19 сентября, суббота

В России созрели условия для рабочего протеста

15 января 2016 / 13:02

К такому выводу пришли социологи Фонда «Общественное мнение» в результате проведенного осенью 2015 года опроса. 17% рабочих готовы поддержать протест и еще 10% рабочих не готовы отказаться от протеста. Причиной такого поведения рабочих являются сокращение заработной платы и задержки ее выплаты.

В четверг, 14 января, на Гайдаровском форуме состоялась презентация исследования ФОМ «Акторы российского социума, их антикризисные стратегии и протестные настроения». Презентация состоялась в рамках экспертной дискуссии ВЦИОМ «Россия в кризисе: политические риски 2016 года», провела ее управляющий директор Фонда «Общественное мнение» Елена Петренко.

С точки зрения социологов ФОМ, жители нашей страны подразделяются на шесть категорий в зависимости от стиля жизни. 1% составляют «инвесторы», 13% — «путешественники», 16% — «гедонисты», 19% — «заемщики», 43% — «обыватели» и 8% — «аутсайдеры». Эти типы были сконструированы социологами по наборам повседневных практик в результате проведенного весной 2015 года мегаопроса, затронувшего более 60 тысяч респондентов, проживающих в разных регионах страны.

Среди так называемых инвесторов преобладают москвичи и жители Петербурга, публика до 45 лет, предприниматели и руководители высшего звена.

Среди «путешественников» также преобладают обитатели столиц, предприниматели и руководители среднего звена. Но в отличие от «инвесторов», «путешественники» не интересуются ценными бумагами и не имеют домработницу.

«Гедонисты» проживают в городах, в основном это молодежь «комсомольского возраста», специалисты и рабочие-«афони». За границу они не ездят, самолетами не летают, иностранную валюту и акции не держат.

«Заемщики», как следует из названия группы, живут в кредит. В основном это рабочие и служащие или технические специалисты. Не ходят в фитнес-центры, так же как «гедонисты» не ездят за границу, не имеют вкладов в ценные бумаги, не пользуются доставкой товаров на дом. Живут «заемщики» в основном в провинции.

Самая большая группа — «обыватели». Более трети из них — пенсионеры.

У «аутсайдеров» нет даже мобильного телефона, подавляющее большинство из них — неработающие пенсионеры.

У этих групп обнаружились различные антикризисные стратегии. Тем не менее, много у этих групп и общего. В марте 2015 года наиболее актуальными оказались мобилизационные стратегии. Люди, отвечая на вопрос о выживании в кризис, чаще говорили о смене работы, поиске дополнительного заработка, освоении новой профессии и даже переезде на новое место жительства, поближе к новой работе. Реже говорили об экономии, в том числе о переезде туда, где жизнь дешевле, о покупке более дешевых продуктов питания, и покупке меньшего числа вещей. Экономия более характерна для пенсионеров (36%).

Чаще других на мобилизационный сценарий ориентируются «инвесторы», «путешественники», «гедонисты» и «заемщики». Пассивные сценарии выбирают «обыватели» и «аутсайдеры».

При этом об участи в протестах представители всех групп говорят неохотно. Самые протестно-ориентированные группы оказались «инвесторы» и «заемщики».

В целом 17% населения страны готовы участвовать в протестных акциях, по данным за сентябрь 2015 года. При этом собственники средств производства и богатые люди готовы протестовать реже, нежели рабочие. Вероятно это связано с тем, что на предприятиях участились случаи задержки зарплаты и сокращении ее размеров. При этом материальное положение рабочих выглядит плачевно: 49% рабочих отметили, что «купить одежду, обувь денег хватает, но крупную бытовую технику купить не можем» и 24% отметили, что «денег хватает только на питание». Социологи отметили, что чем депрессивнее предприятие и город, тем чаще наблюдаются в рабочей среде отчаяние и злость.

Основной костяк рабочих распределен по двум категориям: «обыватели» (41%) и «заемщики» (32%). Однако есть среди рабочих и 1% «инвесторов» и 9% «гедонистов». Эти «новые рабочие» имеют уровень дохода заметно выше среднего, они относительно молоды, имеют высшее образование, автомобиль, жилье. Как правило это мужчины от 22 до 32 лет, проживающие в крупных индустриальных центрах и занятые на высокотехнологичном производстве.

Социологи предполагают, что в результате кризиса произойдет дифференциация рабочих на два кластера: высокообразованную и высокооплачиваемую рабочую элиту и остальную, в основном малоквалифицированную, более возрастную и низкооплачиваемую группу. Причем вторая группа составляет основную массу рабочих.


тэги
читайте также