19 ноября, воскресенье

Каталония, Косово и Крым: трудные вопросы международного права

21 октября 2017 / 21:22
Заместитель председателя Общественной палаты города Москвы

Заместитель председателя Общественной палаты города Москва Михаил Москвин-Тарханов комментирует выступление президента России Владимира Путина на Валдайском форуме.

Владимир Путин на Валдайском форуме 19 октября 2017 года, отвечая на вопросы Рейна Мюллерсона о политической и правовой позиции России по итогам референдума о независимости Каталонии, просматривающихся тут параллелях с независимостью Косова и принципиальной возможности признания международным сообществом сецессии части территории многонациональных стран, высказался в общем плане о нежелательности создания таким путем малых государств на моноэтнической основе.

При этом, однако, он напомнил присутствующим о том, что 8 октября 2008 года Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию 63/3, поставив перед Международным судом в Гааге вопрос о соответствии одностороннего провозглашения независимости временными институтами Косово нормам международного права. Международный суд в Гааге 22 июля 2010 года после двухгодичного рассмотрения под значительным давлением на него политиков ведущих стран Запада, вынес консультативное заключение, в котором постановил, что Декларация о независимости Косово от 17 февраля 2008 года не нарушила международное право. 

Оценки и заключения суда, отметил Владимир Путин, касались не только случая Косово, а самой проблемы применения международного права к объявлению независимости частью одного государства в принципе, то есть, это было «открытие ящика Пандоры». Так, в пунктах 79 и 81 данного заключения значится: «практика государств не свидетельствует о появлении в международном праве нового правила, запрещающего провозглашение независимости в подобных случаях и никакого общего запрета на одностороннее провозглашение независимости не вытекает из практики Совета Безопасности ООН». А в пункте 84: «Международный суд считает, что общее международное право не содержит какого-либо применимого запрета на декларации о независимости, соответственно он приходит к заключению, что декларация о независимости от 17 февраля 2008 года не нарушила общее международное право». 

 Государственный департамент США в ходе подготовки данного решения дал свои рекомендации Международному суду, где сформулировал также принципиальные положения: «принцип территориальной целостности не исключает появления новых государств на территории существующих государств» и «декларации о независимости могут (часто так и происходит) нарушать внутреннее законодательство, однако это не означает, что происходит нарушение международного права». Также он сделал и общий вывод: «во многих случаях, включая Косово, обстоятельства декларации независимости могут свидетельствовать о фундаментальном уважении международного права со стороны нового государства». Понять Вашингтон можно, ведь сами США  таким же способом обрели в свое время независимость от Великобритании. Но к голосу из-за океана присоединились и голоса их союзников - стоящих на страже нерушимости послевоенных европейских границ Германии, Франции и Великобритании. Яснее всех высказалась хранитель законности и колыбель международного права Великобритания, постулировав весьма интересную мысль, что «сецессия, то есть, провозглашение независимости, сама по себе не противоречит международному праву». 

Однако отметил Владимир Путин, когда такие проблемы возникли в Каталонии, то  Европейскому союзу и США это не понравилось, они не поддерживают независимость каталонцев, что является четким неоспоримым примером применения ими «двойных стандартов». Позицию же России по  проблеме референдума в Каталонии Путин изложил практически в одной фразе, заявив однозначно и четко, что «мы надеемся, что проблема будет решена,  исходя из испанского законодательства и ее конституции». 

Почему нам сегодня интересен каталонский вопрос, ведь что Каталония, что Испания равно удалены от нас, и нас мало волнуют их внутренние проблемы. Куда больше тревожат проблемы Сербии и Косово ввиду наших длительных дружественных связей с Сербией и в память о трагических событиях 1999 года, да и по ряду других причин. Волнуют нас и проблемы референдума о независимости иракского Курдистана, ведь там неподалеку в Сирии воюют наши солдаты. Это так, но сегодня еще ближе к нам международно-правовая ситуация вокруг реституции (возвращения) в Россию Крыма и Севастополя.

Можем ли мы использовать как источник права по отношению к Крыму и Севастополю приведенные выше пункты решения Международного суда в Гааге? Нужно ли нам это? Не придется ли тогда признать  независимость Косово, оттолкнув друга и союзника Сербию? Не становимся ли мы тем самым соучастниками открытия упомянутого Путиным «ящика Пандоры»? С другой стороны, мы же сами признали уже независимость Абхазии и Южной Осетии. А что будем делать, есть нам, в конкретной ситуации в дальнейшем по политическим или гуманитарным обстоятельствам придется признать независимость, например, Приднестровья, Донецкой или Луганской непризнанных республик?

На этот вопросы могут ответить только руководители нашей страны, но  применительно к Крыму и Севастополю данное решение Международного суда имеет смысл использовать ограниченно, только как источник в форме правовой доктрины,  не прибегая к нему, как к источнику прецедентного права, особенно в силу того обстоятельства, если оппоненты утверждают, что данное решение было приято применительно к случаю (ad hoc) Косово, и прецедентом  международного права не является.

Не является, и не надо, нам и самим так спокойнее. Мы только возьмем из пункта 84 данного решения Международного суда одно доктринальное заключение о том, что «общее международное право не содержит какого-либо применимого запрета на декларации о независимости». Этот вывод суда  мы еще дополним, может, не таким авторитетным, но политически весомым официальным мнением Государственного департамента США, имеющим также доктринально значение: «декларации о независимости могут нарушать внутреннее законодательство, однако это не означает, что происходит нарушение международного права». Это все, что требуется в этой части для дальнейшего анализа ситуации с Крымом и Севастополем.

Хочу напомнить, что с 1945 года Украина (УССР) является субъектом международного права и ее соглашения с другими государствами, будь то Россия (СССР) или любая другая страна, согласно статье 102 Устава ООН регистрируются в ООН, в противном случае государство не вправе на них ссылаться, они не существуют для третьих сторон (самой ООН и других стран). Украина стала членом ООН тогда, когда Крым еще был российским, не входил в состав  территории Украины. Волюнтаристическим решением коммунистического режима, без учета мнения населения полуострова, Крым был отторгнут у России в 1954 году и передан Украине. Однако данное решение не было зарегистрировано в ООН в течении всех лет последующего  существования СССР (1954 – 1991). Следовательно, для международного сообщества акта передачи Крыма Украине 1954 года формально-юридически  не существует. 

При распаде СССР в 1991 году, власти Украины по умолчанию, надеясь на «принцип эстоппеля» (давность владения, молчаливое согласие и консенсуальное поведение сторон)  сохранила Крым и Севастополь в своем составе, иными словами продолжала неприкрытую ширмой бывшего СССР фактическую их аннексию. Реакция на эти действия Украины высшего законодательного органа власти России - Верховного совета Российской Федерации, выраженная в решениях 1992 года, была однозначной: Крым и Севастополь являются российскими, но временно находятся в Украине до решения вопроса об их возвращении в Россию по результатам территориального референдума. Таким образом, Россия реализовала основополагающий принцип ООН о праве народов на самоопределение, предоставив окончательное решение вопроса народу Крыма. И вот, в 2014 году в Киеве происходит государственный переворот, в Крыму и Севастополе местными законными органами власти назначается на 16 марта референдум, по результатам которого провозглашается независимость Крыма и Севастополя от Украины, и от имени населения их парламенты обращаются с просьбой к Российской Федерации о вступлении в ее состав.

Как отметили Международный суд в Гааге, «такое провозглашение независимости не запрещено международным правом», а Государственный департамент США добавил, что «даже если такое провозглашение может нарушать внутреннее законодательство, это не означает нарушения международного права, а может даже свидетельствовать о фундаментальном уважении международного права со стороны нового государства».

Согласен с мнениями юристов Государственного департамента США: с провозглашением независимости Крыма и Севастополя путем референдума устранено многолетнее беззаконие, начавшееся в 1954 году с передачей Крыма Украине без учета мнения граждан полуострова, продолжившейся «аннексией по умолчанию» полуострова Украиной после распада СССР, а также в виде нарушением прав и свобод жителей полуостров, выразившегося в действиях в отношении избранных властей Республики Крым в 1995 году, и в открытых угрозах посягательств на права и свободы населения Крыма и Севастополя со стороны украинских инсургентов в 2014 году. Именно поэтому мировое сообщество должно приветствовать провозглашение независимости Крыма и Севастополем и первым, впереди всех, Государственный департамент США. Вот что-то не торопятся они.

Но, кроме того, нам часто вменяют, что Россия якобы не имела права принимать Крым и Севастополь в свой состав. Извините, господа, во-первых, передача Крыма в 1954 между нашими странами - Украиной и Россией (правопреемник СССР) не может касаться третьих стран и мирового сообщества, так как эта передача не  была надлежащим образом оформлена и зарегистрирована в ООН. Так что  вопрос Крыма и Севастополя остается исключительно вопросом межгосударственных отношений Украины и России, не имеющий отношения, ни к США, ни к Европейскому союзу, ни к Организации Объединенных Наций. Украина же была предупреждена Верховным Советом РФ в 1993 году о том, что ее владение Крымом носит условный характер, вплоть до решения на референдуме народа Крыма и Севастополя. Референдум там прошел, временное владение Украины завершилось, дальше Россия действовала в соответствии с Конституцией РФ, в результате чего в составе Российской Федерации появились два новых субъекта. На этом о праве достаточно.

Теперь два слова о политике. Никакими  силами никому Крым и Севастополь у России не отобрать, никогда Украине их не вернуть. В Крыму и Севастополе агрессивные высказывания и нелепые санкции ряда стран порождает некоторые экономические проблемы, Россию держат в состоянии военно-политической напряженности, а Украине наносят и политический, и экономический вред, а также, в силу ряда известных обстоятельств, ставит под сомнение саму перспективу ее существования как единого государства.

Существует формально-юридическая позиция, позволяющая закрепить и вывести за пределы споров на международном уровне факт реституции (возвращения) Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации, не прибегая к эксгумации «прецедента Косова». Эта формально-юридическая позиция, основанная на уникальном статусе Украины, как суверенного государства-члена ООН с 1945 года, при этом находившегося в составе другого суверенного государства (СССР), не озаботившегося при передаче Крыма и Севастополя Украине соблюсти международную сторону вопроса, оформить это изменение границ республик внутри СССР, как межгосударственный акт, зарегистрировать его в ООН. Этого сделано не было, что дает возможность решить этот вопрос, не создавая прецедента. Полагаю, что США, Европе и самой Украине надо такой возможностью воспользоваться, чтобы выйти из явно проигрышной для них ситуации без потери лица и начать нормализацию отношений с Россией, без участия которой, как говорили многочисленные участники Валдайского форума никакие серьезные мировые проблемы сегодня решать невозможно.


тэги
читайте также