27 июня, понедельник

О политиках отмены и информационной войне

17 июня 2022 / 13:16
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Один мой хороший товарищ и коллега сказал на днях, что нас опять развели как цыплят. Точнее, не нас, а весь «толерантный мир»..

Действительно, кто то может сомневаться в том, что политика отмены в отношении группы людей – чаще всего проявление тоталитаризма? А может ли кто-то сомневаться в том, что политика отмены в отношении целой нации – суть обычный нацизм? Политика отмены – равно нацизму. Это несомненно.

Но как удачно на Западе придумали термин, который замикшировал эту нацистскую сущность их политики!

Ведь, если бы использовались реальные названия того, что делает запад в отношении России сегодня, мы бы имели дело с тотальными проявлениями русофобии, перетекающими в обыкновенный нацизм. А если назвать все эти проявления русофобии новомодным словом «политика отмены», или даже лучше – «культура отмены», то очевидно же всем, что это никакая не русофобия, все толерантно и даже я бы сказал, культурно. Тут была ирония.

Так вот, введя в дискурс терминологию «культура отмены» - западные нацисты развязали себе руки. Теперь они с миленькой улыбкой делают харакири русской культуре, вычеркивают из жизни или заставляют отрекаться от русского имени наших спортсменов и культурных деятелей, и при этом говорят: «Ну, что вы, это же не русофобия какая, это культура отмены, надо понимать. Мы ж не занимаемся притеснениями русских, мы ж толерантные и мультикультурные люди. Мы просто отменяем русских, как бы выгоняем их из нашей песочницы…».

Что головой об пень, что пнем об голову. Но это для нас. А для них – новый термин, прикрывающий их тоталитарную сущность современного Западного общества. Теперь вполне можно быть нацистом, но называться «сторонником культуры отмены». Всего делов-то. А какие перспективы открываются…

Какие должны быть наши действия?

Во-первых, четко проговаривать, что политика отмены – это форма нацизма.

Во-вторых, никогда и нигде не употреблять термины «политика отмены» и «культура отмены» в отрыве от контекста. То есть, нельзя просто сказать «Русская культура на западе подверглась политике отмены». Это все равно как сказать: «Нас отшлепали и выгнали из класса». Ничуть. Если мы имеем дело с нацизмом, то надо прямо об этом и говорить: «Русская культура на Западе уничтожается русофобской политикой, т.н. политикой отмены, которая суть – проявление обыкновенного западного нацизма». Вот это правильный акцент. Вот это – правильная постановка вопроса.

В-третьих, мы должны четко артикулировать, в том числе, и даже, в первую очередь, для самих европейцев, в чем именно они участвуют. Они участвуют в политике, ничего общего не имеющей с демократией. Они участвуют в политике нетолерантного уничтожения одной из групп – в нашем случае – русского. То есть, на Западе должны прекрасно осознавать, что они занимаются не просто реабилитацией, а постоянной практикой нацизма. И русофобия как одно из его проявлений – это именно составная часть современной западной политики.

Никакой отдельно взятой культуры отмены нет. Это именно нацизм, и именно русофобия. Вот что мы должны помнить и о чем должны говорить.