический истеблишмент осознал риск социального взрыва.

В 1890 году в США приняли так называемый Акт Шермана – первый антимонопольный закон в истории государства, который ознаменовал собой начало эры борьбы с монополистами. Опираясь на этот закон, федеральное правительство добилось расформирования ряда крупнейших монополистов. Многие из ведущих компаний США появились по итогам применения Акта Шермана. Так, расформирование Standard Oil Джона Рокфеллера породило ряд нефтяных компаний, действующих и по сей день. Среди них Exxon, Chevron, MobilGas, BP. Раздел монополий позитивно сказался на экономике США. С одной стороны – усилившаяся конкуренция снизила цены для потребителя, а с другой — повысила заработные платы рядовых сотрудников. Экономисты и историки в целом сходятся во мнении, что антитрестовые законы положительно повлияли на динамику роста экономики США.

Во время эры прогрессизма готовность федерального правительства бороться с монополиями лишь усилилась. Ведущие представители движения требовали продолжения курса на ограничение влияния крупных корпораций на политическую элиту и борьбу с коррупцией во властных структурах. После кризиса 1893 года представители мелкого бизнеса требовали от правительства усиления регулирования рынка и защиты населения от монополий. Экономическая мысль в США и подход политических элит к регулированию свободного рынка ещё несколько раз претерпевала изменения, но к середине XX века власть и общество США сошлись во мнении, что государство имеет право вмешиваться в деятельность рынка. К этому времени правительство окончательно отказалось от роли пресловутого «ночного сторожа» и продемонстрировало свою готовность бороться с общественным вредом, которые несут в себе монополии.

 

Порочный круг

Законы постепенно устаревают, теряют свою актуальность и требуют обновления. Антимонопольное законодательство сумело успешно подавить власть индустриальных мегакорпораций прошлого, но оказались неготовым к рискам, которые несут в себе игроки цифровой эпохи. Основная метрика, на которую традиционно ориентировались американские регуляторы – завышение цен монополистами и потенциал для рыночных манипуляций, за которые в итоге платит потребитель. Эта схема оценки рисков, которые несут в себе монополисты, оказалась абсолютно неприменима к условно-бесплатным продуктам IT-гигантов. Сложно обнаружить ценовой сговор там, где конечный потребитель не платит за предоставляемые услуги.

Подобная схема оценки полностью игнорирует скрытые социальные риски, которые несут в себе IT-монополисты. На данный момент у государства и общества отсутствует реальный инструментарий для регулирования IT-гигантов. Государственный аппарат США оказался в порочном круге. Facebook допускает очередную утечку массивов данных пользователей и подвергает свою аудиторию множественным рискам. Информация просачивается в СМИ и запускает бурную реакцию общественности. Спикер корпорации выступает с новым актом покаяния, а регулятор штрафует платформу на сумму, которая является каплей в море колоссальных корпоративных прибылей Facebook. Круг замыкается и готовится к своей очередной итерации.

 

Выработка консенсуса

Очевидно, что подобный статус-кво не может продолжаться вечно. Технологические гиганты способны успешно играть на идеологическом разделении в американской политической повестке, но всему однажды приходит конец. Традиционно республиканцы выступают против вмешательства государственного аппарата в экономику, а демократы склонны поддерживать прогрессивное налогообложение и перераспределение финансовых потоков в пользу менее защищённых социальных элементов. Однако в этот раз традиционные подходы политических элит США дали сбой. Неожиданно повестки демократов и республиканцев в отношении регулирования IT-корпорации нашли определённую точку соприкосновения.

Многие представители республиканского истеблишмента относятся с большой опаской к технологическим корпорациям. Калифорния и Кремниевая долина являются традиционными бастионами демократов, а значительная часть топ-менеджмента технологических корпораций не скрывают своей приверженности левым ценностям. В свою очередь республиканцы регулярно обвиняют социальные сети в предвзятом отношении к новостной повестке консерваторов. Дональд Трамп в своих твитах не раз заявлял, что социальные сети участвуют в организованной цензуре против американских правых, и демонстрируют предвзятое отношение к нему лично. В недавнем телефонном интервью телеканалу CNBC Трамп прямо обвинил социальные сети в дискриминации республиканцев и сговоре с демократами. Почти половина американцев верит в то, что социальные сети целенаправленно ограничивают продвижение консервативной повестки. Все крупные платформы отрицают любую политическую ангажированность, а блокировки видных консервативных деятелей объясняют исключительно в русле борьбы с фейк-ньюс и экстремизмом.

Справедливости ради стоит вспомнить, что Твиттер однажды попался на теневой блокировке популярных республиканцев – искусственном ограничении видимости и распространения контента. Тогда руководство платформы сослалось на ошибки в алгоритмах поиска и на следующий день исправило оплошность. Парадоксальным образом, ошибка тогда затронула множество республиканских политиков, но благополучно обошла их оппонентов-демократов.

На другой стороне политического спектра ряд представителей демократического истеблишмента давно выступает за усиление контроля над IT-корпорациями. Элизабет Уоррен – одна из фавориток от демократов на следующих выборов президента США, выступает за разделение крупных американских IT-корпораций. В их числе Facebook, Amazon, Apple и Google. Основная аргументация состоит в том, что некоторые игроки обладают слишком масштабной политической и экономической мощью, которая может иметь самые губительные последствия для американской демократии. В ответ на заявления кандидата Facebook удалил ряд постов Уоррен с критикой платформы, объяснив это нарушением правил в отношении корпоративного лого.

Американские регуляторы не скрывают своих планов по подготовке антимонопольных расследований в отношении технологичных гигантов. Разумеется, армия высококлассных юристов и представителей Facebook в Вашингтоне смогут долго сдерживать удар и затягивать разбирательство до последнего. Но судя по историческим итогам антимонопольных расследований в США – если регуляторы взялись за тебя, очередным мизерным штрафом дело не обойдётся. Пристальное внимание Министерства юстиции и Федеральной торговой комиссии США к IT-гигантам вероятно закончится введением законодательных ограничений на дальнейшее расширение, а в итоге может привести к разделению корпоративных гигантов на более мелкие составляющие, неспособные посягать на монопольное положение.

 

Что дальше?

Американское общество созрело для регулирования своих технологических гигантов. Несмотря на очевидную пользу, которую компании из Кремниевой долины приносят жителям США в виде рабочих мест и условно-бесплатных услуг, громкие провалы Facebook не позволят американцам и дальше игнорировать множественные риски, связанные с деятельности IT-гигантов.

Команда Цукерберга продемонстрировала неспособность контролировать своё чрезмерно разросшееся детище. Вакуум власти не может вечно пустовать, и, государственный аппарат США даёт чётко понять корпорациям, что, если они не готовы бороться с негативными последствиями своей деятельности – эту задачу возьмёт на себя государство.


тэги
читайте также