14 июля, вторник

Москва уже является региональным финансовым центром для СНГ

03 декабря 2014 / 21:56
профессор, директор программы «Мастер финансов» Российской экономической школы

Создание в Москве МФЦ – актуальная задача.

Идея создания в Москве крупного международного финансового центра будоражит умы российских финансистов уже много лет. На сегодняшний день сохранилось ли тяготение к этому? Есть ли что-то, что Россия и ее столица могут предложить глобальному миру финансов?

Если говорить про запрос со стороны власти, то после ухода Дмитрия Медведева с поста президента эта идея уже не так актуальна. Учитывая последние события (украинский кризис – ред.) и, рост напряженности в отношениях с другими странами - мы еще более отдалились от цели по созданию международного финансового центра. Но если говорить про проект МФЦ в контексте развития российской финансовой системы, то это по-прежнему актуальная и востребованная тема хотя бы в силу того, что это необходимо для экономического роста.

Это только мечта финансиста или реально для этого есть потенциал?

У нас сохраняется задача добиться экономического роста, а финансовый сектор – это часть экономической системы, которая очень важна для ее развития. Значит, и финансовый сектор также надо развивать. Это вполне реалистичная цель и наши финансовые регуляторы по-прежнему этим занимаются. Есть определенные достижения. Например, возникновение финансового мегарегулятора на базе Центробанка может привести к повышению качества регулирования. Сильный регулятор имеет больше шансов способствовать созданию сильной банковской систем и сильных финансовых рынков.

И все же, есть ли хоть что-то в России, что поспособствовало тому, чтобы страна заняла более высокое положение в глобальном мире финансов?

Если объективно сравнить Москву с ведущими глобальными финансовыми центрами – Лондоном и Нью-Йорком – и даже менее развитыми, например, Варшавой, то у нас преимуществ не так много. Самое главное – крупная национальная экономика, которая является самой крупной и развитой в регионе СНГ.

Около года назад Российская экономическая школа совместно с Ernst & Young провела исследование, основная идея которого была в том, что России, прежде чем стремиться стать международным финансовым центром, неплохо бы для начала стать региональным финансовым центром для стран СНГ. По факту мы уже являемся таким центром, потому что российская финансовая система наиболее развитая в регионе. Но украинские, белорусские и казахстанские инвесторы или эмитенты все равно к нам не тянутся. К сожалению, есть риск, что последние политические события на Украине приведут к росту напряженности в отношениях и с другими странами СНГ.

Политика может стать долгосрочным негативным фактором? Скажем, Пекин тоже далеко не самая любимая политическая столица для западного мира, но мировые финансы все равно туда стягиваются.

Да, это так. Но там главный фактор – огромный размер китайской экономики и четкие правила игры. Кому-то они могут не нравиться, например, вплоть до последнего времени там действовали очень жесткие правила для иностранных инвесторов, но там нет такой неопределенности, как у нас, когда правила игры постоянно меняются. Государство сначала хочет одно, потом другое, затем третье. Избирательность в этих изменения и их непредсказуемость сильно напрягают как российских, так и иностранных инвесторов.
Например, в рамках той же рабочей группы по созданию Международного финансового центра принимается масса позитивных мер. В то же время, многие вещи находятся вне контроля этой группы или Центробанка. Например, судебная реформа и защита прав инвесторов.

То есть все задатки к тому, чтобы создать в России привлекательный финансовый центр есть – размер экономики, относительно соседей развитая финансовая система – но сохраняются проблемы регулирования и ряд политических противоречий?

Проблемы связаны с тем, что государство не проводит единую скоординированную финансовую и экономическую политику. Принимаются некоторые хорошие меры, но эффект от них нивелируется негативными. Например, из последнего – это изменения в пенсионной системе, которые нанесли удар по идее накопительной пенсии. Это означает фактический отказ от формирования источников длинных денег на фондовом рынке. Есть много разных лоббистов, министерств и ведомства, каждое из которых добивается чего-то своего. Зачастую решения принимаются во имя удовлетворения краткосрочных, сиюминутных интересов. Так что основная проблема – с процессом принятия решений.
 

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика