28 сентября, понедельник

Белоруссия: Как оно все было и почему сейчас именно так…

13 августа 2020 / 16:00
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Рыгорыч стал президентом в 1994 году, обещая белорусам интеграцию с Москвой и тесные связи с братским государством. Опирался он при этом на село и старшее поколение, которое жило во многом воспоминаниями о большой советской стране, и вдосталь накушалось того, что им подарили всякие Шушкевичи в 1991-м..

Свое обещание он выполнил буквально сразу. В 1996 году было создано Союзное государство. Эдакий симулякр.

Выполнив обещание, Лукашенко получил заряд любви там и заряд любви тут. В какое-то время он реально рассматривался как возможный будущий лидер большой страны. Объединенной. Народом рассматривался, понятное дело, не элитами. Элитам он в России не сдался и задаром. Но при этом Лукашенко активно паразитировал на России за счет т.н. братских отношений. После 2000 года начался недолгий период притирки Луки и Путина. Завершившийся тем, что Путин осознал и сформулировал фразой «мухи отдельно, котлеты отдельно».

Рыгорыч, в свою очередь, лишившись иллюзий о шапке Мономаха задумался, как ему жить дальше. Дальше – это означало в Белоруссии. Тем более, что и до того, он прекрасно следовал заветам Цезаря – лучше первым здесь, чем вторым в Риме. Но именно с начала нулевых, лишившись надежды на первенство в Риме, Лукашенко начал строить т.н. белорусскую идентичность. На тот момент он считался «последним диктатором Европы», и шансов на то, что его примут в лучших домах Лондона, не было никаких. Так что Лука принялся смотреть на то, что можно использовать для укрепления белорусской «самости». И нашел.

Великое Княжество Литовское. Ну, действительно, не считаться же самым захудалым районом Речи Посполитой?

Тем более, что с Речью Посполитой все было совсем небезопасно – Польша стремительно усиливалась, а также усиливала свое влияние на Украину и Белоруссию. События оранжевой революции на Украине стали для него сигналом. Пора действовать. Ведь, если ничего не предпринимать, то и в Белоруссии вырастят свои НКО, а потом дело дойдет и до березовой революции или картофельной. Тем более, если кто помнит, ровно так и пытались сделать в 2006 году западные товарищи.

Но к этому времени Лукашенко обладал прекрасной народной поддержкой, поэтому жалкая попытка Милинкевича и Козулина превратилась в фарс.

На интеллектуальном поприще было все куда интереснее.

Я тогда немножечко был в контексте. В 2005 году Администрация президента России озаботилась происходящем в плане противодействия революциям. Тогда же создавались молодежки у нас. Тогда же плотно происходило изучение постсоветсткого пространства в плане интеллектуальных изысканий. И вот, у нас в ФЭПе была издана книга Юрия Шевцова «Объединенная нация». Про Белоруссию. Я бы назвал ее «Почему Белоруссия не Россия», если хотите.

Юрий – провластный интеллектуал, которого многие связывают с белорусским КГБ, но речь не о том. В книге он довольно внятно описал снижение значения православия, рост влияния католиков и протестантов, формирование собственной белорусской идентичности и ту самую пресловутую историческую легитимность белорусского социума через ВКЛ. Книгу эту мы привезли презентовать в Минск вместе с целым рядом других работ, среди которых была моя книга о молодежной политике и чадаевская «Путин. Его идеология». Старшие товарищи в лице Глеба Павловского встречались с Лукашенко, а я бухал с местными оппозиционерами и провластными идеологами. В общем, все были довольны.

Больше всех идеологическим изысканиям «незалежности» был доволен батька. Для него это было критически важно – ведь ему необходимо было, с одной стороны, откреститься от России (помните, это – «война с фашизмом – это не белорусская война»), а с другой стороны – сделать отсечение по линии «западенства». Типа мы – часть Европы, но мы не часть Речи Посполитой. Да и закладочку насчет Вильно надо было сделать. Ведь, если мы – наследники ВКЛ (Великого княжества литовского), то и Вильнюс – исторически наш город.

* * *

Все это было тем более интересно, что выросли новые поколения людей. Те, что хотели «вернуть все в СССР взад» сошли уже не только с политической арены, но и из жизни активно уходили. А новым, молодым – нужно было объяснение, с чего это мы в Союзном государстве, а не вместе. Объяснение – вполне себе красивое – ведь ВКЛ – это была единственная историческая альтернатива Москве.

Представляете? Единственная альтернатива!

Новгородская республика – это сепаратизм в чистой воды. Тверское княжество – это так – ерунда, гонор и вообще неудачники. А вот ВКЛ – вплоть до начала экспансии католиков и унии 1385 года – рассматривалась и среди русских земель и среди русского народа как альтернатива. Только после унии началось массовое бегство к Московским князьям элиты ВКЛ. И, кстати, формально ВКЛ существовало до 1795 года. И включало в себя земли Литвы, Латвии, Польши, Белоруссии, Украины, России и Молдавии. Каково?

Такое объяснение активно продвигалось в среде всех силовиков, и частично – молодежи. Правда, молодежь активная осваивала Россию – ведь, российские ВУЗы давали белорусам возможность поступления наравне с гражданами нашей страны. Ну, и работали белорусы у нас активно. И в общем то все было более менее нормально.

До 2014 года.

В 2014 году Лукашенко «поперла карта». С одной стороны, его уже не считали «последним диктатором», поскольку появился другой жупел. С другой стороны, Белоруссия стала эдаким посредником как в политике, так и в торговле.

А люди, что мечтали не о Союзном государстве, а о реальной интеграции продолжали уходить из жизни. А на арену выходило новое поколение белорусов. В том числе и тех, что были вскормлены на идее наследия ВКЛ.

И вот тут кроется мина замедленного действия. Ведь, ВКЛ – это таки часть Речи Посполитой. И государство, отказавшееся от веры в обмен на похлебку, как говорится. В общем, когда ты гладишь по головке ягеллонов, готовься к тому, что русским духом будет пахнуть меньше, а польским – больше. Это, кстати, можно проследить и по числу студентов-белорусов. В России их число снижается. В Польше – растет. Пока что российских белорусских студентов на порядок больше. Но тенденция – есть.

Поляки точно так же активно внедрялись и в белорусские НКО. Тем более, что оппозиционеры как раз все идеологически ориентированы не на ВКЛ, а как раз на РП. Им не незалежность нужна, а трусики и ЕС.

И вот, в таком раздрае, в том числе идеологическом Белоруссия подошла к 2019 году. Народ от Лукашенко подустал, хотя и поддерживал, ведь на фоне Украины в Белоруссии все не просто хорошо, а супер. Да и на фоне Смоленской области – тоже ничего так. Чуть получше, чем в Брянске, пожалуй, даже. Только со своей столицей и вообще.

Число тех, кто рос, глядя с улыбкой на Москву – все сокращалось и сокращалось. А число тех, кто пускает слюни на Запад – все росло и росло. И Лукашенко делал все, чтобы такая тенденция продолжалась и сохранялась. Тем более, что, перестав быть последним диктатором, Рыгорыч начал ездить по миру активненько. И даже с Обамой повстречался и сфоткался. В общем, жизнь налаживалась.

Западные «товарищи» душили Лукашенко в объятьях, а к восточному соседу он предъявлял все больше и больше претензий, в том числе и устраивая у себя в стране диффамационные кампании. Неудивительно, что после них многие белорусы считают, что русским главное – их бы захватить, поработить и ограбить. Это – следствие многолетней информационной политики Лукашенко.

Итак, число пророссийского электората Лукашенко сокращалось. Число антироссийского росло благодаря его же усилиям. И в один прекрасный момент встал вопрос – а кто вообще будет голосовать за Лукашенко?

26 лет – таки большой срок. Утомил все же он многих.

Лукашенко решил, что за него проголосуют благодарные за изоляционистскую политику, белорусские националисты, старшее поколение (по привычке). А для того, чтобы антироссийские группы электората тоже проголосовали за него – устроил «шоу с 33 богатырями».

Правда, активности и агрессивности антироссийских и прозападных групп Лукашенко явно не ожидал. А зря – сам же взращивал.

В результате мы имеем соседа, победившего на выборах, но подорвавшего свою легитимность. Своими руками, кстати. И эта легитимность может еще и диффузировать в пространстве.

Так что, Лукашенко мы, конечно, поздравили. Но эта победа его – таки пиррова.

И дальнейшее развитие ситуации в Белоруссии будет зависеть от того, какие выводы сделал Лукашенко из своей политики и какие действия по отношению к белорусскому обществу предпримут властные институты братской нам страны.

Такие дела.


тэги
читайте также