21 октября, понедельник

День большой ротации

29 июля 2016 / 15:45
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Кадровая политика — одна из самых сложных тем для политического анализа. Можно оперировать массой данных о персоналиях, специфике работы на том или ином участке управленческой деятельности.

...представлением о необходимости или отсутствии необходимости проведения замен, но никогда нельзя точно сказать, даже обладая инсайдерской информацией, почему именно сейчас произведены те перестановки, которые были произведены.

И все же нынешние события заставляют задуматься о самой сути кадровой политики Владимира Путина.

28 июля текущего года стало днем, когда на федеральном уровне внезапно для внешних наблюдателей президент произвел целый ряд назначений — таких масштабных по количеству и уровню отставников и новых назначенцев серий не было за последние несколько лет.

Можно даже сказать, что такого в России не было практически никогда, за исключением частных случаев отставок кабинета министров (например, в 2004 или 2012 году), когда сообщения об отставках и назначениях тоже «лились» изобильным потоком.

Но, несмотря на неожиданность множества из озвученных президентских решений, общая логика во всех новостях имеется.

Первая и самая очевидная вещь — это отставки губернатора Кировской области Никиты Белых и главы ФТС Андрея Бельянинова. Обе отставки связаны с предыдущими скандалами с обысками и привлечением правоохранителей.

И хотя никакой особой вины за обоими чиновниками пока никто не установил окончательно, сам факт внимания силовиков и с трудом монтируемые с деятельностью чиновника суммы наличными на кадрах оперативной съемки — уже достаточное основание для подрыва доверия к их работе.

Бельянинов официально ушел сам, Белых пришлось ждать отставки в СИЗО, но логика решения очевидна — госслужащий должен каждым своим действием доказывать свое соответствие занимаемой должности. Показное потребление, «красивая жизнь», да даже сомнительная передача денег на непонятные цели — этим всем можно заниматься, но точно не на госслужбе.

Дальше сложнее, но логика в каждом решении присутствует весьма четкая. Кто приходит на место Бельянинова? Полпред президента в Северо-Западном федеральном округе Владимир Булавин.

Очевидно, что пост главы таможни — пост для выходца из силового блока. Булавин — выходец из ФСБ, отработавший в Совете безопасности — хороший кадр для такой должности. Тем более что в его округе был целый ряд приграничных областей, в том числе крупные портовые Санкт-Петербург и Калининград.

Кстати, о Калининграде — на место Булавина президент назначил главу именно этого региона Игоря Цуканова. Цуканов в целом неплохо себя показал на посту главы области, его повышение — вполне ожидаемый процесс. Теперь надо будет следить, как у него сложатся дела на уровне полпредства.

Большей неожиданностью стали перестановки в Крыму, где губернатор Севастополя Сергей Меняйло покидает свой пост и направляется полпредом президента в Сибирь. Он становится сменщиком в должности полпреда Николая Рогожкина.

Здесь логика ясна — Рогожкину месяц назад исполнилось 64, возраст вполне пенсионный. Меняйло на 8 лет его младше. К тому же свою задачу в Севастополе — по управлению городом в момент масштабной перестройки и постоянного форс-мажора последних двух лет — он явно выполнил.

Сегодня наступает время более спокойного стиля управления. И Севастополь сегодня требует управленца в большей степени гражданского, как раньше говорили, «крепкого хозяйственника».

Меняйло же — бывший командующий Черноморским флотом, человек военный и больше подходил именно под переходный период жизни Севастополя, когда многие, если не большинство, решения необходимо было принимать буквально в условиях, приближенных к боевым.

Его сменщиком стал Дмитрий Овсянников. До этого он работал на различных промпредприятиях, а в последнее время занимал пост заместителя министра промышленности и торговли.

В той же логике и другое решение президента — об упразднении Крымского федерального округа и объединении его с Южным ФО. Время решений проблем Крыма «на живую нитку», в оперативном режиме и при постоянной угрозе со стороны Украины (она ярче всего проявилась в ходе транспортной, а затем энергоблокады полуострова) проходит.

Крым сейчас не зависит от Украины практически ни в чем, стало быть, и необходимость ежеминутного контроля Москвы отпадает. Теперь можно решать вопросы в рабочем порядке и отдельное полпредство становится излишней роскошью. Нормализация такого типа — вещь крайне позитивная, и ее стоит только приветствовать.

Главу Крымского округа Олега Белавинцева перебросили на Северный Кавказ на аналогичную должность — очевидно, что такими кадрами не разбрасываются, а Белавинцев себя в «полубоевых» условиях Крыма проявил очень неплохо. Северный Кавказ, как известно, остается участком непростым, и там его таланты будут востребованы. Тем более что прежний полпред в СКФО Сергей Меликов ушел в не так давно созданную Росгвардию заместителем руководителя.

Еще одна важная история — новый губернатор Ярославской области. Предыдущий губернатор Ястребов, по сути, не смог решить ряд важных стоящих перед областью задач. Постоянные элитные конфликты, регулярные коррупционные скандалы — со всем этим разобраться было весьма сложно, и губернатор потерпел досадное поражение на этом поприще.

Прекрасный регион с хорошими перспективами в результате так и не смог показать весь свой потенциал. Замминистра МВД и выходец из ФСО Дмитрий Миронов в этом плане может оказаться куда более эффективным управленцем: по крайней мере, разобраться с местными элитными противоречиями ему вполне под силу.

Наконец, знаковой, как представляется, стала отставка посла России на Украине Михаила Зурабова. Зурабов свой пост занимал еще с 2009 года, а то было совсем другое время в отношениях двух государств. Еще даже не избрали Виктора Януковича, не было крайне неприятной для Москвы истории с евроассоциацией, не взорвался евромайдан и не началась гражданская война на Украине.

Все это произошло, когда Зурабов был послом. Разумеется, в качестве посла России он был ограничен в средствах, и потому винить его в том, что он не смог предотвратить резкого ухудшения отношений между Москвой и Киевом после кровавых событий в Киеве и других регионах страны, было бы не совсем правильно. Но одно точно, сегодня на Украине требуется посол другого типа, возможно, с чрезвычайными полномочиями от президента.

В целом по череде назначений от 28 июля можно сказать, что президент произвел точечную настройку госаппарата в нескольких проблемных местах. Такого рода «спецоперации» очевидно придают импульс всей системе госуправления. Что до общих выводов, то, суммируя все новости, можно сказать, что президент остается верен своей концепции кадровой политики.

Когда-то в журнале «Русский пионер» была опубликована колонка Владимира Путина о том, как увольнять людей и стоит ли это делать постоянно.

«Для меня абсолютно очевидно, что из желания продемонстрировать свою власть, снова и снова разгоняя и собирая людей, ничего хорошего не получится. Люди будут собираться, рассаживаться, потом настраиваться на работу… А тут уже, смотришь, надо другую команду собирать. И так будет продолжаться бесконечно. Труднее создать рабочую обстановку. Но еще труднее заставить людей работать. Это надо уметь. И если вы создали эту рабочую обстановку, мотивировали людей к работе, а они взялись за нее, то дайте людям довести их работу до конца», — писал тогда Владимир Путин.

Что он и продемонстрировал сегодня. Большая часть отставников — те, кто не замешан в коррупции — конечно же, без дела не останутся. Зато вся система госуправления соберется, не будет расслабляться и будет мотивирована на дальнейшую работу. Такой стиль президентской кадровой политики. Своего рода «позитивная ротация».

Источник


тэги
читайте также