22 февраля, пятница

Почему проект РБК потерпел крах

16 мая 2016 / 09:46
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Я, собственно, не буду раскрывать никаких тайн. Просто расскажу, почему РБК в его новом виде провалился как проект.

  1. Изначально РБК был именно что бизнес-консалтинговым предприятием. Готовились справки по биржам, ежедневно рассылались бюллетени по торгам и т. д. Когда я пришел в это агентство в 2000 году, именно эта бизнес составляющая считалась приоритетной. На Новаторов в здании АТС сидели многочисленные (около 10 человек) аналитики. Журналисты были куда как на менее привилегированном уровне. И их работа считалась второстепенной.
  2. Лариса Булгакова создавала тогда новую редакцию сайта, рассчитывая ее расширить и углубить информационную составляющую. Я как раз и пришел тогда, с нулевым опытом на маленькие деньги учиться журналистике. Всего нас было человек 20 вместе с корреспондентами и редакторами.
  3. Летом 2000 года выяснилось, что информационная составляющая дает максимальный трафик и позволяет продавать интернет-рекламу. Я же тогда же вырос из мониторщика до редактора и райтера с хорошими связями. Булгакова ко мне относилась отлично, так что, о том, как делается новая редакция, я знал все. Кстати, тогда же, летом в РБК пришел и Саша Белановский, нынешний главный в Ленте.ру. А учила меня Аня Пустякова, которая потом в ТАССе будет делать весь бизнес-отдел.
  4. Осенью руководство приняло решение (раз уж есть деньги итд) создать большую редакцию. Из ВГТРК пришел Женя Ревзин, который создал то, что сейчас вы видите на сайте РБК. И то, чем сайт РБК сейчас является. Тогда это называлось ТОПы. То есть, не короткие новости, которые составляли 90% информационной работы РБК, а заметки, состоящие из 4–5 абзацев с бэком. Я как раз и стал Топером тогда. Типа привилегированное положение в редакции.
  5. Топы, при всем уважении к Ревзину, никогда не были главной частью РБК. Аналитика и все больше расширяющиеся бизнес-порталы — вот что составляло основу деятельности агентства. Но Топы читали, они были на виду и они имели отличный траффик.
  6. В 2001 мы переехали на Профсоюзную. Редакция еще больше расширилась. Набрали новых корреспондентов. И с тех пор я уже не могу сказать, что каждого РБК-шника я знал в лицо.
  7. С 2002 года началось расширение и телевизация. Решение спорное. Именно оно, а не неправильные инвестиции приведет, как мне кажется, в последствии к громадным долгам и к продаже РБК Германом и Моргульчиком. Но тогда все виделось простым и крутым. Помню как Инютин, поздравлял нас с новым то ли 2002, то ли 2003 годом (точнее все же первый вариант) и давал нам всем акции РБК. РБК первым из агентств вышел на биржу и тогда не прогадал. Далее за РБК я наблюдал со стороны, так как ушел в ФЭП, но друзья и знакомые рассказывали о родном месте многое. Когда я уходил, в РБК было более 500 человек.
  8. К кризису 2008 года РБК пришел в состоянии сложном. Сильнейшее телевидение, отличная редакция, провальная РБК-Дейли, журнал РБК, но аналитика… Аналитика оказалась отодвинута на третье — четвертое место. После собственно журналистики. Мне представляется, что это естественное развитие интернета, но все же, громадное количество связных с основным сайтом проектов в бизнесе и финансах не находило себя для массовой публики, а потому было в тени. Только для специалистов. Всего в РБК тогда трудилось около 2 000 человек.
  9. Кризис, продажа, новый менеджмент — все это шло года до 2011. Тогда особо ничего не менялось. И РБК существовал постольку поскольку. Ну то есть, хорошо в целом существовал. Миссия была та же, деньги были, пусть и не те, что в золотые годы. Прохоров занимался ресурсом постольку поскольку. Любимова поставил во главе, если не ошибаюсь, только в 2012 году.
  10. И тут началась агония. Любимов в принципе не понимал, как правильно делать информагенство, что неудивительно — он телевизионщик. Но зато он знал, на что надо смотреть. И смотрел — на Газету.Ру и на Ленту.Ру. Надо ли говорить, что и то и то — аггрегаторы новостей, а не информагенства? Но для Любимова здесь не было ничего такого, что стоило бы осмыслить. Так что он считал, что если сайты занимают первые места в рейтингах, значит, брать нужно пример с них.
  11. Приход новой команды во главе с Осетинской. Вместе с Любимовым они объединили телевизор, информагенство и газету РБК. И создали новый сайт. Новый сайт превратился в большой ТОП. Телевизор превратился в отстой. А газету РБК, если кто и читает, то, скорее всего, ее редакция. Я, по крайней мере, ее не видел уже года два, если не три.
  12. Падение РБК, как мне кажется, произошло как раз тогда, когда Любимов превратил информагенство в ухудшенную версию Ленты при Тимченко. И, хотя, по старой памяти, у меня в закладках стоит до сих пор именно РБК, я смотрел на это падение с болью.
  13. Пропала баннерная реклама, дававшая старому РБК громадные деньги. Теперь реклама на РБК — это что-то тяжеловесное для мобилы, а не интернет-реклама. Кстати, читать РБК на телефоне из-за этого противно. Пропали специализированные бизнес-проекты. А если и не пропали, оказались так глубоко, что до них вообще не добраться. Много чего пропало. А сайт стал большим сборником даже не статей, а все равно тех же расширенных заметок типа ТОПа.
  14. Мог ли существовать РБК в таком виде? Мог. Но тут вот есть вопрос — при объединении редакций итд произошла т.н. оптимизация штата. Из 2 000 человек сократили почти половину. Но оптимизация был именно т. н. Потому, что РБК славился тем, что платил работникам чуть ниже рынка. То есть, в РБК можно было прийти и не супер специалистом, но получал ты ниже, чем соответствующий специалист в газете. Это объяснимо — и нагрузка в РБК была пониже, чем в том же Коммерсе, и уровень тоже чутка пониже. Если ты, конечно, становился большим спецом, тебе все поднимали так, что ты по рынку становился повыше. Но большинство все же были ниже рынка.
  15. Осетинская привела в РБК новых людей. Эти люди сели на куда большие деньги. Так что никакой оптимизации от сокращений не произошло.
  16. Три года Осетинская делала неплохой сайт с неплохим контентом по стоимости раз в 30 выше, чем он того стоил. Например, в 2014 году оборот РБК составил менее 6 млрд плюс убыток полтора миллиарда. У Коммерсанта, кстати, показатели по обороту подобного рода были еще в 2008 году. Понятно, что нынешний Коммерсант круче, чем РБК раз в десять. И работает там народу вдвое меньше, чем в РБК на всех проектах (менее 800 человек).
  17. В общем, работа Осетинской была хорошей, но, положив руку на сердце, следует признать, что на ее месте мог бы быть любой неплохой журналист, и с теми же деньгами он бы сделал ее — работу — ничуть не хуже.
  18. Вот, собственно, и вся история РБК — из аналитической фирмы, созданной в 1993 году до первого новостного сайта с редкими аналитическими материалами в 2000 году, до хорошего информагентства в 2003 году, до медиаимперии в 2008 году и обратно из медиаимперии в неплохой новостной сайт с редкими аналитическими материалами.
  19. Лариса Булгакова могла бы смеяться — РБК превратился сейчас именно в то, что она когда-то создавала в далеком 2000 году. Только стоит это «то» в сотни раз дороже, чем то, что она делала когда-то.
  20. Всем, кто работал в РБК, привет. Жду ваших мнений и соображений о высказанном.

Источник


тэги
читайте также