21 сентября, суббота

В ожидании парламентских слушаний по реновации

06 июня 2017 / 17:14
политолог, директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ

Когда в первые месяцы работы Госдумы много говорилось о повышении качества законотворчества, больше внимания почему-то обращали качеству _организации_ внутридумской работы. Отсюда все дисциплинарные меры, многократные изменения регламента и так далее.

Я же предлагал после первой полноценной сессии посмотреть, как новая "организация депутатского труда" непосредственно повлияет на качество социальных законов, выходящих из Госдумы.

Законопроект о реновации в этом смысле - хороший тест. Как и ранее принятый закон о натуральном ОСАГО или ожидающие своей очереди на второе чтение в Госдуме законы о "платном въезде", дачных и садовых товариществах и "лесной амнистии".

Что точно удалось в ходе нескольких итераций доработки законопроекта? По крайней мере, до сегодняшних парламентских слушаний:

1. Сработал новый подход Госдумы к проектам подзаконных актов, которые способны на 180 градусов перевернуть содержание любого закона. 
Если изначально законопроект о реновации содержал в ключевых вопросах массу отсылок к будущим городским законам и постановлениям, то ко второму чтению уже и Москва приняла свой закон о допгарантиях и постановления (многие нормы которых перекочевали в федеральный законопроект) - и в самом законопроекте теперь зафиксированы прежние позиции умолчания. Количественные требования к голосованию за вход или выход из программы, ключевые условия договора мены, порядок переселения из забытых в первом чтении ипотечных квартир, само определение "реновации" и "первого периода индустриального домостроения" - теперь зафиксированы непосредственно в законе.

2. Московская программа реновации осталась в рамках единого федерального правового поля, в чём у многих возникли сомнения после первого чтения. Восстановлены все судебные права собственников на оспаривание решений о реновации. Статус Московского фонда реновации теперь подробно задан на уровне ФЗ, а не будущим городским законом. Смягчения норм пожарной безопасности, инсоляции, СанПиНов и т.п. допускаются - но подзаконными актами федеральных ведомств, а не решениями мэрии. Восстановлены требования к разработке полноценных проектов планировки для кварталов реновации и их соответствия нормативам доступности инфраструктуры.

3. Социальные гарантии для жителей, как и обещалось в ходе первого чтения, серьёзно расширены. Из московского закона в федеральный ко второму чтению перекочевали: гарантии сохранения района для всей внутримкадной Москвы (а в московском законе есть ещё и норма о "преимущественном" сохранении квартала проживания), право выбора между "равнозначной" или "равноценной" квартирой либо денежной компенсацией, обещания увеличения общей площади при переезде в "равнозначную" квартиру, гарантия внеочередного улучшения жилищных условий для очередников по городским нормам предоставления. В дополнение к московскому закону в федеральном предусмотрена возможность докупить дополнительные жилые метры и комнаты (чтобы и прокуратура потом не оспаривала такие сделки) и вернуться от ранее выбранной "равноценной" квартиры к "равнозначной" в доме под волновое переселение (что тоже расширяет пространство выбора). Защищены права детей в переселяемых квартирах - их родители не смогут получить компенсацию деньгами.

4. Практически наведён порядок с формами учёта мнения жителей. Вспомнили про основополагающий, по ЖК РФ, механизм общих собраний собственников. Предусмотрели возможность выхода дома из программы в любой момент до заключения первого договора, опять же решением общего собрания. Необходимость квалифицированного большинства в 2/3 голосов для нахождения дома в программе предусматривается на всех стадиях принятия решения, а значит, для выхода из программы нужно уже не большинство, а более 1/3 голосов собственников. Однако у владельцев нежилых помещений, наверное, возникнут вопросы. Голосовать за вхождение в программу они не могут. Их голос будет учитываться только на общем собрании по выходу из программы, если уж дом в неё попал голосованием жителей. Видимо, у властей по-прежнему мало доверия к их "бумажкам" о собственности.
Ну и странно, что вопрос о том, куда записывать "молчунов" и "расколотые" квартиры, остался на усмотрение московских властей. Впрочем, это уже тема для оспаривания в суде и не исключено, что город ещё не раз смягчит свою позицию.

В итоге не раскрыт главный вопрос про качество законотворчества. Как сделать так, чтобы социально чувствительные законопроекты, подготовленные в федеральных ведомствах или региональными властями, не вносились в Госдуму в режиме спецоперации? А депутатам потом не приходилось принимать их в первом чтении с массой оговорок о том, как они должны быть исправлены ко второму? 
Но это пока вопрос, скорее, риторический.

Опять же, о чём бы в ином случае столько времени писали СМИ и подо что тогда собирать протестные митинги без Навального. И кто бы тогда провёл для москвичей бесплатный курс экспресс-обучения правилам проведения общих собраний и ответственного собственника.

Источник


тэги
читайте также