21 октября, понедельник

Дмитрий Лихачев и русский мир

28 ноября 2016 / 14:45
Член Общественной палаты города Москвы

Заместитель председателя Общественной палаты города Москвы Михаил Москвин-Тарханов вспоминает о том, какую роль сыграла фигура Дмитрия Лихачева в истории России.

Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения академика Дмитрия Сергеевича Лихачева, имя, которое останется навсегда в русской культуре и науке.

Велико значение наследия академика Лихачева, и оно особенно актуальным в наши дни. Именно сейчас остро встала проблема культурной идентичности: многим стало очевидно, что народы, объединенные русской культурой, в чем-то очень похожи, а в чем-то значительно отличаются от народов Европы, где-то проходит невидимая граница, разделяющая западный, новоевропейский, атлантический и восточный, точнее, русский цивилизационные миры.

Многие говорят сегодня в России, что мы иные, отличные, но где, в чем же это отличие? Ведь наша высокая культура является органической частью мировой, она пришла к нам с Запада во времена Петра Великого и осталось европейской, ведь потом Россия сама внесла в нее свой вклад вместе с творчеством Пушкина, Тургенева, Достоевского, Толстого, Чехова, Бунина, Булгакова, Мережковского, Ахматовой, Цветаевой, Куприна, Шолохова, Пастернака и Набокова. С Чайковским, Мусоргским, Скрябиным, Рахманиновым, Прокофьевым, Шостаковичем. С Шаляпиным, Станиславским, Таировым, Эйзенштейном, Дягилевым, Баланчиным, Павловой, Вертинским. С Айвазовским, Репиным, Коровиным, Сомовым, Бенуа, Юоном, Татлиным, Кандинским, Рерихом, Трубецким, Фальком. С десятками и сотнями других прославленных имен. В чем же тогда наша идентичность, если мы в культурном плане европейцы? Может, это просто выдумки про нашу «особенность», фантазии, вызванные к жизни политическим моментом, какими-то комплексами, болезными роста, и завтра все рассеется, как дым, как наваждение?

Этот сложный вопрос и отсылает нас к наследию академика Лихачева, который в своих знаменитых, прославленных во всем мире научных работах убедительно показал, что русский культурный «алгебраический код» идентичности сокрыт именно в русском языке, в его структуре, образах, архетипах. В том самом языке, который складывался как церковный, бытовой и литературный на основе древнеславянского в период с Х по XVII века, еще задолго до того как у нас сильно «подули западные ветры».

И литература Запада, и культура Запада, и образы Запада приходили в течение трех последних веков в Россию отнюдь не на целину, не падали на «белый лист», а наслаивались на мощный пласт уже сформированного в своих основных чертах русского языка, в том числе, литературного, берущего свое начало в «Повести временных лет», «Слове о полку Игореве», «В слове о законе и благодати», в житиях святых и летописных сводах.

Языка, который претерпел сильную модернизацию, трансформацию в XVIII веке и превратился из языка Симеона Полоцкого в язык Александра Пушкина, но сохранил свой таинственный и великий дух. Наша культура подобна мощному морозостойкому, но уже культурному плодовому дереву, на которое были привиты ветви европейских сортов, но при этом вызревающие на этих ветвях плоды изменили свой вкус и вид, оставшись похожими на исходные европейские, они, однако, стали во многом и нашими, русскими.

Таким образом, именно современный русский язык определяет в первую очередь особенность нашей русской цивилизации. Ни земля, ни почва, ни кровь, ни внешние признаки, ни привычки не делают человека русским, а делает его русским знание языка и любовь к России. Русский — кто любит Россию. А любить Россию — это значит знать и любить ее язык, литературу, культуру — так рассуждали вместе с нами лицеисты.

Не случайно в некоторых странах, окружающих Россию, ведется борьба за вытеснение русского языка из школьных программ и обихода, ведь пока человек говорит по-русски, он и думает «по-русски», он тянется сердцем к матери-России. «Алгебраический код языка» — квинтэссенция русской культуры, древние корни и ствол того древа, на ветвях которого расцветают цветы, выражающие русские мышление и характер, формирующие человека.

И это «культурное древо» осеняет не только гуманитариев, но и является источником духовной пищи для представителей точных наук. Как говорили наши великие ученые прошлого — «своими успехами отечественная физика обязана великой русской литературе», великому, могучему и прекрасному русскому языку, который мы сохранили, который помог нам устоять в испытаниях, который мы обязаны передать в ряду поколений.

Для меня имя Дмитрия Сергеевича связано не только с его замечательными трудами, но и с тем делом, которое нам довелось вместе сделать в Москве — в 1999 году к двухсотлетию со дня рождения А. С. Пушкина по нашему предложению при поддержке общественности и депутатов Московской городской Думы был основан Пушкинский лицей. В этом лицее, одной из лучших школ столицы, мы храним память о великом ученом, ежегодно проходим малые Лихачевские чтения, стараемся вместе с учениками хот немного быть причастными к культурному и научному наследию, может быть, последнего великого гуманиста нашей страны.


тэги
читайте также