14 июля, вторник

Осень в Вифлееме

24 ноября 2015 / 15:16
публицист

Вифлеем — это симфония звука, вида и запаха. Я сижу под оливой в саду и протираю глаза от текущего сюда слезоточивого газа, которым евреи щедро снабжают город.

Неподалеку звучит канонада — это летят дымовые шашки, верещат кареты «скорой помощи», а вдали кричит муэдзин и звонят колокола.

«Наши духи — слезоточивый газ», — с гордостью говорит портье самого шикарного отеля Вифлеема, бывшего оттоманского дворца. Молодежь бросает камни в израильских солдат — это здешнее испытание на стойкость, так мы в детстве катались на трамвайной «колбасе». Солдаты в касках, в бронежилетах, увешанные оружием, как киборги, отвечают газом — а иногда и пулями. Здесь уже второй месяц идет конфликт низкой интенсивности: погибли более ста палестинцев и около десятка евреев.

Но это только одно лицо многоликого Вифлеема. Завершается уборка олив, а у каждого здесь свой сад, и в нем несколько оливковых деревьев. Оливы собирают всей семьей, под звуки выстрелов, и занюхивают разрезанной луковицей слезоточивый газ, чтобы не так щипало глаза. Затем горожане везут тяжелые мешки с черными и зелеными плодами на масличный пресс. Там они стоят и, не отрываясь, смотрят, чтобы именно их оливы вытекли зеленоватым маслом в приготовленные канистры, и не прислушиваются к стрельбе.

В это время совсем неподалеку в университетском кафе за большими деревянными столами сидят местные студенты, высокие стройные парни в одежде спортивного покроя и девчонки в кокетливых разноцветных платках, обрамляющих их хорошенькие лица. Ислам, конечно, заставляет носить платки, но они совсем не обязаны быть черными и страшными. Христианки и вовсе без платков, как и многочисленные иностранцы, студенты и профессора. Вифлеемский университет — один из лучших на Ближнем Востоке, и тут учится молодежь со всей Палестины. Одни изучают право, другие — IT (информационные технологии). Они прекрасно говорят по-английски с иностранцами. Жизнь у них чудесная, как всегда в юности. Политикой они особенно не интересуются. Вот вам и третье лицо города — студенческая молодежь и специалисты.

За последние годы многим палестинцам (в первую очередь горожанам) стало жить лучше — они включились в глобальную торговлю, укрепили контакты с Европой и с другими странами Ближнего Востока. Помог и туризм — открылись кафе и рестораны, множество отелей. Прогресс, сэр!

Я не совсем в восторге от этого — я еще помню спящую красавицу-Палестину, где девушки не в университетах учились, а за водой с кувшином на плече ходили, а взрослые люди ездили на осликах, а не на навороченных джипах. Но время идет везде, в том числе и в Палестине. Они полностью включились в современность, и уже не кажется, что Палестина осталась такой, какой была две тысячи лет.

Только израильские солдаты остались теми же, что и сорок лет назад или при царе Ироде. Они по-прежнему стоят на всех въездах и выездах из города. Они воспринимаются как анахронизм, как смотрелись бы солдаты Чингисхана, оцепившие сегодняшнюю Рязань. Но этот анахронизм уходить не собирается.

Отчаявшиеся одиночки хватаются за нож, но за ними никто не стоит. Палестинцы не хотят обострения конфронтации. На этот раз, в отличие от прошлых лет, уважаемые люди отговаривают молодежь: «Не умирайте! Вы нужны Палестине живыми!» — пишут они. Палестинские массовые организации и партии — «ФАТХ» и «Хамас» — тоже не призывают к восстанию. Силы слишком неравны.

Конфликты идут в первую очередь на юге Палестины, где обширные земли были конфискованы израильским правительством для создания эксклюзивных еврейских поселений. Там, где есть поселенцы, есть и солдаты, там возникают КПП и колючая проволока. Если в городах есть торговля и туризм, то в деревнях куда труднее — Израиль не разрешает им экспортировать их виноград и оливы.

Палестинцы недовольны своим правительством, Палестинской Национальной Администрацией (ПНА) Махмуда Аббаса. Если будет восстание, оно будет не только против израильтян, но и против ПНА, говорят мне. Их возмущает, что Аббас провозгласил сотрудничество с израильскими силовиками святым и нерушимым. Им не нравится, что он пытается угодить Америке.

«Пришел бы сюда Путин, — говорят мне молодые люди и девушки в кафе, — он бы нас спас, как сейчас он спасает Сирию».

Действительно, после вступления России в войну в Палестине её и без того высокий реноме повысился до небес. Они, по-моему, и вправду надеются, что Путин придет в Палестину и спасет их от израильского произвола.

После теракта
Странно звучит: «не люблю теракты», как будто их кто-то любит. Но пуще терактов я не люблю то, что говорят и пишут после. Например, разбомбили американцы больницу в Афганистане. Бомбили долго и упорно, несмотря на радиограммы и звонки. Но стоит напомнить им об этом назавтра, ответят «с кем не бывает?» или «только ленивый не…». И уж конечно, никто не свяжет с этой бомбежкой американцев вообще или и вовсе христиан. С терактами не так гладко.

И особенно с последствиями парижского теракта.

Грязная пена хлынула на страницы газет с рекомендациями нацистского характера. Егор Холмогоров призвал французов проголосовать за Марин Ле Пен, она с ними справится. Ле Пен приде, порядок наведе. Советы «прогнать их всех» были в каждой второй статье, вместе со слезами об утерянной (будто она была — их) Европе: «Мы же вас предупреждали».

Не только в России. Глава израильской разведслужбы призвал разбомбить Сирию (сорри, не всю Сирию, а только половину) в пух и прах, как Дрезден. Как известно, в 1945 англо-американские бомбардировщики уничтожили прекрасный город Дрезден (в острастку русским) и убили больше ста тысяч мирных жителей — все население. От моих израильских компатриотов я ничего другого и не ждал. Для них призвать к геноциду, этническим чисткам и массовым убийствам — не проблема. Недаром Генассамблея ООН приравняла сионизм к расизму.

Но у России совсем другая идеология. Россия пришла в Сирию не для того, чтобы убивать сирийцев. Россия пришла в Сирию по просьбе законного сирийского правительства, чтобы спасти ее, защитить от жестоких такфиров, собравшихся в Сирии со всего света за счет Саудовской Аравии и по наущению французов, англичан и американцев. Россия воюет не против арабов, а вместе с арабами. Она предоставляет авиационную поддержку сирийской арабской армии и отрядам «Хезболлы». Сирийцы видят в России и в ее президенте спасителя и избавителя. Слышите, Егор и другие почтенные коллеги? Ваши расистские наезды на арабов и сирийцев — это нож в спину экспедиционному российскому корпусу в Сирии. Для России сирийцы — не грязненькие, черненькие, которых надо прогнать из Европы, а товарищи, которым нужно помочь вернуться домой, освободить их дом от захватчиков.

Я пишу эти строки в прекрасной Палестине, которую раньше называли «Южная Сирия». Палестинцы — те же сирийцы со своими региональными особенностями, что, впрочем, можно сказать и о жителях Ливана и Иордании. Палестинцы, как и сирийцы, смотрят с надеждой на Россию, которая помогает народу Сирии справиться со страшной внешней заразой. Путин (которого они зовут «Абу-Али») так популярен в Сирии и Палестине, как ни один иностранный правитель со времен Александра Македонского.

Сирийцы и палестинцы осуждают парижский теракт, как до этого они осуждали теракт в Бейруте, — не меньше и не больше.

У Франции в Сирии совсем другая повестка дня, совсем другие исторические счеты. Франция была колониальной державой в Сирии и Ливане. Франция боролась против Башара Асада больше всех, а до этого свергала Каддафи. Во Франции и сегодня ненавидят Башара больше, чем «Даеш». И в Сирии отношение к Франции непростое. Лучше без такого союзника.

Израильский угол
Израильтяне мутят воду. Они готовы воспользоваться любым терактом для своей пропаганды, и парижские атаки — не исключение. 11 сентября 2001 года, не успела осесть пыль от рухнувших зданий, как Нетаньяху (да, он и тогда был премьером) заявил, что это дело исламских террористов и что палестинцы — точно такие же террористы. Прошло без малого пятнадцать лет, и снова Нетаньяху заявляет, что палестинцы — такие же террористы. «Не надо делать различий между террористами», — говорит он, и эти слова находят слушателя и в России.

Только он сам прекрасно различает террористов. Я уж не говорю о том, что его прямые предшественники и духовные учителя — Менахем Бегин, Ицхак Шамир — были террористами. Они взорвали гостиницу «Кинг Дэвид» в Иерусалиме и убили около ста человек, убили представителя ООН Фольке Бернадотта и несчетное количество палестинцев. Нетаньяху их почитает. Но, скажете, это было в прошлом. А что сейчас? «Ан-Нусра», сирийская террористическая организация, филиал печально известной «Аль-Каиды», пользуется его любовью и благоволением. Две тысячи боевиков «Ан-Нусры» прошли лечение в израильских больницах и вернулись на фронт в Сирии. Израиль и огнем поддерживает «Ан-Нусру» при ее столкновениях с силами законного сирийского правительства.

А с другой стороны, легитимная ливанская боевая организация «Хезболла», сражающаяся с террористами «Нусры» и «Даеша» плечом к плечу с солдатами Асада при поддержке русской авиации, по его мнению, террористы. В первую очередь потому, что «Хезболла» боролась против израильской оккупационной армии, когда та стояла на юге Ливана, а потом смогла отразить израильское вторжение (в 2006 году).

Палестинская организация «Хамас» — её Израиль тоже считает террористической и приравнивает к «Даешу». Но вчера главком боевой организации «Хамаса» Из-ад-Дин аль-Касам приветствовал русскую операцию в Сирии. Они против сионистов, но за Россию, и они поддерживают своих братьев из «Хезболлы».

Палестинцы и сирийцы на стороне России, и христиане, и мусульмане, и шииты («Хезболла»), и сунниты («Хамас»). Израильтян это не устраивает, они хотят настроить русских против мусульман.

Вот пример из России. «Глава Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин поделился своим видением того, что есть настоящий халифат.

«Каждый человек, к какой бы религии и вере он ни относился, даже если верить не верит, он наместник Бога на земле, должен выполнить свое предназначение. Когда мы вместе, это и есть халифат. У нас этот халифат называется Святая Русь, — сказал муфтий на открытии XIX Всемирного русского народного собора. — Если не верят, пусть приезжают посмотреть, как мы, 193 народа, православные, правоверные, иудеи, буддисты и даже коммунисты, живем».

Куда уж лучше? И тут же израильский король рунета Антон Носик пишет: российский самолет над Синаем был взорван на деньги, которые собирал верховный муфтий России Талгат Таджуддин. Не случайно появилось тут имя российского муфтия — это ответка на его патриотическое заявление. Вспомним, что недавно Носик призывал русских «убивать сирийских детей».

Так израильтяне накачивают антиарабский и антиисламский гул в сети. Он направлен и против России, и против ее операции в Сирии. Нетаньяху это нужно, чтобы под шумок убить побольше палестинцев, а в идеале — добиться войны между Россией и миром ислама. Этот план нужно сорвать.

Источник


тэги
читайте также