27 марта, среда

Этноконфессиональная ситуация в Краснодарском крае

02 ноября 2019 / 13:00
антрополог

Материалы к аналитической записке об этноконфессиональной ситуации в Краснодарском крае.

Краснодарский край – субъект Российской Федерации, географически расположен на территории Северо-Западного Кавказа, включающего несколько природно-ландшафтных ареалов (степное Прикубанье, предгорное Закубанье, черноморское побережье региона). Граничит с другими субъектами РФ: Ростовской областью, Ставропольским краем, Карачаево-Черкессией и Адыгеей, а также непризнанной республикой Абхазией. Имеет синонимичное наименование «Кубань», восходящее к существовавшей Кубанской области (1860–1920), впоследствии – Кубано-Черноморской области (1920–1924). Краснодарский край был образован в 1937 г. путем деления Азово-Черноморского края на Ростовскую область и Краснодарский край.

Существует поддерживаемый краевыми властями и региональными СМИ дискурс о «Кубани как территории более 120 народов» [1], в то время как данные последней Всероссийской переписи населения РФ (2010 г.) показывают в большей степени гомогенность населения края – русских 4522962 чел., что составляет 88,3% от общего числа жителей региона, и доля их увеличивается (по переписи 2002 г. – 86,6%).

Автохтонным населением региона являются адыги – совокупность близкородственных по языку и культуре этнических групп СЗК, делящихся на западный (собственно адыги, современное название – адыгейцы) и восточный (черкесы-бесленеевцы и кабардинцы) ареалы. Понятие «черкес» в досоветский период является внешним наименованием для всех групп западных адыгов – абадзехи, бжедуги (черченеевцы и хамышеевцы), жанеевцы, мамхеговцы, натухаевцы, темиргоевцы, шапсуги, егерукаевцы, машохевцы, адамиевцы и адале. В лингвистическом отношении западные и восточные адыги близкородственные общности и составляют единую адыгскую группу (адыгейский и кабардино-черкесский языки) абхазо-адыгской ветви северокавказской семьи языков. События Кавказской войны (1817–1864 гг.) и последовавшего за ней массового исхода (мухаджирства) кавказского населения, в том числе и адыгов, в пределы Османской империи привели к значительным демографическим последствиям. Современные адыгские этнические группы (адыгейцы, кабардинцы, черкесы) в основном сконцентрированы в республиках Адыгея, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия соответственно. В Краснодарском крае по данным переписи 2010 г. – 13834 адыгейцев, 1130 кабардинцев, 5258 черкесов и 3839 шапсугов (далее во всех случаях по этой переписи приведены материалы Управления Федеральной службы государственной статистики по Краснодарскому краю и Республике Адыгея) [1]. Отдельный учет шапсугов обусловлен их культурной спецификой, существованием в 1924–1945 гг. Шапсугского национального района в составе края и включением в официальный Единый перечень коренных малочисленных народов РФ, прилагающийся к соответствующему закону. В настоящее время в аулах (селениях) Туапсинского р-на края (Агуй-Шапсуг, Псебе, Цыпка, Бол. Псеушхо, Мал. Псеушхо) и Лазаревского р-на г. Сочи (Наджиго, Лыготх, Калеж, Хаджико, Тхагапш, Бол. Кичмай, Мал. Кичмай) сосредоточена основная масса причерноморских шапсугов. Некоторые из них живут в г. Туапсе и п. Новомихайловском (Туапсинский р-н), а также в населенных пунктах, вошедших в черту Большого Сочи (п. Ахинтам, Головинка, Чемитоквадже, Лазаревское, Аше, Шхафит и др.). Общая численность причерноморских шапсугов в наши дни составляет приблизительно 10 тыс. чел. [2] Несоответствие оценок численности и данных переписи можно объяснить двойственным самосознанием шапсугов: многие шапсуги считают себя частью (подразделением) западных адыгов, другие же настаивают на своей особости и этнической специфике.

Адыги исповедуют ислам суннитского направления. Мечети в крае функционируют в аулах причерноморских адыгов-шапсугов в Туапсинском и Лазаревском р-х (Б. Псеушхо, Шхафит) и в трех аулах (Урупский, Коноковский, Кургоковский) адыгов-черкесов Успенского р-на на востоке края.

Появление русских переселенцев на Кубани связано с процессами бегства с Дона казаков-старообрядцев, искавших на территории Крымского ханства убежища от дискриминационной политики царской власти в конце XVII – начале XVIII вв.. Так, в 1690-х гг. здесь появляются отряды С.Пахомова и Л. Маноцкого, позже образовавшие Первое Кубанское казачье войско (другое название, закрепившееся в историографии – Ханское казачье войско). В их среду влились после подавления булавинского восстания в 1708 г. донские казаки, мигрировавшие на Кубань во главе с Игнатом Некрасовым. Эти казаки проживали на Северо-Западном Кавказе на протяжении всего XVIII в., после чего переселились в Османскую империю. Только в начале XX в. часть их вернулась в России, в Краснодарском крае потомки некрасовских казаков и старообрядцев-липован проживают в хх. Ново-Некрасовском и Ново-Покровском Приморско-Ахтарского р-на, в п. За Родину Темрюкского р-на [3]. В 1794 г. донскими казаками началось заселение территории правобережья Кубани от Усть-Лабинского редута. Они основали станицы Воровсколесскую, Темнолесскую, Прочноокопскую, Григориполисскую и Усть-Лабинскую (так называемая Старая Линия). В 1832 г. все казачьи полки Старой Линии были объединены в Кавказское линейное казачье войско (КЛКВ). Кроме казаков в войско зачислялись однодворцы, казенные крестьяне, переводились в казачье сословие целые волости (например, Тихорецкая). Заметную роль в формировании КЛКВ сыграли крестьяне-переселенцы из Воронежской губернии. Не менее важен был для образования КЛКВ и украинский (в терминологии XIX в. – «малороссийский») компонент. В 1830–1840-х гг. численность русского населения в регионе увеличивалась благодаря механическому приросту. В 1858 г. на территории будущей Кубанской области проживало 142 тыс. русских (13% населения) [4]. Основная масса русских переселенцев на Кубани появляется в пореформенный период. Обусловлен данный процесс был окончанием Кавказской войны и политикой центральной власти, направленной на заселение обезлюдевшей территории. Количество русского населения в области в 1860-х гг. увеличилось с 12,9 до 33,6%. С 1870-х гг. заметно усиливается крестьянская колонизация. Русское население преобладает в восточных районах Кубанской области. Всего по статистическим данным за 1882 г. в области русские составляли 422815 чел. [5] (41% населения). В Черноморском округе численность русского населения была гораздо меньше: на тот же 1882 г. – 3439 чел.

Во время проведения Первой Всероссийской переписи населения Российской империи 1897 г. подсчет проводился по категориям «родной язык» и «вероисповедание». Составители инструкций для счетчиков затруднились точно определить, что именно они подразумевают под “родным языком”. Они подчеркивали право опрашиваемых свободно выбирать тот язык, который они считают родным [6]. Таким образом, перепись фиксировала чувство принадлежности к языку, а, следовательно, и к культуре, чувство, вытекающее одновременно и из родственных связей и из личного выбора, причем чувство это неизбежно носило исключительный характер, поскольку опрашиваемые имели право указать всего один язык. Это ограничение вызвало затруднения в многочисленных регионах, где счетчики сталкивались с людьми, владеющими одновременно двумя или больше языками. На Кубани в такой ситуации оказались бывшие черноморские казаки, интеллигенция из среды которых активно культивировала украинофильскую идеологию. Выделялись «великорусский», «малорусский» и «белорусский» языки, составлявшие «русский язык». Говоривших на малорусском языке в Кубанской области было большинство: православных и единоверцев 907 781 чел., старообрядцев и уклоняющихся от православия – 894 чел. и т.д. В то время как говоривших на великорусском языке было 792 881 чел. православных и единоверцев и 23 044 чел. старообрядцев. Преобладание украинцев продолжалось и в 1920-е гг., когда проводилась политика «коренизации» и создания национальных, в том числе украинских школ.

По данным Всесоюзной переписи 1937 г., материалы которой были засекречены, в Краснодарском крае русских проживало 2 441 658 чел.

По данным Всероссийской переписи населения 2002 г. составляют 86,5% всего населения региона (4436272 чел.) Среди этого числа учтены: кержаки 1, ямские 5, поморы 5, казаки 17542 чел. Увеличение количества русского населения наблюдается и по переписи 2010 г. – 4522962 чел. в тоже время казаков зафиксировано меньше – 5261 чел.

Большинство верующих принадлежат к Русской православной церкви (Московский патриархат), есть небольшое количество приверженцев старообрядчества разных направлений (толков) и сектантов (молокан, духоборцев, баптистов, евангелистов, адвентистов и т.д.) [7].

В крае функционирует несколько общественных структур, позиционирующих свою связь с русской культурой. Например, в 1993 зарегистрирована ККОО «Общество русской культуры» (рук. Т.Е. Брускова), в 2004 – краевой общественный благотворительный фонд «Славяне» (рук. – В.А. Коновалов), в 2005 в Армавире – краснодарская региональная общественная благотворительная организация «Русский культурный центр» (рук. – И.И. Волошин).

Помимо русскоязычного населения важную роль в формировании населения Кубани сыграли украиноговорящие переселенцы с территории современной Украины.

В условиях российско-турецкой войны 1787–1791 гг. из части бывших запорожских казаков было создано Черноморское казачье войско в Буго-Днестровском междуречье. С 1792 г. начинается их организованное переселение на правобережье Кубани, отошедшее к Российской империи по Ясскому мирному договору 1791 г. Между Кубанью и Азовским морем была создана административно-территориальная единица – Земля Войска Черноморского, заселенная почти 32 тыс. казаков, выходцев с Украины. Следующая организованная волна переселения украинцев на Кубань пришлась на 1809–1811 гг. В ней приняли участие крестьяне и казаки Полтавской и Черниговской губерний общим числом 41534 чел. Третья переселенческая волна состоялась в 1820–1825 гг, когда в регион переехало еще 48392 выходца с Украины. Впоследствии было еще несколько переселений украиноговорящего населения: в 1848–1849 гг. из Харьковской, Черниговской и Полтавской губерний прибыло 14218 чел., а в 1850-е гг. на Кубань перевели 1142 семьи казаков Азовского войска, созданного из вернувшихся из Османской империи запорожцев. Вследствие продолжения миграций и естественного прироста в середине XIX в. «украинцев» насчитывали более 400 тыс., а их доля в количестве жителей – ок. 44%. В дальнейшем абсолютные показатели росли, а доля снижалась [8]. По данным Первой Всероссийской переписи населения 1897 г. в Кубанской области с родным «малорусским» (украинским) языком было 908818 чел. [9], в Черноморской губ. – 9231 чел. [10]. По материалам Всесоюзной переписи 1926 г. в округах позднее вошедших в Краснодарский край проживало 1939 тыс. украинцев (примерно треть всех украинцев РСФСР). Перепись 1937 г., данные которой были засекречены, зафиксировала 170115 украинцев. Такое резкое снижение численности было обусловлено сворачиванием политики «украинизации» в рамках общей советской модели «коренизации». В 1920-х гг. в регионе действовали национальные сельские советы, образовательная и культурная инфраструктура. На 1927 г. работали 746 украинских школ, специалистов для них готовил украинский педагогический техникум в станице Полтавской. Украинское отделение функционировало в стенах Краснодарского пединститута. Издавались газеты на украинском языке – «Чорноморець» и «Чорноморський край». В тоже время, активно шел процесс ассимиляции. 57,9% всех украинцев региона называли украинский своим родным языком в 1926 г. В дальнейшем процесс замены украинского языка русским только усиливался. Лишь 44,2% украинцев края в 1989 г. указали украинский язык своим родным [11].

С 1989 по 2002 год численность украинцев в Краснодарском крае уменьшилась с 195,9 тыс. чел. до 131 774, по переписи 2010 г. украинцев – 83746 чел. Проживающие на данный момент в крае украинцы – прихожане церквей РПЦ МП. В 1990–2000 г. в крае работали ряд украинских культурных организаций: «Украинская диаспора «Сотрудничество», «Национально-культурный центр «Общество украинцев Кубани» и т.д..

В отличие от русских и украинцев белорусы никогда не составляли большинства в населенных пунктах края. В Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. графа о национальности отсутствовала. Дифференцирующими факторами были язык и вероисповедание. Поэтому мы приводим количество людей назвавших своим родным языком белорусский (который по классификации того времени вместе с великорусским и малорусским языками составлял единый русский язык), но по вероисповеданию относящихся к разным конфессиям. Итак, в Кубанской области «говоривших» на белорусском языке было: Православных и единоверцев – 6057 мужчин и 5320 женщин (всего 11377 чел.), старообрядцев и уклоняющихся от православия – 436 мужчин и 502 женщины (всего 938 чел.), римско-католиков – 21 мужчина и 15 женщин (всего 36 чел.), 1 женщина принадлежала к Армянской церкви, 2 женщины – к лютеранскому направлению в христианстве. Таким образом, если допустить, что все говорившие на белорусском языке, независимо от вероисповедания, могут быть отнесены к белорусам, то на территории области их всего было 12354 чел. [12].

На момент проведения Первой Всесоюзной переписи населения 1926 г. территория современного Краснодарского края была поделена на округа, входившие в состав Северо-Кавказского края, поэтому данные по белорусам на тот год мы приводим по округам. В Кубанском округе было 8434 чел. белорусов, в Армавирском – 8386 чел., в Майкопском – 1600 чел., в Черноморском – 4882 чел. [13], то есть всего 23302.

В 1937 г. перепись, данные которой позже были аннулированы и засекречены, выявила в РСФСР 349214 чел. белорусов, но из них только 8019 чел. в Краснодарском крае. цифры переписи 1939 г. были немного оптимистичнее: белорусов в крае – 11523 [14], но и эти цифры показывали уменьшение количества белорусов в регионе по сравнению с переписью 1926 г в два раза.

Проведенная в 2002 г. в Российской Федерации перепись зафиксировала на территории страны проживающих «белорусов» 784896 чел., и «беларусов» – 23043 чел., т.е. всего 807939 чел., из них в Краснодарском крае – белорусов 21852, а беларусов – 4408, соответственно всего – 26260 чел. [15]. По переписи 2010 г. белорусов в крае 16890 чел. в 2002 г. была создана краевая общественная белорусская организация «Сябры» (рук. – О.В. Неверкевич).

Группами, входящими в сферу пасторского попечения РПЦ МП в крае, кроме вышеназванных русских, украинцев и белорусов являются различные греческие этнические общности, молдаване и болгары.

Греки в крае представлены тремя историческими группами: понтийские греки «ромеос», цалкинские тюркоязычные урумы и горские греки «урым».

Горские греки – старожильческое население региона, самоназвание «урым». Проживали в Закубанье среди адыгов, говорили на различных адыгских диалектах. События Кавказской войны привели к их переселению на территорию Российской империи. В конце концов, они обосновались в а. Бжедугхабль, основанном в 1871 г. (ныне – в Красногвардейском р-не, Республики Адыгея), семь семей переселилось в понтийское село Мерчанское (Крымский р-не края). На начало 1920-х гг. в ауле Бжедуховском проживало 302 грека [16]. Оказавшись на территории созданной в 1922 г. Адыгейской автономной республики, горские греки были отнесены к категории «национальных меньшинств», что, наряду с рядом других факторов (репрессии, депортации, репатриации греческого населения Кавказа) привело к «растворению» (исчезновению) этой группы среди русских, адыгов и понтийских греков.

Понтийские греки, самоназвание: ромеос. Идеологами национального движения понтийских греков в качестве дифференцирующего от греков материковой Греции этнонима используются «понтиос» (понтийцы), в тоже время под влиянием панэллинизма вводятся в обращение этнонимы «эллинес», «эллинцы», «эллино-понтийцы». Предки понтийских греков выходцы с юго-восточного побережья Черного моря – Понта (прибрежная полоса от Синопа до Батуми, вглубь материка по хребту Понтийских гор и гор Джаник). Численность понтийских греков не выделялась отдельно по переписям из общего числа греческого населения страны. Понтийские греки составляют большинство в греческой диаспоре России. В 1860-е гг. 6 тыс. понтийских греков переселяются на Северный Кавказ: в Кубанскую область (с. Мерчанское и Витязево, Хасаут-Греческое), в Черноморский округ (в форт Кабардинский (ныне п. Кабардинка Геленджикского р-на края). На Северо-Западном Кавказе понтийские греки поселились в сельской местности, образовав ряд этноареальных групп: 1) сочинская группа – сс. Высокое, Голицыно, Лесное, Липники, Красная Поляна, Вишневка (проживают вместе с русскими); 2) туапсинская группа (главным образом поселились тюркоязычные группы понтийцев – бафрали) – Гунайское, х. Греческий, Макопсе, с. Калиновка, х. Гойтх (проживали совместно с амшенскими армянами), п. Месаджай (совместно с русскими и амшенскими армянами) (не сохранилась); 3) геленджикская группа – с. Адербиевка, пос. Кабардинка, с. Прасковеевка (проживают смешано с русскими); 4) анапская группа – пос. Витязево (преобладает греческое население, проживают также русские и немцы); 5) крымская группа – х. Новокрымский (бывшее с. Греческое), х. Ново-Украинский, с. Мерчанское (проживают смешано с русскими); 6) абинско-северская группа – х. Карский (не сохранился), несколько мелких хуторов в горной зоне (не сохранились), проживают в ст. Северской, Азовской, Ново-Дмитриевской, Калужской, Крепостной, Смоленской, Григорьевской, п. Холмском, Ильском, г. Абинске вместе с русскими; 7) горячеключевская группа – с. Фанагорийское и др. (не сохранилась); 8) апшеронская группа – ст. Куринская (проживают смешано с русскими), х. Кура-Цеце (греческое население не сохранилось), х. Папазов (не сохранился), х. Акритасов (не сохранился); 9) майкопско-белореченская группа – ряд мелких хуторов (не сохранилась). На территории края в 1930–1938 гг. существовал Греческий р-н в центром в ст-це Неберджаевской, после упразднения его территория вошла в Крымский р-н КК. Греки края, как и всего Кавказа, подверглись насильственной депортации в 1937–1949 гг. в восточные р-ны СССР (Казахстан, Сибирь, Дальний Восток). В 1956 г., после XX съезда Верховного Совета СССР, в Средней Азии, в местах ссылки понтийских греков были отменены некоторые ограничения: понтийцы, имевшие советское гражданство могли вернуться в Причерноморье (в Абхазию и Краснодарский край). С 1991 г. понтийские греки выезжают из Грузии: в России местами переселения грузинских греков являются районы традиционного проживания понтийцев в Краснодарском и Ставропольском краях, Республик Адыгея и Карачаево-Черкесия. Так, многие жители двух греческих сел Дманисского р-на Гора и Сакире поселились в х. Новоукраинском Крымского р-на; семьи урумов из Цалкинского и Тетрицкаройского районов, а также понтийские греки из Абхазии и Аджарии можно встретить в п. Витязево Анапского р-на, Кабардинка, Адербиевка Геленджикского р-на, п. Холмский Абинского р-на и в других сельских населенных пунктах Краснодарского края, городах Краснодар, Абинск, Геленджик, Сочи. Во время проживания в Понте церковные приходы греков-христиан епархиально подчинялись Константинопольскому патриархату греческой православной церкви. Понтийские греки, которые в конце XIX – начале XX вв. проживали в Российской империи, являлись прихожанами епархий Московского патриархата русской православной церкви [17]. В первые годы переселения епархиальная принадлежность понтийцев была неопределенной, что было вызвано отсутствием надлежащих документов у выходивших из Османской империи греческих священников [18]. О неустойчивой этноконфессиональной идентичности понтийских греков во второй половине XIX в. свидетельствует наличие маргинальных групп среди понтийцев, переселившихся в пределы Российской империи. По материалам Первой переписи 1897 г. в Кубанской области проживали грекоговорящие-армяногригориане, 191 душа [19].

В 1990–2000-х гг. происходил процесс репатриации греческого населения края в Грецию, что уменьшило количество греков в регионе. В 1989 г. – 30167, в 2002 – 26,5 тыс. чел., в 2010 – 22595 чел. За последние десятилетия в регионе были созданы и функционировали целый ряд греческих общественных организаций. Краснодарец К.Г. Дмитриев в 1993–1997 гг. возглавлял Объединение греческих обществ России.

В 1860–1870 гг. в Кубанскую область и Черноморский округ переселяются молдаване из Бесарабии и болгары с Украины. Молдаване основали несколько поселков, самые крупные из которых Молдаванское Кубанской области (совр. Крымский р-н края, в 1926 – 2356 чел. молдаван [20]), Молдаванка Новороссийского округа Черноморской губ. (совр. Молдовановка, Джубгский п/с, Туапсинский р-н), в котором в 1913 г. 83 молдаванина [21], в 1970 – 590 чел., преобладающее население – молдаване [22] и Молдаванка Сочинского округа Черноморской губ. (совр. Молдовка, Адлерский р-н, Сочи), в котором в 1913 г. проживал 301 молдаванин [23].

По данным переписей в советский период наблюдался рост численности молдаван в крае: 1959 – 5929 чел, 1979 – 7223 чел., 1989 – 7670. Перепись 2010 г. зафиксировала в крае 5170 молдаван. В 2004 г. в с. Молдаванском была создана краевая молдавская национально-культурная общественная организация «Букурия» (рук. – Н.К. Бельченко).

В отличие от молдаван, болгары не создавали «моноэтничных» населенных пунктов, за исключением отдельных хуторов, например, х. Каралуцканов (1926 г., Ново-Дмитриевский с/с, Северский р-н, 1 хозяйство, 2 мужчины, 1 женщина) [24]. По переписи 2010 болгар в крае 2204 чел. В 2005 г. была зарегистрирована краевая общественная организация «Болгарская община «Шипка» (рук. – А.Т. Таванчев).

В крае проживают прихожане Грузинской апостольской автокефальной православной церкви – собственно грузины, имеретины, мегрелы и т.д. Грузинская церковь оказывали влияние на население Северного Кавказа с раннего средневековья. В новейшее время грузины переселились в вновь созданный Черноморский округ в 1870–1880 г. В 1881 г. было основано выходцами из Кутаисской губернии единственное сохранившееся компактное грузинское село в регионе – Пластунское (Пластунка). Переселенцы осели на левом берегу р. Сочи, на месте расположения в 1866-1874 г. стрелковой роты 2-го Кавказского линейного батальона. В 1891 г. в дер. Пластунская насчитывалось 73 двора с 396 жителями [25], в 1899 г. – 513 грузин [26], в 1926 – 722 грузина [27]. 7.01. 1990 г. группа жителей с. Пластунка г. Сочи в количестве 21 чел. обратилась в Хостинский районный исполком Сочи с заявлением, в котором изъявляли желание образовать религиозное общество православной грузинской христианской церкви. Кроме того, просили зарегистрировать данное общество и разрешить строительство молитвенного здания в с. Пластунка. 10 мая 1990 г. на заседании Совета по делам религий при СМ СССР было принято постановление о регистрации общества и о разрешении ему строительства культового здания в с. Пластунка. Председателем приходского совета был избран Г.С. Гоцеридзе, его заместителем – Годерзи Давидович Кипиани, казначеем – Аза Григорьевна Гоцеридзе. Церковь получила имя Святой Нино [28]. В 1999 в Сочи была зарегистрирована краевая общественная организация «Грузинский культурный центр «Иверия» (рук. С.С. Учадзе). По переписи 2010 г. в крае грузин – 17826 чел. (в том числе аджарцы – 44, лазы – 61, мегрелы – 140, сваны – 8).

Армянское население Северо-Западного Кавказа неоднородно. Наиболее древними насельниками считаются так называемые черкесогаи (или черкесские, закубанские, горские армяне), самоназвание «ермел». Они проживали среди адыгов, по разным оценкам, начиная с X–XVI вв., и постепенно, перестали выделяться в адыгском обществе, будучи полностью включены в социальную, культурную и экономическую сферы. Родной язык – диалекты адыгейского, по-видимому, владели также турецким языком, некоторые знали армянскую письменность. С конца XVIII в. они начинают переселяться на территории, подвластные Российской империи, селясь в Нор-Нахичевани (ныне – в черте Ростова-на-Дону), Гривенском Черкесском ауле, основывав в 1838 г. аул (впоследствии – город) Армавир. Из среды черкесогаев вышли известные промышленники и купцы: Богарсуковы, Тарасовы, Черачевы, Бедросовы [29]. Черкесогаи активно поддерживали контакты с армянскими общинами на территории Крыма и Османской Турции, особенно области Понт, где, по преданиям, находилось средневековое армянское княжество Амшен (отсюда другое название понтийских армян – амшенские). Амшенские армяне делились на мелкие локальные этнографические группы по месту обитания: трапезундцы, джаникцы (жители Самсуна и окрестностей), ордуйцы, синопцы и т.д. Амшенские армяне переселяются на Северо-Западный Кавказ начиная с 1860-х гг. Первая большая «волна» в 100 семей амшенских армян мигрируют на черноморское побережье Кавказа в 1864-65 гг. Ими было основано первое поселение амшенцев – с. Армянское Шапсуко (совр. Тенгинка, Туапсинского района). Юридически заселение амшенскими армянами кавказского черноморского побережье было закреплено вышедшим 10 марта 1866 г. Положением о заселении Черноморского округа, по которому иностранные подданные христианских вероисповеданий имели право селиться во вновь образованной административно-территориальной единице. К 1 января 1913 г. в Черноморской губернии армяне составляли большинство в следующих деревнях: Полковничья, Морозовская, Дефановка, Верхне-Дефановка, Тенгинка, Подхребтовая, Базны (все – Туапсинский округ), а в других населенных пунктах проживали вместе, в основном, с русскими и греками. Язык амшенских армян относится к западноармянским диалектам. В 1920-ые г. Советская власть реализовывала свою концепцию национально-государственного строительства, согласно которой все народы, в том числе и малочисленные, имели право на создание своих административно-территориальных образований. Армянское население на Северном Кавказе по результатам Всесоюзной переписи населения 1926 г. занимало по численности четвертое место, уступая лишь русским, украинцам и чеченцам, и составляло около 170 тыс. чел. В тоже время десятки тысяч армян-беженцев из Западной Армении (территория Турции) не учитывались, поэтому предполагают, что армянское население составляло не менее 200 тыс. чел. Ведь, только в Армавирском, Владикавказском и Майкопском округах, таких беженцев, по данным инструктора отдела национальностей ВЦИК, проживало около 25 тыс. человек. В 1925 г. в регионе был образован Армянский район в пределах Майкопского и части Кубанского округов, просуществовавший в составе Краснодарского края до 1953 г. [30]. В послевоенный период, особенно начиная с 1960-х гг. состав армянского населения изменился. К старожильческим группам (черкесогаи, амшенцы, потомки беженцев из Западной Армении – карсцы, эрзерумцы и т.д.) добавились реабилитированные крымские армяне, бакинские, кировобадские армяне. События же второй половины 1980-х – первой половины 1990-х гг. (Спитакское землетрясение 1988 г., распад СССР, армяно-азербайджанский вооруженный конфликт 1991–94 гг., экономическая нестабильность в Республике Армения и т.д.) обусловили новый переселенческий поток в Краснодарский край представителей различных армянских локальных групп из Армении и Грузии. На данный момент армяне – вторая по численности группа населения края, перепись 2010 г. – 281680 чел. (в том числе 5 черкесогаев). В основном, армяне являются приверженцами Армянской Апостольской Церкви, Краснодар – центр епископата. Ее храмы имеются в Краснодаре, ст-це Пашковской, Армавире, Курганинске, Белореченске, Апшеронске, Сочи, Адлере, Туапсе, Анапе, селах Альтмец, Гайкодзор и Варваровка, на хут. Новый Мир.

В крае армянскими общественными организациями ведется активная культурно-просветительская деятельность. За последние тридцать лет были созданы более 50 подобных общественных структур, в основном, отделения Союза армян России, но также, например, такие как: геленджикское общество «Ани», Армянское общество культуры и милосердия памяти Шираза (Славянск-на-Кубани), новороссийское общество «Луйс», краснодарская организация «Общество армянской культуры памяти Месропа Маштоца», туапсинское общество «Амшен», краевая организация «Армянская диаспора «Святой Саркис» и др.

Представителями другой древневосточной христианской церкви являются ассирийцы. Ассирийцы – древний этноним, расширительное значение термина – все арамеоязычные христианские общины Ближнего Востока: несториане, сиро-халдеи, якобиты, сиро-католики, иногда марониты, мелькиты (греко-католики), а также приверженцы якобитской, неонесторианской и униатских церквей Южной Индии. В узком смысле данное понятие обозначает современный народ, объединяющий арамеоязычных несториан и сиро-халдеев. Первоначальное самоназвание сурайя «сирийцы». Термин «Ассирийцы» (арам. атурайа) введен в качестве самоназвания несколько искусственно. В 1886 г. Англиканская церковь создает т.н. Ассирийскую миссию для оказания помощи сирийцам (арамеоязычным христианам Турции). В ходе I Мировой войны из этого населения формировались «ассирийские батальоны» сражающиеся на стороне Великобритании. Члены их стали называть себя ассиро-халдеями, а с 1920-х гг. – ассирийцами. В последнее время распространяется среди широких слоев населения различными организациями национального Возрождения. Другой термин конфессионального происхождения –  «несториане» (арам. нустурнайа) употребим в отношении ассирийцев, больше в качестве экзоэтнонима, со стороны якобитов и части ассирийцев – униатов (сиро-халдеев). В 1925 г. в ответ на ходатайство ассирийского общества «Хаядта» (Москва) был создан «национальный очаг» ассирийцев в пределах РСФСР – с. Урмия (ныне – Курганинский р-н), куда переселилось первоначально ок. 30 семей выходцев из Урмии (Иран), бежавших на территорию Кубани в 1914–1918 гг. В 1930 гг. в Урмии жило уже ок. 200 семей ассирийцев из различных городов России (Москва, Киев и т.д.) из них был образован мононациональный к/з им. Микояна, а в 1931–1954 гг – Ассирийский национальный сельский совет. В настоящее время ассирийцы РФ не обладают никаким особым административно-территориальным статусом. В Краснодаре функционировала краевая общественная организация ассирийцев Кубани «Хаядта». Язык современных ассирийцев – т.н. ассирийский (в отличие от языка древнего – аккадского), или новосирийский, относится к афразийской (семито-хамитской) языковой семье, семитской ветви северо-западной группе арамейской подгруппе. В настоящее время язык преподается в ассирийских воскресных школах в Москве, Краснодаре, а также как факультатив в Урмии [31]. С. Урмия – единственное в РФ сельское компактное поселение ассирийцев. Численность ассирийцев в крае по данным переписей уменьшается: в 2002 – 3764 чел., в 2010 – 3440 чел. Официальное название церкви, которая рассматривается ассирийцами как национальная – Святая Апостольская Вселенская Церковь Востока, иногда – Персидская или Сиро-Персидская церковь. Ее возникновение традиция связывает с деятельностью апостолов Петра, Фомы, Матфея, Фаддея и Варфоломея. Автокефалия от греческой церкви с 410 г. Часть ассирийцев Урмии (Иран), около 8000 чел., во главе с епископом Мар-Йоной 25 марта 1898 г. присоединилась к Русской Православной Церкви. После переселения в Россию эта группа, а также подавляющее большинство всех других переселившихся сюда ассирийцев-несториан, формально стали прихожанами местных православных приходов. В Краснодаре в июне 2014 г. был освящен храм Св. Георгия Победоносца (Мар-Гиваргис) Ассирийской апостольской церкви Востока.

Католическое население края представлено чехами, поляками, отдельными немецкими общинами, армяно-католиками.

Основание чешских сел на Северо-Западном Кавказе (Черноморский округ) происходит около 1870 г. (Анастасиевка, Владимировка, Павловка, Варваровка, Кириловка и Мефодиевка и др. Чехи переселялись на Кавказ, как русскоподданые из Херсонской губернии, встречались среди них и подданные Австро-Венгрии. Костелы и молельные дома имелись в крупных городах (Екатеринодар–Краснодар, Майкоп, Новороссийск), а также в чешских селах (Варваровка, Павловка, Тешебс). Они не были специфически чешскими, а обслуживали все католическое (поляки, немцы) и униатское (часть армян) население. Приходы римско-католической церкви существовали в регионе начиная со 2 пол. XIX в. и до конца 1930-х гг., их повсеместное закрытие было результатом сталинских гонений на религиозные меньшинства. В 1920–1930-е гг. в Черноморском округе работали чешские школы, функционировал Варваровский чешский национальный сельсовет, ликвидированный в 1939 г. [32]. Чешский язык постепенно повсеместно вышел из употребления, на начало 2000-х гг. лишь отдельные пожилые люди могли припомнить отдельные фразы и словосочетания на языке. В Новороссийске и Анастасиевке (Туапсинский р-н) существуют национально-культурные чешские общества [33]. В тоже время численность жителей, отождествляющих себя с чехами неуклонно снижается: 1247 чел. (1989 г.), 732 (2002 г.), 416 (2010 г.)

В отличие от чехов, поляки всегда были городским населением, занимали административные должности на железной дороге, в кредитно-банковских учреждениях, в сфере образования и медицине. На Северо-Западном Кавказе селятся со второй половины XIX в. [34]. По ведомости о составе народонаселения Кубанской области «по национальностям» на 1878 г. их насчитывалось 2729 душ мужского и женского пола, в 1916 г. в области проживало 3949 поляков, в 1920 г. в составе городского населения Кубано-Черноморской области 5175, а в 1923 – 4435 человек польской «народности». На 1920 г. имеются также данные общеобластной сводки: поляков 3668 мужчин и 3649 женщин, а всего – 7317 человек. В 1920-е в Краснодаре действовала польская национальная школа [35]. По переписи 2010 г. в крае 1969 поляков. В 2006 г. в крае зарегистрирована региональная организация «Польский национально-культурный центр «Единство» (рук. – А.И. Селицкий). В Краснодаре в 1992 г. был восстановлен католический приход Св. Розария и Св. Варвары. В 1999 г. состоялось освящение католического храма во имя Св. Либория, священниками которого многие годы были польские священники.

Первые немецкие колонии на СЗК появились в 1850-е гг. в Ейском округе Черноморского казачьего войска – Михельсталь (позднее – Воронцовская) и Александерфельд (Александровская) [36]. Вторая половина XIX в. стала своеобразным пиком развития колонистского движения на СЗК – происходило массовое образование поселений немецкими колонистами. В тоже время принятые в 1871 г. «Правила об устройстве поселян-собственников (бывших колонистов)», причисляли колонистов к новой категории подданных – поселянам, уравнивали их в административном и судебном отношении с крестьянами-собственниками [37], и таким образом, существенно снижали привлекательность колонистского движения. Еще одним шагом в этом направлении стал Указ от 1 января 1874 г., которым была введена всеобщая воинская повинность, распространившаяся и на немецких колонистов. В последующие годы, предшествовавшие I Мировой войне, продолжался рост числа колоний, но в основном за счёт образования дочерних колоний вокруг уже наметившихся центров. Увеличивается и общая численность немецкого населения. Так, с 1897 по 1913 г. число немцев в Кубанской области увеличилось в 2,25 раза (с 11410 до 25640 чел.), а в Черноморской губернии – в 12,5 раза (со 156 до 1942 чел.) [38]. Начавшаяся I Мировая война в корне изменила социокультурную ситуацию проживания немцев в Российской империи и на СЗК, в частности. Ксенофобия, отягощенная военными неудачами, породила недоверие, подозрительность, и в итоге – дискриминационную политику. Появившийся дискурс о «немецком засилии» привел к антинемецкой истерии [39], что вылилось в топонимические реформы, ликвидационные законы (секвестр земли) [40], запреты на преподавание немецкого языка [41], и, в конце концов, – погромы [42] и депортацию немецкого населения. В ранний советский период, в эпоху «коренизации» в регионе были созданы немецкие национальные школы, национальные сельсоветы и в итоге национальные немецкие Ванновский р-н (1928–1939) и Штейнгартовский р-н (1934–1953). Вместе с Ванновским национальным р-ном, в 1939 г. были ликвидированы немецкие сельсоветы – Соннентальский Гулькевичского р-на, Мариентальский Кущевского р-на, Ленинтальский Лажожского р-на, Марьинский Успенского р-на, Нейгофнучгский и Розентальский Крыловского р-на, Мирненский Армавирского р-на, Александровский и Воронцовский Ейского р-на, Долиновский Новотитаровского р-на, Джигинский Анапского р-на, Шедокский Мостовского р-на [43]. В 1941 г. немецкое население Северного Кавказа было депортировано и реабилитировано в 1964 г., что позволило немецким семьям вернуться в родные места [44]. В 1983 г. была поставлена учет лютеранская немецкая Витязевская сельская община Анапского р-на (пресвитер – И.М. Насс) [45]. По переписи 1989 г. в крае проживало 32213 немцев. Процесс репатриации в Германию в 1990–2000-е гг. значительно снизил численность немецкого населения региона: по переписи 2010 г. –12171 чел. Немецкое населения края, в основном, исповедует лютеранство, приверженцами католичества были немцы села Семеновского, где до сих пор сохранилось здание костела. На данный момент функционирует краевая немецкая национально-культурная автономия (рук. – А.Ф. Баумунк), армавирская городская национально-культурная автономия, несколько немецких общественных организаций.

Эстонское население Северо-Западного Кавказа начинает формироваться в 1880-е гг., когда появилось несколько эстонских населенных пунктах, как на территории Черноморского округа (села Сальме, Сулев, Ээсти-Лоо, Эсто-Садок), так и в Кубанской области (Марухо-Эстонское, Хусы-Кардоникское и т.д.) [46]. Эстонцы переселялись на Кавказ в поисках свободной земли, к тому же им были рады местные власти как проводникам «высокой» сельскохозяйственной культуры. По состоянию на 1 января 1913 г. в Черноморской губернии (учрежденной в 1896 г. из одноименного округа) эстонцы составляли большинство в деревнях Эстонской, Троицкой, на частновладельческом участке Рогожина и в поселке Эсто-Садок, а также проживали в г. Романовске, посадах Сочи, Туапсе, Адлере, деревнях Аибге, Ермоловской, Мехадырь, Навагинке, Пиленкова, Псху, урочище Буу, на частновладельческих участках в долине р. Цемес, Бывшем Хлудова, Ткаченко, Федорова, Варданэ, Дагомыс, Катково-Леонтьевской дачи, Институтском участке, участке Верещагинской дачи, на цементных заводах Новороссийского округа и в Гагринском районе [47]. Исповедование эстонцами лютеранского направления христианства являлась для них неотъемлемой чертой самоидентификации. Поэтому строительство лютеранских церквей и молелен началось практически сразу после переселения. К примеру, в августе 1905 – январе 1906 г. тянулось дело о постройке нового молитвенного дома в с. Марухо-Эстонском Баталпашинского отдела Кубанской области. Вопрос решался через Департамент Духовных дел иностранных исповеданий МВД, Канцелярию Наместника Его Императорского Величества на Кавказе, Начальника Кубанской области, Начальника Штаба Кавказского военного округа и был разрешен положительно. о разрешении на строительство ходатайствовала Евангелическо-Лютеранская Генеральная Консистория, согласно представлению Московской Лютеранской Консистории, а селение Марухско-Эстонское входило во Владикавказский приход [48]. По данным на 1920 г. в Кубано-Черноморской области проживало 1777 эстонцев (825 мужчин и 952 женщины) [49]. Уже к 1 марта 1920 г. в Кубано-Черноморской области работало 3 эстонских школы, в которых обучалось 126 детей, и работали 4 учителя [50]. В 1930-е гг. были образованы эстонские колхозы в Отрадненском районе – «Уус-тее» и «Вейтлус», объединявшие население в хут. Новоэстоновском и Банатовском, судя по всему переселившееся из «традиционных» эстонских населенных пунктов Гусы-Кардоник и Марухо-Эстонского. До 1939 г. существовали эстонские национальные сельсоветы – Новоэстонский Отрадненского р-на и Ливоновский Успенского р-на [51]. В 1938 г. эстонцы – колхозники «Уус-Тее» и «Вейтлус» были репрессированы, пострадал 181 чел. После освобождения в 1943 г. Отрадненского р-на, стихийно стали проводиться религиозные службы, в том же году была зарегистрирована лютеранская община с. Новоэстоновского, просуществовавшая до 1954 г. [52]. Эстонское население края постепенно уменьшалось. По переписи 2010 г. эстонцев в крае 668 чел, их них 280 – в городском округе Сочи, 171 – в самом Сочи, 21 – в пгт Красная Поляна, около которого расположено единственно оставшееся эстонское село Эсто-Садок, отметившее 125 лет в 2011 г. В Отрадненском и Успенском р-нах – всего 27 и 25 чел., соответственно. В 2000 г. в Сочи была создана общественная организация эстонская община «Ээсти-айакэ» (рук. – В.Ф. Герман).

Северо-Западный Кавказ издавна являлся территорией проживания гетерогенных иудейских общин. После присоединения Крыма в 1783 г. и крымские евреи становятся подданными Российской империи. Отсутствие каких-либо ограничений на передвижение обусловило проживание европейских евреев (например, ашкеназим) на Северо-Западном Кавказе, входившем в состав Таврической губернии, на территории которой разрешалось евреям приписываться к мещанскому или купеческому сословиям. Отдельные евреи вступали в казачество. Только в 1825 г. евреям было запрещено селиться в Кавказской области, в тоже время отдельные индивидуумы проживали на Северо-Западном Кавказе. Позже появились правила 1859 г. и 1865 г., разрешающие селиться вне черты оседлости евреям купцам 1 гильдии и евреям иностранным подданным. Постепенно стала формироваться иудейская община Кубанской области и Черноморского округа. Нижние чины из евреев создали одни из первых молитвенных домов в регионе: в Майкопе (1857 г.) и Екатеринодаре (с 1884 г в новом здании, а до этого «существовал в собственном здании десятки лет»). Хотя впоследствии эти молельни периодически закрывались, а еврейское население частично высылалось из Кубанской области, функционирование еврейской общины подпитывалось солдатскими иудейскими объединениями. В сфере религиозной жизни еврейского населения области всегда остро стоял вопрос о раввинате и молитвенных зданиях (синагогах). В отдельные периоды времени Керченский раввин обслуживал еврейское население Кубанской области и Черноморской губернии, что было обусловлено давними историческими связями регионов. В 1890-х стал дебатироваться вопрос о создании собственного раввината, выплеснувшийся даже на страницы региональной прессы, что свидетельствует об определенном уровне интегрированности в местное сообщество. Тогда же в конце 1890-х гг. на городских картах появились участки, отданные под еврейское и караимское кладбища. В 1893 г. была закрыта синагога согласно Закону 1892 г., запрещающему проживать евреям в Кубанской и Терской областях. В 1917 г. после Февральской революции черта еврейской оседлости ликвидируется. Численность еврейского населения Екатеринодара во все годы дореволюционного периода оставалась небольшой. Так, если в 1835 г. в городе проживало 38 евреев, в 1871 г. – 249, в 1897 г. – 526, то в 1908 г. их насчитывалось 558 чел., в 1910 г. – 574 человека, в 1912 г. – 582 чел., 1916 г. – 565 человек. В 1917 г. евреи легально включаются в политическую жизнь Екатеринодара как национальная община. 5 марте проходит собрание общины, на котором избираются представители в Гражданский комитет (депутатом Ной Янкелевич Либерман, кандидатом по нём – М. Хейфец). В годы гражданской войны еврейское население области подверглось репрессиям со стороны противоборствующих партий. Например, исчез горскоеврейский Джегонасский поселок Баталпашинского отдела. Многие ашкеназим покинули Советскую Россию по идеологическим мотивам, например, тот же Н.Я. Либерман, состоявший членом партии эсеров. В советское время политика коренизации и просвещения национальных меньшинств активизировала деятельность еврейской общины [53]. В 1923 г. была образована в Краснодаре еврейская национальная школа [54]. До середины 1930-х гг. функционировала религиозная организация и действовала синагога. Согласно заключению Краснодарского крайисполкома синагогу закрыли в 1935–36 гг. В послевоенный период иудейская община Краснодара просуществовала в 1946–1950 гг. [55], в 1945–46 гг. пытались зарегистрировать общину в Новороссийске [56]. По данным переписи 2010 г. в крае евреев 2247 чел., горских евреев – 14, крымчаков – 35, караимы – 6.

Мусульмане-сунниты края входят в подчинение централизованной религиозной организации «Духовное управление мусульман Республики Адыгея и Краснодарского края», созданной в 1993 г. Муфтий А. Карданов.

Помимо адыгов, среди жителей края ислам исповедуют крымские татары (2010 г. – 1407 чел.), турки (8527 чел.) и турки-месхетинцы (158 чел.), азербайджанцы (10165 чел.), курды (5899 чел., в том числе курманч – 35).

 

Источники и литература:

1. http://krsdstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/krsdstat/ru/census_and_researching/census/national_census_2010/score_2010/ (просмотр 27.01.2019)

2. Кузнецов И.В. Успехи и проблемы борьбы причерноморских шапсугов за укорененность // Бюллетень: Антропология, Меньшинства, Мультикультурализм. Новая серия. Вып. 1 (7). № 1–3 (март–сентябрь 2006) / Под ред. И.В. Кузнецова и др. Краснодар, 2006. С. 289–290.

3. Сень Д.В. «Войско Кубанское Игнатово Кавказское»: исторические пути казаков-некрасовцев (1708 г. – конец 1920-х гг.). Краснодар: Изд-во КубГУ, 2001.

4. Ракачев В.Н., Ракачева Я.В. Народонаселение Кубани в XX веке: историко-демографическое исследование: в 4 тт. Т.1. 1900–1920-е гг. / Отв. ред. В.Н. Ратушняк. Краснодар: КубГУ, 2005. C. 26.

5. Фелицын Е.Д. Кубанская область. Списки населенных мест по сведениям на 1882 год. Приложение «Распределение народонаселения Кубанской области по народностям» // Сборник сведений о Кавказе. Т. VIII. Издан под ред. Н. Зейдлица. Тифлис, 1885.

6. Кадио Ж. Как упорядочивали разнообразие: списки и классификации национальностей в Российской империи и в Советском Союзе (1897-1939 гг.) // Ab imperio. 2002. № 4. C. 182.

7. О сектантах, см. Крюков А.В. Религиозные секты на Кубани в аспекте межконфессиональных отношений (досоветский период) // Кавказский сборник. Т. 1 (33) / Под ред. Н.Ю. Силаева. М., 2004. С. 149–164.

8. Пригарин А.А. Украинцы // Кубань многонациональная: этнографический словарь-справочник / В.И. Колесов и др. Краснодар, 2007. С. 160–161.

9. Первая Всероссийская перепись населения Российской империи. Т. LXV. Кубанская область. Спб., 1905. С. 60.

10. Первая Всероссийская перепись населения Российской империи. Т. LXX. Черноморская губерния. Тетрадь II. Спб., 1901. С. 34.

11. Пригарин. Указ. соч. С. 161.

12. Первая Всероссийская перепись населения Российской империи. Т. LXV. Кубанская область. Спб., 1905. С. 60.

13. Всесоюзная перепись населения 1926 года. М.: Издание ЦСУ Союза ССР, 1928–29. Т. 5. С. 57–59, 71–73, 77–78, 96–97

14. Ракачев В.Н., Ракачева Я.В. Народонаселение Кубани в XX веке: историко-демографическое исследование: в 4 тт. Т.2. 1930–1950-е гг. / Отв. ред. В.Н. Ратушняк. Краснодар: КубГУ, 2007. C. 118.

15. www.perepis2002.ru/index.html?id=17

16. ГУ КК «Государственный архив Краснодарского края» (ГАКК). Ф. Р.–365. Оп. 1. Д. 498. Л. 104а.

17. Попов А.П. Греки понтийские // Кубань многонациональная... С. 69–85.

18. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 2802. Л. 6–6 об.

19. Киселев А.А. Греки Кубанской области в конце XIX в. (по материалам Первой всеобщей переписи Российской империи) // Понтийские греки. Studia Pontocaucasica III. Краснодар, 1997. С. 75.

20. Поселенные итоги переписи 1926 г. по Северо-Кавказскому краю. Ростов-на-Дону, 1929. С. 340.

21. Ведомость населенным пунктам Черноморской губернии, с показанием числа семейств, душ, национальности и вероисповедания коренного и временно-проживающего населения к 1 января 1913 года // ГАКК. Ф. 468. Оп. 2. Д. 243 «Обзор Черноморской губернии за 1912 г.»

22. Численность наличного населения по каждому сельскому населенному пункту по Краснодарскому краю // ЦСУ СССР. Всесоюзная перепись населения 1970 г.

23. Ведомость населенным пунктам Черноморской губернии…

24. Поселенные итоги переписи 1926 г. по Северо-Кавказскому краю…С. 168.

25. Половинкина Т.В. Из истории населенных пунктов города Сочи. Нальчик, 2006. С. 130.

26. Леонтьев П. (сост.) Справочная книга Черноморской губернии на 1899 год. Новороссийск, 1899. С. 88.

27. Поселенные итоги переписи 1926 г. по Северо-Кавказскому краю…С. 345.

28. ГАКК. Ф. Р–1519. Оп. 2. Д. 601.

29. См. Щербина Ф.А. История Армавира и черкесо-гаев. Екатеринодар, 1916.

30. Кузнецов И.В., Колесов В.И. Армяне // Кубань многонациональная... С. 26–37.

31. Кузнецов И.В. Ассирийцы // Кузнецов И.В. Понтийско-кавказские исследования: лекции, статьи. Краснодар, 2008. С. 148–162.

32. Центр документации новейшей истории Краснодарского края (ЦДНИКК). Ф. 1774-А. Оп. 1. Д. 667. Л. 2

33. Кузнецов И.В. Чехи Кавказа // Кузнецов И.В. Понтийско-кавказские исследования…С. 199–213.

34. Селицкий А.И. Поляки на Кубани: исторические очерки. Краснодар, 2008.

35. Колесов В.И. Польские национальные школы в Кубано-Черноморской области: образование и идентичность // Поляки в России: XVII – XX вв.: Материалы Международной научной конференции. Краснодар, 2003.

36. Городецкий Б.М. Немецкое землевладение на Кубани: Доклад, прочитанный на общем собрании членов Общества любителей изучения Кубанской области 24-го октября 1914 г. // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1915. Т. 20. С. 366–367.

37. Чеботарева В.Г. Немецкие колонии Российской империи – «государства в государстве» // Этнографическое обозрение. 1997. № 1. С. 136.

38. Кузнецова Р.Ш. Немцы (Материалы к изучению западноевропейских колонистов на Кавказе) // Археология и этнография Северного Кавказа. Краснодар, 1998. С. 402–449.

39. Безносова О.В. «Борьба с немецким засильем» и жизнь религиозных общин Юга Российской империи (1890–1917) // Российские немцы в инонациональном окружении: проблемы адаптации, взаимовлияния, толерантности: Мат-ры межд. науч. конференции. Саратов, 14–19 сентября 2004 г. / Под ред. А.А. Германа. М., 2005.

40. Ерохина О.В. Действие «ликвидационных» законов в немецких поселениях Области Войска Донского в 1915–1916 гг. // Российское государство, общество и этнические немцы: основные этапы и характер взаимоотношений (XVIII–XXI вв.): Материалы XI межд. науч. конференции. Москва, 1–3 ноября 2006 г. / Под ред. А.А. Германа. М., 2007. С. 20.

41. Немцы в истории России: Документы высших органов власти и военного командования. 1652–1917 / Сост. В.Ф. Дизендорф. М., 2006. С. 562, 590.

42. Герман А.А. Подвиг ефрейтора Эрентраута. Российские немцы в годы Первой мировой // Родина. 2014. № 8. С. 118.

43. ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 1. Д. 667. Л. 2–2 об.

44. Кузнецова Р.Ш. Указ. соч. С. 436, 439.

45. ГАКК. Ф. Р–1519. Оп. 2. Д. 538. Лл. 1–11.

46. Ракачев В.Н., Ракачева Я.В. Народонаселение Кубани в XX веке: историко-демографическое исседование: в 4-х т. Т. 1. 1900–1920-е гг. / Отв. ред. В.Н. Ратушняк. Краснодар, 2005. С. 38.

47. Ведомость населенным пунктам Черноморской губернии, с показанием числа семейств, душ, национальности и вероисповедания коренного и временно-проживающего населения к 1 января 1913 года // ГАКК. Ф. 468. Оп. 2. Д. 243 «Обзор Черноморской губернии за 1912 г.».

48. ГАКК. Ф. 318. Оп. 2. Д. 3227 «По вопросу о разрешении построить в сел. Марухо-Эстонское Баталпашинского отдела новый лютеранский молитвенный и школьный дом». 1905 г. 6 листов.

49. ГАКК. Ф. Р.–365. Оп. 1. Д. 408. Л. 51.

50. ГАКК. Ф. Р.–365. Оп. 1. Д. 579. Л. 25.

51. ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 1. Д. 667. Л. 2.

52. Колесов В.И. Вопросы истории эстонского населения Северо-Западного Кавказа // Археология и этнография понтийско-кавказского региона: Сб. науч. тр. Краснодар, 2013. С. 72–73.

53. Колесов В.И. Преодолевая черту: страницы истории еврейской общины Екатеринодара–Краснодара // Екатеринодар – Краснодар: 140 лет городского самоуправления. История и современность: Материалы региональной научно-практической конференции. Краснодар, 2007. С. 54–58.

54. ГАКК. Ф. Р-365. Оп.1. Д. 812.

55. ГАКК. Ф. Р-1519. Оп.1. Д. 41.

56. Архивный отдел администрации г. Новороссийска (АОАН). Ф. Р–8. Оп.1. Д.807. 6 л.

 

Материал создан и публикуется в рамках проекта Фонда президентских грантов №18-1-007614 "Этноконфессиональные традиции мира и согласия в Краснодарском крае".


тэги
читайте также