16 июня, воскресенье

Дискуссия о «контригре» и «суверенной демократии»

07 мая 2015 / 20:45

Появление новости о певице Земфире, которая размахивала украинским флагом в Тбилиси, неожиданно породило среди политологов дискуссию о «вбросах» и термине «суверенная демократия», практически полностью исчезнувшим из политического поля.

Зачинателем дискуссии стал политолог Максим Жаров, который указал на существующую, по его мнению, очень большую степень зависимости российского политдискурса в соцсетях и в СМИ от внешних вбросов. «Вбросили украинцы давно позабытую Земфиру с украинским флагом на концерте в Грузии — все начинают обсуждать. Вбросили через „высокопоставленный источник в ЕС“ слух, что ЕС в случае повторного референдума в Крыму „готов его рассмотреть“ — все понеслись этот вброс обсуждать. Весь топ ЖЖ был на неделе усеян постами украинцев на тему „как плохо в Крыму“ — все бросились обсуждать. И никакой контригры», — написал он на своей странице в фейсбуке.

Эту тему подхватил екатеринбургский политолог, глава экспертного совета «Департамента политики» Александр Белоусов. По его словам, российская политика якобы в последнее время стала примитивнее. «Вместо концепции „суверенной демократии“ появился тезис „Россия — это Путин“. Смысловой объем политики сжался до тождества. Также российская политика стала строится как реакция на действия Запада. А началось все с „закона Димы Яковлева“. И далее: санкции — контрсанкции по кругу до бесконечности. Внутренней политики стало не хватать для национального самоутверждения. Россия начала движение во внешний мир и остановиться уже не может. Сказался дефицит внутреннего суверенитета», — написал он.

По мнению Белоусова, сегодняшняя политика строится на противопоставлении и борьбе с Западом. «Внутри своей страны тоже постоянно идет борьба с Западом. Арена борьбы ширится, Запад везде: и снаружи, и внутри. Россия начала воспроизводить советские модели поведения, которые строились на социализме и борьбе с Западом. Только новые скрепы до социализма не дотягивают, остается второе», — утверждает он.

Генеральный директор Центра политического анализа Павел Данилин вступил в дискуссию, отметив, что отвлечение внимания от «вбросов» такими темами как Пусси Райот или атака на современное искусство Гельмана очередных бородатых фриков во времена Суркова нельзя назвать адекватным.

«Рискую быть не понятым, но, пардон, а к чему тут контригра? Вбросили же нужную нам тему. Тему, консолидирующую. Типа артисты зажрались и в своей русофобии рискуют. Что тут же подтвердили крымчане, послав Земфиру куда подальше. Какая тут нужна контригра? Хохлы пишут, что в Крыму плохо. Пусть пишут. Я как раз колонку пишу, в которой рассказываю, что в аэропорту Крыма принимают уже по 180–200 рейсов в день и что число туристов превысило только „прилетевшими“ миллион человек. Сколько переплыло на пароме? Плюс по 10 тысяч украинцев ежедневно, преодолевающих границу. Ну, давайте обсуждать, что „не все так плохо в Крыму“. Но к чему?», — написал он.

По его словам, может и хорошо, что обсуждают «вбросы». «Быть может, это и есть контригра?», — спрашивает он.

Данилин напоминает Белоусову, что тезис, что «Россия-это Путин» был главным на выборах 2007 года. «И когда Единая Россия вышла с этим лозунгом и Путиным — она победила триумфально. А когда в 2011 году сопли жевали по этому вопросу и все думали, а как Кремль на это посмотрит, рейтинги и валились как ласточки в пропеллер самолета. Так что не надо нас лечить по поводу тождества Путина и интересов России. Если бы не так, не было бы 15 летней поддержки такого уровня. Путин сегодня это и есть квинтэссенция наших надежд 90-х. На то, что придет и исправит. Пришел. И исправил. Без расстрелов, без жестокостей. Спокойно и методично», — отмечает он.

По мнению гендиректора ЦПА под «исчезнувшими» интеллектуалами Белоусов подразумевает, прежде всего, Суркова. «Но вообще-то Сурков сегодня отвечает в АП за сложнейшее и важное направление работы — ДНР и ЛНР, Абхазию и Южную Осетию. Так что говорить, что вот, нет Суркова, я бы считал как-то неверным. А что касается нынешней работы УВП АП и первого заместителя руководителя АП, то я скажу так. Посмотрите на рейтинги. Посмотрите на региональные выборы. Посмотрите на то, что является формальной оценкой работы по направлению», — подчеркивает он.

Данилин напоминает, что уровень поддержки власти велик как никогда. «Единая Россия», последовательно катившаяся к 30% (а в Москве и 27% было) с 2010 года, вновь выправилась и получает новый старый электорат. Рейтинги на ТВ у Киселева и Толстого бьют рекорды. И при этом, наконец-то наметился выход нации из тупика братоубийственной гражданской свары прошлого столетия, когда красные и белые, бедные и богатые, интеллигенты и работяги растаскивали страну в разные стороны и не готовы были простить ничего из ненужного уже старого белья, называемого взаимными обидами», — пишет он.

Также политолог обратился к любителям вспоминать о временах «суверенной демократии». «Этот концепт создавали для Путина. Но пользовался им Дмитрий Анатольевич. И в его исполнении „суверенная демократия“ претерпела серьезные измненения. От прекрасного 8-8-8 через уверения, что „Новая газета“ никому не лизала (то есть, основные пропоненты той самой суверенной демократии по мнению Медведева как раз то и лизали) ну и, наконец, к решению поддержать бомбежки Ливии», — отметил он.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов подхватил тему и признался, что сама необходимость «контригры» представляется ему неочевидной. «Есть ряд тезисов, по которым позиции у экспертов и политиков оформились и вряд ли „контригра“ может кого-то переубедить. Абсолютизация нулевых — вполне эффективный прием для тех, кто устал от сегодняшнего радикализма повестки дня и зоопарка комментаторов в „Известиях“. Но и в „лихие нулевые“ случаев подчеркнутого дистанцирования от умеренных либералов было предостаточно», — написал он.

По мнению Виноградова, повестка дня не должна быть самоцелью — иначе это подменяется разговорами о необходимости «суверенизации» повестки дня, необходимости контригры и прочих нудных рецептах из второразрядных учебников 70-х годов. «Повестку дня есть смысл строить, ориентируясь на решение реальных политических задач», — утверждает он.

Политолог считает необходимым сосредоточиться на анализе состояния общественного мнения. «Реальное выявление тенденций, нюансов и разломов вместо нудного превращения всеми спорящими сторонами в фетиш восьмидесяти-скольких-то-там процентов. В том числе оценка настроений, ожиданий и страхов аполитичной части общества — то есть того реального большинства, которое отказывается открывать двери социологам с их анкетами. Усиление экспертизы реальных процессов в Украине, США и Китае. Рано или поздно на это может появиться запрос — стоит быть готовым, чтобы оказаться способным выдавать не только идеологическую шелуху и репосты писем второразрядных американских сенаторов», — указывает он.

Жаров согласился с тем, что контригра не всегда нужна. «Но она нужна и обязательна в случае муссирования уже не экспертами, а массовой аудиторией, критически важных тем. В последнем случае молчание Москвы воспринимается в Крыму в лучшем случае с недоумением, а в худшем размывает базу поддержки», — написал он.


тэги
читайте также