18 января, суббота

Еще одно «китайское» предупреждение Путина

22 мая 2014 / 20:12
экономический аналитик

Очень многое объединяет Россию и Китай, правда, пока, скорее, в политическом, чем экономическом, смысле.

Уже давно аналитики видят неизбежность ускорения интеграционных процессов стран БРИКС. По их мнению, России следует наискорейшим образом развить свои отношения с Китаем и другими восточными соседями России, чтобы выровнять баланс своих отношений между Востоком и Западом.

Очень многое объединяет Россию и Китай, правда, пока, скорее, в политическом, чем экономическом, смысле. Обе страны стремятся к максимальной независимости на мировой арене. И Россия, и Китай инициировали кардинальные изменения в своей экономике. Также для Запада обе страны сегодня стали основными конкурентами.

Запад всё более активно интригует против и России, и Китая. О дестабилизации обстановки на Украине и политике санкций против России известно хорошо. Несколько меньше в России знают о том, что Запад создает враждебную атмосферу также вокруг Китая. Обеспокоенный стремительным ростом экономической, политической и военной мощи Китая, Запад ищет наличие источников потенциальных разногласий Китая со своими соседями и анализирует возможность развязывания военно-политических конфликтов в азиатском регионе с участием этой страны.

Неслучайно, что в последние годы всё чаще в регионе стали появляться очаги напряжённости.

Последние годы постоянно раздувается возможность конфликта Китая сначала с Индией, затем — с Японией, теперь — с Вьетнамом. Как заявил в этом году в Давосе премьер-министр Японии Синдзо Абэ, напряжённость в отношениях между Японией и Китаем сегодня напоминает атмосферу в Европе накануне первой мировой войны. Во Вьетнаме недавно прокатилась волна антикитайских погромов, что привело к эвакуации Китаем более трех тысяч своих граждан.

Визит Президента Путина в Китай в мае 2014 года заранее рассматривался как исторический. Это должны были быть самые масштабные за последние годы переговоры. Сопровождали Путина практически половина российского правительства и региональной элиты, а также топ-менеджеры 46 крупнейших российских компаний.

Было очевидно, что это будет, в первую очередь, политический визит. Основной темой переговоров, как ожидалось, должно было стать изменение стратегии России и Китая и стран БРИКС в связи с очевидно враждебной и подрывной политикой Запада, в первую очередь, США. Такие переговоры велись, разумеется, за закрытыми дверьми, и многие договорённости останутся тайной. Но экономические последствия достигнутых соглашений будут доступны общественности.

Как заявил президент РФ Владимир Путин, подписанный в ходе визита контракт о поставках в Китай добываемого в России природного газа стоимостью 400 миллиардов долларов США на 30 лет, стал крупнейшей газовой сделкой за всю историю СССР и России. Путин также заявил, что реализация контракта на продажу российского газа станет на четыре года крупнейшей стройкой в мире. Цена на газ привязана к нефтяным ценам, добавил глава государства.

Инвестиции в инфраструктуру (для строительства трубопроводов) в рамках контракта оцениваются в 70 миллиардов долларов США. Объем российских инвестиций составит 55 миллиардов долларов США.

Вместе с тем, аналитиков наводит на размышления ремарка главы «Газпрома» Алексея Миллера о том, что точная сумма контракта является коммерческой тайной. В определённой степени это может быть связано с тем, что в рамках данного контракта уже подписаны или будут заключены различные дополнительные соглашения, в том числе бартерные сделки и офсетные программы как военного, так и гражданского и назначения.

В существующей напряжённой политической атмосфере бартерные сделки между Россией и Китаем могут стать способом ухода от расчётов с помощью доллара США, что будет способствовать дедолларизации экономики обеих стран. Также это не даст возможности Западу проследить объёмы и сроки российско-китайских поставок, поскольку в этом случае через американские и вообще западные банки не пройдут никакие платежи и расчёты.

Некоторые эксперты пришли к выводу, что столь рекордный по сумме и объёму газовый контракт «Газпрома» с китайской CNPC был заключен на выгодных условиях именно для Китая, а для России может оказаться минимально рентабельным. Разумеется, тридцатилетний срок контракта должен предполагать возможности индексации цен на газ или пересмотра ценовых условий. Но, как показывает опыт долгосрочных контрактов с европейскими потребителями (той же Украиной), пересмотр газовых цен может происходить и в сторону снижения цены.

Но для России сейчас не это главное.

Выгоды для Китая от заключенного газового соглашения слишком очевидны, поэтому в интересах Китая обеспечить безопасность этого контракта.

Полагаю, что следующий визит Владимира Путина в Китай, который намечен в этом году, приведёт к очевидному военно-политическому сближению между странами. Это будет необходимо, в том числе, с точки зрения обеспечения безопасности экономического сотрудничества между Россией и КНР, в первую очередь, бесперебойности поставок газа. Россия наверняка будет добиваться поддержки своей позиции в отношении украинского кризиса со стороны пока ещё нейтрального в этом вопросе Китая. К тому же, участие китайской стороны в финансировании строительства инфраструктуры проекта позволяет частично обезопасить Газпром от рисков ухудшения ценовых условий поставок.

Кроме газового соглашения, остальные контракты вряд ли можно отнести к категории прорывных. Многие из них спокойно могли быть заключены в любое другое время, независимо от заключения газового контракта. К тому же, некоторые из них пока не имеют согласованных существенных условий (стоимость, объёмы выполняемых работ, сроки) или они изложены в расплывчатой форме, что свидетельствует о том, что основная работа по их заключению ещё впереди.

Так, в 2019 году в китайском Тяньцзине будет запущен нефтеперерабатывающий завод (НПЗ), единственным поставщиком топлива для этого предприятия будет «Роснефть». Мощность НПЗ составит 16 млн. тонн, инвестиции в строительство проекта оцениваются примерно в 5 миллиардов долларов США. Соглашение с «Роснефтью» предусматривает открытие в Китае сети автозаправочных станций, которые будут работать под брендами российской и китайской компаний.

Компания «Сибур», совладельцем которой является Геннадий Тимченко, договорилась с китайской корпорацией Sinopec о создании совместного предприятия по производству каучука. Предприятие будет расположено в 50 км от Шанхая. Инвестиции в проект предварительно оцениваются в 120 миллионов долларов США. Новое производство будет в основном ориентировано на китайский рынок.

Согласно контракту, в 2017 году китайский производитель внедорожников Great Wall Motor запустит завод в Тульской области, где будут выпускаться автомобили марки Haval. Соглашение предусматривает строительство в Тульской области завода по производству автомобилей под маркой Haval, включающего в себя цех штамповки, сварки, окраски, сборки, производства запчастей. Планируется выпуск до 150 тысяч машин в год. Полное завершение проекта намечено на 2020 год, а объём инвестиций оценивается в 18 миллиардов рублей.

ОАО «Российские железные дороги» также подписали соглашение с «Китайскими железными дорогами» о стратегическом сотрудничестве, которое предусматривает развитие железнодорожных пограничных переходов между Россией и Китаем. Кроме того, стороны намерены повышать объёмы и эффективность контейнерных перевозок и сокращать сроки доставки транзитных контейнерных грузов по территориям своих государств и т. п. Стороны также договорились о развитии пассажирского сообщения.

Соглашение о сотрудничестве по программе пассажирского широкофюзеляжного дальнемагистрального самолёта между российской ОАК и китайской СОМАС пока вообще не имеет конкретики. Прогнозная стоимость проекта составляет около 10 миллиардов долларов США.

Как свидетельствует опубликованная информация, речь пока ещё не идёт о полностью доверительном и взаимовыгодном сотрудничестве России и Китая.

Сближение пока ещё только начинается. И это разумно: необходимо помнить о некоторых рисках российско-китайского сотрудничества.

Например, показательно то, что железнодорожное соглашение не упоминает пока никаких проектов ВСМ (высокоскоростного железнодорожного движения), а ведь Китай является лидером в строительстве линий ВСМ и создании высокоскоростного подвижного состава - локомотивов и вагонов. Китай обладает самой широкой сетью ВСМ в мире. Китай заключил много контрактов по строительству ВСМ во многих странах мира и стал основным лидером экспорта ВСМ в мире, оттеснив Японию. Но соглашение с ОАО «РЖД» никак не упоминает возможность передачи или даже продажи России столь необходимых ей технологий. Возможность участия Китая в создании ВСМ в России также не упоминается.

Надо помнить, что, по последним данным, население Китая составляет 1 миллиард 350 миллионов человек. Население России составляет 143 млн. человек, то есть разница более чем существенная — почти в десять раз. Это рано или поздно может вызвать синдром «большого брата» со стороны Китая.

Российскому бизнесу не стоит забывать, что в случае с китайцами они, как правило, сотрудничают не с частным бизнесом. В Китае господствует государственный капитализм, то есть бизнес не является независимым от государства, которое, наоборот, активно присутствует во всех сферах экономики. Все партнёры России — это, в основном, госкомпании Китая. Например, компания по строительству железных дорог «China Railway Construction Corporation» — это реорганизованное строительное управление Народно-освободительной Армии Китая. Многие её руководители и сотрудники носят воинские звания. Это означает, что защита деловых интересов китайских компаний — это не их персональная забота, а задача государства во главе с Коммунистической партией Китая. В случае конфликтов или просто споров с ними, за спиной китайских компаний вряд ли возникнет обычный для нас суд, а, скорее, Китай со всей своей мощью.

Поэтому полагаю, что Россия должна суметь мудро удержаться на достаточно безопасном расстоянии от Китая.

Не исключено, что Запад будет не в восторге от экономического и, тем более, военно-политического союза России и Китая. Возможно, это только даст ему новый повод усилить деструктивные процессы в России и постсоветском пространстве. Например, начать дестабилизацию ситуации в Белоруссии, чтобы Россия получила ещё один очаг напряжённости у себя под боком.

Думаю, что нам не следует слишком далеко отдаляться от Европы: затем будет сложно вернуться назад. Россия продемонстрировала Западу свою способность договариваться с Китаем. Думаю, что Запад должен извлечь из этого урок.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также