7 декабря, суббота

Дмитрий Евстафьев: Кемалистская Турция умерла

18 июля 2016 / 11:18

Политолог Дмитрий Евстафьев пишет о конце эпохи для Турции: «Кемалистская Турция умерла. Даже если удастся Эрди сковырнуть (я считаю, что дела у него плохи и неизбежная чистка/резня ситуацию только ухудшит), ее уже не будет. Умерла армия в том виде, как она была стержнем государственности. С концами».

«То есть слепить какой-то еще путч, который случайно окончится успехом, я допускаю, у турецких военных получиться может (хотя вероятность этого мала — скорее, опора будет на ЧВК какую-нибудь иноземную), но толку-то….. Нам нужно готовиться к новой Турции. Вот, только, мы считали, что это будет неосманская Турция (второе ее издание — как-то писал об этом), а, думаю, это будет что-то сильно другое. Совсем другое», — полагает он.

«Неосманская Турция должна была быть относительно сильной, относительно светской, относительно устойчиво развивающейся и относительно прозападной. Сейчас ни один из этих четырех компонентов уже не существует в полной мере. Так…. остатки, иллюзии, память о прошлом.
А дальше будет хуже. Проблема в том, что „обратившись к народу“ и разгоняя армию, унижая армию, наш старик Эрди становится зависимым от этой самой турецкой „улицы“… И эта зависимость будет только нарастать в условиях, когда дела в экономике будут вряд ли идти блестяще.
А улица, наглумившись вдоволь над тем, что когда-то было мощнейшей армией региона (мы, надеюсь, понимаем, что Турция сейчас совершенно необороноспособна? включая и „тему“ курдов), „вкусив крови“, будет требовать себе „долю власти“. Обычное дело — не хочешь дружить с янычарами, придется пресмыкаться перед „улицей“. Суфиев-то нет…. Слились суфии: как корова слизала, тишайше отсиделись в период переворота и это очень показательно. Какой же тут „султан“», — убежден Евстафьев.

«Ну, если только Эрди устроит „ночь длинных ножей“ для своих „полевых командиров“, но что могло „прокатить“ в Германии, вряд ли будет иметь успех на узких улочках Стамбула.
Неосманизм — это модель. Привлекательная для внешнего мира. Только так он получает права на существование. Привлекательна ли будет модель „опоры на улицу“, скажем для Ильхама Алиева? Вот, сомневаюсь. Папа его много усилий положил на то, что бы „энергию масс“, как говорил С. А. Есенин, „заковать в бетон“. Каламбур такой вышел у меня. А что такое для нас — России — и для остальных (соседей, региона, мира, наконец) относительно слабая Турция (с этим, надеюсь никто теперь спорить не будет? с тем, что перспектив усиления у Турции нет, даже если мы будем ей подыгрывать), в которой будет нарастать уличный радикализм? И где места военных будут занимать лично лояльные старику Эрди граждане, проведшие, сказем прямо, последние лет пять в тесном общении примерно с тем же контингентом, который мы сейчас бомбим? И где „лояльность на местах“ будет обеспечиваться посредством политкомиссаров от правящей партии? А как еще? Ничего, кстати, не напоминает?» — задается вопросами политолог.

«Я не готов пока сформулировать. Думать про это надо. Сегодняшняя ситуация интересна: да, тактически Россия оказалась в „плюсе“, прежде всего, потому, что не дергалась (а, собственно, и дергаться нам нечего было). Но стратегически перед нами встают существенно иные и более острые вызовы, нежели даже тогда, когда в Турции стояли американские ракеты», — резюмирует эксперт.

Источник


тэги
читайте также