21 сентября, суббота

Ученые из ВШЭ: Мигрантам из Средней Азии в Москве приходится непросто

17 октября 2016 / 12:49

Ученые из НИУ ВШЭ, социологи РАН и РАНХиГС провели ряд исследований и выяснили, как ведут себя приезжие в России, как становятся частью социума, как устраиваются на работу и т.д.

Мигранты никак не могут стать частью городского социума
Мигранты из Средней Азии лишь частично осваивают Москву и не в полной мере пользуются возможностями этого мегаполиса. Их быт и уровень жизни разительно отличаются от быта и уровня жизни живущих и работающих в столице россиян. Будни мигрантов заняты работой, выходные — делами по дому или общением с земляками. В итоге выходцы из бывших республик СССР с трудом встраиваются в общегородской социум.

В Москве, в отличие от многих западных городов, не существует этнических гетто. Выходцы из бывших республик СССР селятся во всех районах и в домах всех типов — от «хрущевок» до новостроек. Мигранты, получившие российское гражданство, пользуются теми же благами, что и россияне, — например, бесплатной медпомощью, доступом детей к образованию.

Но живя бок о бок с москвичами и даже имея российский паспорт, приезжие из Киргизии и Узбекистана не могут рассчитывать на такие же бытовые условия, какие есть у столичных жителей, рассказали ведущий научный сотрудник Института управления социальными процессами НИУ ВШЭ Екатерина Деминцева и научный сотрудник Института социологии РАН Вера Пешкова в статье «Мигранты из Средней Азии в Москве», опубликованной в журнале «Демоскоп Weekly».

Исследователи провели 60 глубинных интервью с выходцами из двух бывших среднеазиатских республик СССР — Киргизии и Узбекистана — и подробно изучили их быт. «Географическую карту» исследования составили четыре московских района. Это «Беговая» (север Москвы), «Академический» (юго-запад), «Новый Реутов» (восток) и «Молодежная» (запад). Мигранты заполнили 397 анкет, которые включали вопросы о самых разных аспектах их жизни в Москве. Большинству респондентов от 20 до 40 лет, 84% из них имели среднее или среднее специальное образование.

Мигрантам часто приходится менять профессию
На российском рынке труда растет спрос только на неквалифицированные кадры из стран СНГ. Статус тех иностранных работников, которые занимали на родине должности руководителей и специалистов, при переезде в РФ почти всегда понижается. Зато рынок дружелюбно встречает рабочих и представителей сферы обслуживания, — они не меняют рода занятий и не теряют в статусе, выяснили профессор кафедры управления человеческими ресурсами НИУ ВШЭ Елена Варшавская и замдиректора Института демографии НИУ ВШЭ Михаил Денисенко.

Если ты нерусский, то зарабатываешь меньше
Этнические русские работники с иммиграционным прошлым зарабатывают в России в среднем на 2% больше, а этнически нерусские в среднем на 13% меньше, чем местные работники, выяснили сотрудники ЛИРТ НИУ ВШЭ Лариса Смирных и Евгения Полякова в исследовании «Дифференциация трудовых доходов между местными работниками и индивидами с иммиграционным прошлым: имеет ли значение этничность?». Под этничностью подразумеваются культурные отличия народа.

В целом, по данным исследования, этнически русские с иммиграционным прошлым получают в среднем на 2% больше, а этнически нерусские в среднем на 13% меньше, чем местные работники.

Разница трудовых доходов между этнически нерусскими и местными работниками складывается не за счёт наблюдаемых между ними различий в социально-демографических характеристиках или между секторами экономики, а в большей степени (86%) под влиянием ненаблюдаемых факторов (например, различий в способностях, дискриминации).

Полученные результаты, считают ученые, свидетельствуют о том, что: на российском рынке труда этничность мигрантов имеет значение для уровня их трудовых доходов; этнически нерусские мигранты плохо ассимилируют с местными работниками, поскольку их длительное нахождение на рынке труда не приближает их трудовые доходы к уровню трудовых доходов местных работников.

Наибольший вклад в это неравенство, по мнению исследователей, вносит сегрегация — ограничение доступа этнически нерусских индивидов с иммиграционным прошлым к определённым рабочим местам.

Сегрегация увеличивает неравенство трудовых доходов между местными работниками и индивидами с иммиграционным прошлым почти на 30%. Для сравнения в Израиле это влияние еще выше (70%), а в Китае — сопоставимо с Россией (37%).

Мигранты вынуждены лечиться только народными методами
Заболевшие мигранты из стран Центральной Азии нередко попадают в больницу уже в тяжелом состоянии, когда болезнь запущена. Это результат затрудненного доступа к лечению. Дело здесь, разумеется, не только в нехватке времени и средств на терапию. Во многом отсутствие охвата медпомощью — это следствие ситуации социальной исключенности, в которой оказались мигранты, условий их жизни, отсутствия вида на жительство, регистрации и, главное, медицинского страхования. К тому же часть мигрантов недостаточно информирована относительно медпомощи. В дополнение к этому, иностранцы порой сталкиваются и с дискриминацией в поликлиниках и стационарах.

В таких обстоятельствах иностранцы из республик бывшего СССР вынуждены придумывать нестандартные решения — от медицинских консультаций по телефону до лечения прямо на месте работы (например, на стройке или на рынке) или обращения в так называемые «киргизские клиники» — частные медцентры, ориентированные на мигрантов из Средней Азии.

Стажер-исследователь Института управления социальными процессами (ИУСП) НИУ ВШЭ Даниил Кашницкий детально изучил проблемы охраны здоровья выходцев из Киргизии и Узбекистана. Результаты работы были представлены в докладе «Медицинская помощь мигрантам из стран Центральной Азии в Москве: выбор стратегий и доступная инфраструктура».

В ходе исследования были проанкетированы 100 граждан Киргизии и Узбекистана, проведены 60 полуформализованных интервью с мигрантами, а также 23 глубинных интервью с сотрудниками московских учреждений здравоохранения (частные из них — только «киргизские» клиники).

Мифы препятствуют нормальному взаимоотношению
мигрантов с местными

Отношения москвичей и трудовых мигрантов из стран СНГ, по сути, напоминают симбиоз: стороны сосуществуют с обоюдной пользой. Так, городской экономике необходимо заполнение «непрестижных» трудовых ниш (уборка, строительство, транспорт и пр.; см. статью «Мигрантам нужно помочь в деле интеграции»), а мигрантам нужны средства к существованию. В то же время, взаимопониманию «аборигенов» и «пришельцев» препятствуют мифы, популярные в массовом сознании.

Старший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юлия Флоринская в докладе «Мигранты в Москве — мифы и реальность. Конкуренция на рынке труда? Нагрузка на здравоохранение? Сознательный выбор нелегального статуса?» проанализировала, действительно ли мигранты занимают рабочие места, привлекательные для москвичей, а также существенно повышают расходы на лечение в бюджете Москвы и добровольно решают не легализоваться.

Доклад аккумулировал результаты проекта «Защита прав москвичей в условиях массовой миграции», проведенного Центром миграционных исследований в 2013 году. Был проведен количественный опрос в Москве с выборкой 800 респондентов (600 москвичей и 200 трудовых мигрантов), экспертные интервью и фокус-группа со столичными работодателями, нанимающими мигрантов.

Источник


тэги
читайте также