12 декабря, четверг

Арифметика против оппозиции

25 июля 2019 / 12:17
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Ожиданий, что митинг на Проспекте Сахарова по поводу выборов в Московскую городскую думу станет особо массовым и затмит митинги декабря 2011 года на Болотной площади и на том же Сахарова, конечно, не было ни у кого, кроме, может, самых романтически настроенных сторонников радикальной столичной оппозиции.

У самих незарегистированных избиркомами кандидатов точно не было никаких иллюзий. Ну, пришло тысяч 10 (сами они заявили о 21 тысяче участников) и что? Это не критическая масса, а, учитывая, что все активисты были из разных лагерей и довольно неоднозначно провожали пестрых выступающих, все понимали, что собравшаяся толпа не принадлежит никому – ни Яшину, которого освистывали, ни Галяминой, на которую толпа реагировала суровым молчанием, ни Соболь, попытки которой состроить из себя Юлю Тимошенко провалились подчистую. Людей было немного и люди были слишком разные. Впрочем, этого все и ждали.

Переоценки своих сил у них быть не должно по той причине, что, даже по их собственным подсчетам предыдущие акции с требованием «допустить до выборов всех» собирали от силы 3 тысячи человек, а на деле — еще меньше. Две-три тысячи человек в городе с семью с половиной миллионами избирателей - это реальная активная группа поддержки Любови Соболь, Ильи Яшина и их товарищей. Сами они говорили, мол, акция была несогласованной, потому многие их сторонники опасаются в ней участвовать. Этими заявлениями, между прочим, они самолично признавали, что это именно несогласованные, то есть незаконные, акции, а не «встречи кандидатов с избирателями», как это рекламировалось для их группы поддержки в СМИ и среди собственного актива.

Тут следует провести приблизительный подсчет, чтобы внести ясность. Есть полтора десятка кандидатов (а в сегодняшнем воскресном митинге их число увеличилось до двух с половиной десятков). Кроме них есть еще и несколько десятков муниципальных депутатов, недовольных мэрией. Тут надо особо учесть, что округа, где выдвигались незарегистрированные кандидаты, считаются протестными по результатам последних муниципальных выборов — и в муниципальных собраниях там активно представлены сторонники того же Яшина, который по совместительству является председателем собрания депутатов в Красносельском районе. Если каждый из кандидатов и связанных с ними мундепов привел хотя бы трех родственников и друзей, уже набирается под полтысячи человек. А ведь еще и в штабах у них работали «волонтеры», человек по 30-50 минимум.

На полях заметим, что это, разумеется, никакие не волонтеры, ведь им платили за каждую подпись, часть сотрудников штабов была на зарплате и некоторые называли даже суммы, которые им кандидаты задолжали. «Добровольцы» на зарплате обычно называются наемными служащими, пусть и идеологически кандидатам близкие.

Если допустить, что подавляющее большинство сборщиков подписей посещали митинги и звали туда друзей, то мы уже получим базу поддержки в районе полутора тысяч человек минимум. Что соответствует оценкам численности оппозиционных акций со стороны полиции. И да, еще по акциям на Триумфальной площади, что назывались «Стратегия 31» хорошо известно, что в Москве есть человек 300, которые традиционно посещают такие мероприятия по работе — это журналисты либеральных и иногда иностранных СМИ. Добавить сюда зевак, политических активистов, готовых участвовать в любой движухе, небольшую часть столичного актива коммунистов, случайных прохожих и отдыхающих в том же сквере на Трубной, которых тоже при желании можно записать в участники, и получается, что никого из реальных  московских избирателей привлечь для поддержки не удалось.

Меж тем кандидаты гордо заявляли, что каждый из них собрал под пять (или даже больше пяти) тысяч подписей. То есть все «обиженные» кандидаты должны располагать в своем активе сетью из более, чем 150 тысяч человек — с телефонами, адресами и прочими контактными данными.

Вместе с теми незарегистриованными кандидатами, которые признали, что подписи им в нужном количестве собрать не удалось, получалось бы — поверь мы словам радикальных оппозиционеров, что их потенциальная база поддержки превышает 200 тысяч человек на текущий момент — это как минимум. И все это подписанты, по идее, должны быть недовольны. Даже если принять, что в протестных акциях готовы участвовать далеко не все из них, все равно в митингах оппозиции должны были принять участие десятки тысяч человек, не меньше. Но мы не наблюдали такой массовости, что может служить косвенным доказательством — рисовка при сборе подписей в пользу Яшина и компании была.

Также у кандидатов по своим районам имеется лояльная пресса. Например, соратник Навального Константин Янкаускас говорил о газете в Зюзино, которую он издает тиражом в сорок тысяч экземпляров. Таким образом, один только Янкаускас должен был вывести на площадь тысяч десять жителей одного лишь Зюзина — если каждый четвертый читатель его районной газеты ценит его как независимого депутата. Яшин и вовсе в своих агитационных целях использовал официальные сайты — как ни смешно, но он применял административный ресурс в прямом смысле слова.

Еще можно вспомнить о слушателях «Эха Москвы» с его миллионной аудиторией в Москве и зрителях «Дождя», откуда снятые кандидаты не вылезали в последние дни (у них там вахта была, практически) и где постоянно призывали выходить на митинги. Некоторые кандидаты -еще и популярные в социальных сетях персонажи с тысячами и даже десятками тысяч подписчиков, и наконец — но не в последнюю очередь — у их «духовного отца» Алексея Навального имеется весьма популярный «Ютьюб-канал». Канал, к слову, некоторые оппозиционные политики и сочувствующие им эксперты называли чуть ли не новым ТВ и конкурентом федеральных каналов — по численности просмотров.

Да они, по идее, должны были под миллион сторонников на площадь вывести — при такой-то поддержке. Только вот не видно того миллиона. Вся эта медийная и организационная гора родила мышь. Нет, сами оппозиционеры всегда могут заявить и не раз заявят о своей моральной победе и массовой поддержке, но выглядит это жалко. «Разбег на рубль — удар на копейку», как раньше говорили.

Не сказать, чтобы это сильно удивляло. Достаточно посмотреть на поведение самих экс-кандидатов накануне провального митинга. Им говорят в МГИК: «давайте разбираться с каждым по отдельности, изложите свои претензии». Они говорят в ответ: «только скопом и под телекамеры, иначе мы устроим митинг». В ответ им глава Мосгоризбиркома объясняет, мол, у вас у каждого своя отдельная проблема по отдельному округу и при чем тут телекамеры? Оппозиционеры устраивают скандал, оскорбляют всех глав избиркомов скопом от ОИК до Эллы Памфиловой и гордо удаляются в закат. Настрой на конструктивный разбор полетов, мягко говоря, не очевиден. Таким даже лояльного избирателя можно отпугнуть, если он не совсем отмороженный адепт секты Алексея Навального. Тем более, когда все это сопровождается неприкрытым ничем хамством.

Если огрублять — то кажется, что тактика оппозиции в этом примерно и заключалась — максимально шумно «слиться» с выборов. Потому как иначе пришлось бы вести дорогостоящую избирательную кампанию, под которую не факт, что нашлись бы ресурсы, как финансовые, так и людские. Со вторым особенно сложно. Потому как качественных кадров для ведения кампании на всех кандидатов очевидно не хватает — посмотреть хотя бы на скандальный сбор подписей. А случайные или некомпетентные люди в такой ситуации — гарантия провала. Да и на выходе из кампании был весьма реальный риск остаться с той же базой поддержки, что и была на протестных акциях. Это было бы реально фиаско, если бы среднестатистический кандидат от оппозиции вместо декларируемой неизбежной победы, получил бы в округе голосов 500 реально пришедших на выборы избирателей.

Но зато можно потом открывать респектабельные иностранные СМИ типа Индепенденс, Монд или там, Нью-Йорк Таймз и читать следующие пассажи, что, мол: «в России, как и во многих странах, которые политологи относят к авторитарным, власти регулярно проводят национальные или местные выборы, которые не воспринимаются как свободные или честные». Можно брать в руки какой-нибудь немецкий Хандельсблатт, где с удивлением узнавать, что в выборах в Москве, оказывается, участвует «Единая Россия», поскольку, цитата: «при всем уважении Владивосток не Санкт-Петербург и тем более не Москва. Поражения в столице «Единая Россия» не может допустить и не допустит».

И, когда смотришь на лощеные лица «лидеров протеста» на Сахарова, не можешь отделаться от мысли о том, что именно ради этого – ради статеек в Нью-Йорк Таймз и Вашингтон Пост, все и задумывалось. И своих сторонников Навальный и Яшин выводили на площади как раз, чтобы какой-нибудь вальяжный дядя в костюме где-то там далеко за океаном, мог поднять трубку и выговаривать русским за их «недемократическое поведение».

Но соскочив с кампании на стадии сбора подписей, наши недолидеры общественного мнения могут прекрасно собирать донаты в интернете. Ведь они одержали «безусловную моральную победу». По крайней мере, именно в этом они постараются убедить своих потенциальных спонсоров.

Материал подготовлен при поддержке Комитета общественных связей и молодежной политики города Москвы.


тэги
читайте также