15 ноября, пятница

«Бритва Оккама» и присоединение Крыма

28 июля 2014 / 16:40
Член Общественной палаты города Москвы

То, что можно объяснить посредством меньшего, не следует выражать посредством большего.

Принцип «бритва Оккама» — логический прием анализа, который в первоначальном виде был сформулирован так: «То, что можно объяснить посредством меньшего, не следует выражать посредством большего» (лат. Frustra fit per plura quod potest fiery per pauciora).Чаще говорят, интерпретируя первоисточник: «Не умножайте сущности сверх необходимого».

Украинские политики и юристы в диалоге о государственной принадлежности Крыма и Севастополя, можно сказать, что в соответствии с этим принципом, используют предельно простые аргументы, исходя из ратифицированных международных договоров России и Украины 1997 и 2003 годов, где стороны постановили взаимно уважать территориальную целостность друг друга, а также соглашения от 21 апреля 2010 года об аренде военной базы в Севастополе, в котором прямо сказано: «Стороны продлевают действие Соглашения между Украиной и Российской Федерацией о статусе и условиях пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины от 28 мая 1997 года». Причем, если в самом тексте упомянутых договоров прямо не упоминаются Севастополь и Крым, то в последнем соглашении четко указано, что военная база черноморскогофлота Россиинаходится в Севастополе на территории Украины.

Да, Россия только что в одностороннем порядке данное соглашение расторгла, но что это постфактум меняет?

Украинские правоведы смело могут утверждать, что в отношении Крыма и Севастополя с 1997 года действует эстоппель — принцип, согласно которому нельзя отрицать то, что до этого было явно принято или молчаливо признано. Ведь Россия не только ратифицировала международные документы, но и своим консенсуальным поведением на протяжении многих лет выражала согласие с принадлежностью Крыма и Севастополя Украине. Зачем праздно «умножать сущности», привлекая какие-то дополнительные аргументы при международно-правовом анализе в надежде попытаться отрицать очевидное для всех? Украинским коллегам все ясно и так, никакие дополнительные аргументы привлекать и не нужно, «бритва Оккама» в действии.

Ну что же, мы в этом диалоге, полагаю, тоже готовы пойти на крайний минимализм. И вспомнить два документа — постановления Верховного Совета РСФСР «О правовой оценке решений высших органов государственной власти РСФСР по изменению статуса Крыма, принятых в 1954 году» от 21 мая 1992 года № 2809−1 и «О статусе города Севастополя» от 09 июля 1993 года № 5359−1. В первом из них сказано буквально следующее — Россия не признает передачу Крыма Украине, но не будет требовать урегулирования вопроса о статусе Крыма на основе волеизъявления народа Крыма. Второе постановление просто констатировало факт принадлежности Севастополя России.

Тогда, в девяностых годах, Россия не стала изымать Крым и Севастополь из владения Украины, но положения данных постановлениях Верховным Советом РСФСР действовали все последующие годы.

Эти положения, закрепленные в упомянутых выше, а также в ряде других действующих, не отмененных документов, вкратце таковы:

- Россия не признает правомочность безусловного владения Украиной Севастополем и Крымом, предполагает возможность возвращения этих территорий в состав России в будущем,

- Россия вынужденно соглашается с тем, что Севастополь и Крым временно находятся в фактическом владении Украины и строит на основе признания этого факта двусторонние отношения с соседом;

- окончательное решение о принадлежности Крыма и Севастополя России или Украине в будущем должны принять жители полуострова на референдуме.

Таким образом, российская сторона, или упоминая о территориальной целостности Украины, или решая вопросы об аренде части территории Крымского полуострова, или же договариваясь о делимитации границ, всегда имела в виду лишь условный характер владения Украиной Крымом и Севастополем.

При этом их судьбане могла быть предрешенана тот момент сторонами, а должна была быть определена на референдуме. Окончательным условием юридического владения либо Украиной, либо же Россией этой территории является волеизъявление народа Крыма и Севастополя — такова была позиция России в то время, когда она заключала договоры и соглашения с Украиной. Эстоппель в том смысле, о котором говорят украинские и некоторые российские правоведы, в этом случае имеет также условный характер, может быть опровергнут референдумом. Уникальная ситуация!

Мартовский референдум в Крыму и Севастополе разрубил этот «гордиев узел». Положения всех договоров и соглашений России и Украины перестали действовать в части Севастополя и Крыма, и вскоре они стали российскими.

Но тут же зазвучали голоса о незаконности референдума, о его противоречии конституции Украины.

А кто сказал, что он должен был проводиться на основе внутреннего законодательства Украины?

Не попытка ли это с помощью крючкотворства оспорить волеизъявление народа?

Референдум однозначно определил волю жителей Крыма и Севастополя, а остальное все лишнее, избыточное для целей анализа. Не будем же умножать сущности сверх необходимого. Воля народа, выраженная свободно на референдуме носит, и необходимый, и достаточный характер. Право Украины на территорию Крыма и Севастополя прекращено, все, чем она временно владела возвращено России. «Бритва Оккама», никуда не деться.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также