24 июня, понедельник

Власть гарантированно выиграет Москву

24 июня 2014 / 21:11

Мосгордума сегодня поддержала поправки в городское законодательство, которые разрешают части депутатов работать на непрофессиональной основе, одновременно занимаясь бизнесом. За такое решение выступили 27 депутатов, против проголосовали трое. Между тем, на 45 мандатов депутата Мосгордумы выдвинулись 147 кандидатов. Впрочем, высокий конкурс не говорит о высокой конкуренции. Как рассказал в интервью Центру политического анализа директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов, победа кандидатов от власти уже фактически предрешена. Представленная на выборах оппозиция хоть и многочисленна, но либо слаба, либо не готова всерьез бороться за победу. При этом главной интригой становится, как в будущем городском парламенте уживутся единороссы и провластные кандидаты-самовыдвиженцы.

Как вы считаете, смогут ли кандидаты из оппозиционной коалиции «За Москву» справиться с процедурами, необходимыми для регистрации в качестве кандидатов?

Думаю, что вопросы регистрации или нерегистрации оппозиционных кандидатов, связанных с коалицией «За Москву» и других сторонников Навального, не будут иметь единого решения. Шансы у разных кандидатов коалиции - разные. Нужно смотреть индивидуально. У тех, кто давно готовился или имеет опыт участия в предыдущих выборах они выше.

Например, я допускаю, что тот же Илья Яшин в 37-м округе подписи соберет. Он начал готовиться к выборам в Мосгордуму еще прошлой осенью. На предыдущих выборах он активно работал в этих районах, в середине 2000-х уже баллотировался в Мосгордуму по Университетскому округу. Со своим участием в выборах давно определилась Ольга Романова, идущая по 44-ому округу. У нее тоже есть шанс собрать подписи. Хотя ее проблема (как, впрочем, и других кандидатов из коалиции «За Москву») в том, что она слишком уповает на активистов-волонтеров. А вопросы сбора подписей, безусловно, требуют профессионального юридического сопровождения. Подписи нужно не только собрать, но и правильно их юридически заверить.

А кандидат Владислав Наганов, который борется в 17-м округе на востоке Москвы, буквально вчера написал в блоге, что будет привлекать для сбора подписей профессиональных сборщиков. А они очень часто работают по устаревшим базам данных, и на выходе могут получиться некачественно оформленные подписи или устаревшие паспортные данные. Это даст прямые основания для отказа в регистрации.

Еще один кандидат коалиции, Любовь Соболь, долго колебалась, будет она участвовать в выборах или нет. По сути, формирование своего избирательного штаба она начала только в мае, после того, как была объявлена нарезка округов. И темпы сбора подписей, которые показывает ее штаб, не позволяют рассчитывать, что они успеют уложиться в срок.

В то же время, минимум, два кандидата коалиции точно примут участие в выборах. Это выдвинутые «Яблоком» Варвара Грязнова и Юлия Галямина, которым не придется собирать подписи. Причем Грязнова баллотируется в округе другого активиста коалиции, Константина Янкаускаса.

На выборах мэра Москвы мэрия помогала зарегистрироваться оппозиционным кандидатам. Может в данном случае произойти что-то подобное? В мэрии ведь неоднократно говорили, что заинтересованы в максимально конкурентных выборах.

По ряду кандидатов решение вопроса регистрации может оказаться чисто политическим. Если городская избирательная комиссия посчитает необходимым повысить конкурентность в том или ином округе, то могут быть сделаны  послабления. Например, в спорных ситуациях при проверке подписей будут закрываться глаза на какие-то недочеты. Но делать это будут не по всем кандидатам, а по отдельным фигурам.

Тот же Илья Яшин в 37-м округе проблемой для мэрии не является, потому что у более системных кандидатов в этом округе рейтинг выше, а конкуренция в округе высока. Прежде всего, я имею в виду коммуниста Губенко или местного депутата-«яблочницу» Елену Русакову, которая успешно боролась с реконструкцией Ленинского проспекта  и имеет там высокую узнаваемость. Ее результат, думаю, будет не ниже Яшина. В том же округе пойдет Вышегородцев от «Гражданской платформы» - еще один претендент на голоса либерального электората.

Или Мария Гайдар, которая тоже, вероятно, сможет зарегистрироваться по подписям, но вряд ли будет фаворитом в своем 43-м округе. Там, безусловно, лидером гонки будет Леонид Ярмольник (от «Гражданской платформы» - ред.) просто в силу своей высокой стартовой узнаваемости. Кроме того, он достаточно понятная фигура для традиционного электората власти. Вот между ним и официальным кандидатом от власти, главврачом местной поликлиники, и развернется борьба. А Мария Гайдар в лучшем будет претендовать здесь на третье место. Она показала крайне слабый результат и на праймериз, немногим более 300 голосов.

То есть, политически коалиция Навального угрозой для мэрии не является?

Коалиция «За Москву» - это не тот центр силы, который всерьез может составить конкуренцию кандидатам от власти по подавляющему числу округов. Из всех кандидатов коалиции наибольшими шансами обладает только Ольга Романова, и то только потому, что в ее Таганском округе нет явного фаворита от власти. Там, с одной стороны, баллотируется лидер движения «Пробок.нет» Шумский, который, как считается, близок к вице-мэру Бирюкову и пользуется поддержкой депутата Госдумы Сергея Железняка. Но для него Таганский округ чужой, там просто находится офис его движения. Да и работает он на общегородскую повестку, а нуждами конкретно этих районов не занимается. Также там идет активный муниципальный депутат от «Справедливой России» Свиридов. Его тоже можно считать условным кандидатом власти -  он сотрудничает и с департаментом транспорта, и с департаментом территориальных органов власти (по вопросам муниципальной реформы).

В итоге может получиться так, что Шумский и Свиридов будут конкурировать друг с другом за один электорат. За счет этого Романова сможет показать более высокий результат, так как будет выбирать голоса, за которые никто не конкурирует.

В остальных округах, где баллотируются кандидаты от коалиции «За Москву», им противостоит очевидный тяжеловес от власти или системной оппозиции (как в округе 9, где выдвинулся бывший префект САО Олег Митволь с высокой узнаваемостью и рейтингом), или голоса протестного электората будут размыты, как в 37-м округе.

Тем более, большинство кандидатов коалиции «За Москву» являются фигурами даже не второго, а третьего порядка. Они малоизвестны даже среди протестного движения (к таким можно отнести, например, Андрея Быстрова или ту же Варвару Грязнову). Маловероятно, что они смогут собрать подписи, потому что они все же относятся к числу локальных активистов своего района, не более, да и ранее не участвовали в выборах. А один избирательный округ включает несколько районов. Можно быть узнаваемым активистом среди защитников какого-нибудь парка, но этого мало, чтобы собрать порядка 4 тысяч подписей в нескольких районах за столь короткий срок.

А если говорить про препятствование оппозиции участию в выборах. Например, находящийся под домашним арестом Янкаускас из коалиции «За Москву» утверждает, что ему намеренно мешают зарегистрироваться. Жалуется на противодействие и Ляскин.

Я думаю, что за две недели до окончания сбора подписей мы увидим еще много попыток спровоцировать медийные скандалы, основанные на утверждениях о противодействии тем или иным кандидатам от оппозиции со стороны избиркома, власти и т.д. Это своего рода стратегия по самораскрутке и возможному объяснению проблем с регистрацией в качестве кандидатов.

Скорее всего, они действительно не смогут собрать подписи. У Янкаускаса есть объективная причина – он под домашним арестом. Те подписи, которые он уже начал собирать сейчас, не могут быть засчитаны, так как не завершены процедуры его официального выдвижения, открытия избирательного счета, с которого должна оплачиваться печать подписных листов.

Но при этом я скептически отношусь к заявлениям его сторонников о том, что он якобы самый сильный кандидат из коалиции «За Москву» и очевидный претендент на победу в своем округе. Во-первых, 31-й округ, где он хочет баллотироваться, лишь частично охватывает район Зюзино, где он является муниципальным депутатом. Это значит, что в его округе проживает лишь четверть избирателей из «его» района, а в других районах округа он работал меньше, так как ожидал другой конфигурации округа.

Кроме того, в Зюзино есть гораздо более узнаваемый оппозиционный кандидат, муниципальный депутат, работающий там уже два срока подряд, Наталья Чернышева. Она политик умеренного оппозиционного толка, ее хорошо знают руководители ТСЖ и старшие по домам (а это важный ресурс при сборе подписей), в последнее время сотрудничала с партией «Альянс зеленых», пока там не произошел конфликт. Так что Янкаускас, даже если бы собрал подписи, все равно не был бы в округе фаворитом даже среди кандидатов оппозиции.

Ситуация с Ляскиным такая же. Его базовый район Новокосино по численности избирателей – около половины его округа. Но он, во-первых, работает в районе по локальной повестке не так давно, а во-вторых, работает только на одной проблеме. Там есть девелоперский конфликт по строительству гостиницы.

Противники этого проекта утверждают, что это будет общежитие для мигрантов.  На деле это типичный для Москвы градостроительный конфликт, в котором борются две бизнес-группы, задействуя местных общественных активистов и политизируя ситуацию. Кроме того, против него кандидатом от власти будет муниципальный депутат многих созывов, «афганец». Как известно, сообщество ветеранов достаточно консолидированно и всегда консолидированно голосует на выборах.

Вы говорите, что у оппозиционной коалиции могут возникнуть проблемы из-за некачественной работы волонтеров. Но у них есть общий штаб, где работают юристы.

Попытка реализовать тактику сквозного штаба для всех кандидатов может привести к снижению качества работы электоральных юристов. Ведь все кандидаты собирают подписи одновременно, значит, необходимые юридические действия тоже должны осуществляться параллельно. На 11-12 кандидатов может не оказаться необходимого количества юристов. Так что модель единого избирательного штаба проблему не решает.

А волонтерская работа эффективна, но только с точки зрения агитации, потому что волонтер агитирует за своего кандидата по зову сердца. Но для совершения юридически значимых действий, в том числе, сбора подписей – это фактор риска. Не зря все политические партии перед выборами, особенно в последние годы, привлекают в свои штабы в первую очередь именно профессиональных электоральных юристов. Чем больше меняется избирательное законодательство, тем больше требований вводится к кандидатам. Это и справки о доходах, об отсутствии зарубежных активов и прочее.

Давайте поговорим о провластных кандидатах. В СМИ активно распространяются слухи о конфликте мэрии и московского отделения «Единой России» вплоть до того, что их кандидаты якобы могут вступить в открытую конкуренцию между собой. Как вы видите эту ситуацию?

Прямой конкуренции провластных кандидатов в одном округе мы не увидим. Я уверен, что и «Единая Россия», и городская власть такого не допустят.

Но мы действительно видим, что та часть победителей праймериз, которые представляют социальную сферу и которые раньше не ассоциировались тесно с «Единой Россией», уже выдвинулись на выборы в качестве самовыдвиженцев. При этом подавляющее большинство действующих депутатов гордумы от «Единой России» (кроме Олега Бочарова, который пошел самовыдвиженцем и позже, видимо, получит поддержку от «Гражданской платформы») будут выдвинуты в начале июля на конференции «Единой России», и подписи собирать им не потребуется. Получается определенный паритет [между самовыдвиженцами, связанными с мэрией, и кандидатами-единороссами].

То есть, водоразделом стали праймериз «Моя Москва»?

Праймериз «Моя Москва» были каналом потенциального кадрового обновления для разных политических сил. Они выявили когорту популярных новых лиц в городской политике. Это могло быть использовано той же «Единой Россией» для включения новых кандидатов в свою орбиту и выдвижения их от партии. Но этот сценарий пока не реализован, но партия еще может официально поддержать ряд самовыдвиженцев и «подстраховать» их на стадии сбора подписей.

В итоге праймериз развели кандидатов-самовыдвиженцев и депутатов-единороссов, которые не были связаны с конкретными округами и избирались по спискам. Это также было одной из задач праймериз: не кулуарно решать вопрос о поддержке или отказе в поддержке действующим депутатам от «Единой России», а выявить их реальную мобилизационную способность по сравнению с новыми кандидатами-общественниками. И по ряду округов действующие депутаты потерпели сокрушительное поражение, набрав по 100-200 голосов, тогда как победитель набирал там же по 2-3 тысячи. Например, в Зеленограде победила сенатор Зинаида Драгункина, а действующий депутат от «Единой России» Иванов получил 8-ой результат. На севере Москвы депутат Протопопов проиграл с разгромным счетом.

Но не стоит забывать, что между праймериз в начале июня и конференцией «Единой России» в июле пройдет почти месяц. За этот время, я полагаю, будут достигнуты все политические договоренности по всем возможным спорным моментам.

Так значит,  таковые все же есть?

Да. Например, на востоке Москвы глава комиссии Мосгордумы по образованию Кругляков победил на праймериз Веру Степаненко, которая занимается в гордуме вопросами экологии. На западе в одном округе конкурировали депутаты Милявский и Рябинин. Пока  ни в одном из таких спорных округов ни один из провластных кандидатов самовольно на выборы не пошел. Уже прошло 10 дней с начала сбора подписей, и даже если партия примет решение отказать одному из партийцев, кто рассчитывал на выдвижение,то у него уже не останется времени выдвинуться самостоятельно. А другие квалифицированные партии, кроме «эсеров», уже выдвинули своих кандидатов, и этот поезд для выдвижения без сбора подписей тоже ушел. Так что риск, что в одном округе будет бороться бывший и нынешний единороссы, практически исключен.

На сегодняшний день остаются буквально несколько конфликтных случаев. На юго-западе депутат Палеев проиграл праймериз директору спортивного клуба САМБО-70 Ренату Лайшеву. При этом Палеев привел на праймериз порядка 2 тысяч сторонников, что весьма значимо для сбора подписей. Он мог бы собрать подписи при самовыдвижении, но пока он этого не сделал. Видимо, все еще рассчитывает быть выдвинутым от «Единой России» или получить какой-то альтернативное назначение.

Такая сложная система договоренностей не помешает власти победить и в итоге оформить свою победу в Мосгордуме?

Выборы уже сейчас можно считать гарантированно выигранными властью. По моим подсчетам, даже в случае самого пессимистичного сценария, мэрия и «Единая Россия» в совокупности могут рассчитывать минимум на 30-32 победы официальных кандидатов власти. При этом не стоит забывать, что часть формально оппозиционных депутатов тоже так или иначе будут ориентироваться на власть.

Допустим, тот же депутат Таганки Свиридов. Формально он из «Справедливой России», но, безусловно, он настроен на конструктивное сотрудничество с городской властью по целому ряду проблем, и его победа не станет проблемой для власти.
Или Леонид Ярмольник. Он формально представляет оппозиционную партию, но тоже давно сотрудничает с городской властью (ведет проблему приютов для бездомных животных) и, естественно, будет и дальше придерживаться такой же конструктивной позиции.

Появление какой-то мало-мальски крупной, резко оппозиционной группы депутатов в Мосгордуме исключено. 1-2 депутата могут быть, которые будут создавать критическую волну, ставить неудобные вопросы для городской власти, как это сегодня делает фракция КПРФ, но это будет капля в море.

Кстати, именно потому, что победа власти на этих выборах практически предрешена, сейчас вокруг выборов начинают создавать искусственные разные интриги. Например, на тему якобы размежевания между «Единой Россией» и мэрией или якобы страха власти перед Константином Янкаускасом, хотя еще два месяца назад вообще мало кто его знал.

А как будет организована работа провластных депутатов в Мосгордуме, если все они будут избраны разными путями: кто-то как формально независимый политик, кто-то выдвинут от «Единой России»?

Полагаю, что после завершения стадии регистрации партия поддержит целый ряд самовыдвиженцев. В том числе, потому что часть из них имеют партийный билет «Единой России». В таком случае интрига перенесется на процесс формирования фракции в Мосгордуме будущего созыва, когда будет решаться вопрос, войдут ли самовыдвиженцы во фракцию единороссов или они сформируют свою депутатскую группу, которая, скорее всего, будет названа «Моя Москва» - созвучно названию праймериз. Но это вопрос не текущего момента  кампании.

Вы несколько раз вспоминали кандидатов «Гражданской платформы». Они в итоге выдвинули только 6 человек, хотя обещали широкую коалицию, у Прохорова был сложный план, как ввести власть в заблуждение, не дать увести людей и прочее. Как вы считаете, что такое для этой партии нынешняя кампания?

Уже точно можно сказать, что выборы в Мосгордуму не будут ее громким успехом. Из шести выдвинутых кандидатов партия может рассчитывать, что не более трех получат мандаты. Прежде всего, это Леонид Ярмольник.

Во-вторых, бывший мэр Троицка Сиднев (в его случае важно, насколько он сможет мобилизовать жителей Троицка, где он дважды был мэром, против Эрнеста Макаренко - кандидата от «Единой России», главы муниципального образования Новопеределкино, расположенного в том же округе). Он человек узнаваемый, участник игры «Что? Где? Когда?», может найти путь к сердцу московского среднего класса.

Третий вероятный кандидат на победу – зампред московского отделения Сбербанка Денис Константинов. Его шансы в округе связаны с отсутствием явного конкурента-тяжеловеса от власти. Нет там и сопоставимых с ним по ресурсам конкурентов от оппозиции, хотя праймериз в конкурентной борьбе выиграл муниципальный депутат от «Альянса Зеленых».

Я думаю, что по «Гражданской платформе» будут звучать двойственные оценки. Если смотреть пропорционально количеству выдвинутых кандидатов и полученных мандатов, то 3 мандата из 6 партия представит как свой крупный успех.

В действительности же на выборах Мосгордумы «Гражданская платформа» сыграла в ту же игру, что и в прошлом году. Партия долго формировала вокруг себя завышенные ожидания, а в итоге разочаровала своего избирателя, да и всех наблюдателей за политическим процессом, тем, что фактически уклонилась от серьезной борьбы. Я напомню, что после выборов мэра Москвы в прошлом году Михаил Прохоров обещал в 2014 году сформировать самую крупную фракцию в Мосгордуме и даже заявил лозунг «Мэр ваш, дума наша».

Сейчас они обосновывают  смену своей стратегии неблагоприятным для них изменением федерального законодательства. Но я бы обратил внимание на то, что отказ «Гражданской платформы» от серьезной борьбы на выборах совпал с согласованием в мэрии для группы ОНЭКСИМ Михаила Прохорова крупного девелоперского проекта вокруг стадиона «Торпедо».

На мой взгляд,  это большая ошибка – в очередной раз пропускать крупные выборы в Москве. Во-первых, для значительной массы избирателей они так и останутся неузнаваемы, а до выборов в Госдуму останется только два года. Во-вторых, они так и не попробуют обкатать потенциальных кандидатов в Госдуму по одномандатным округам на территории Москвы.

Есть опасность, что партия сыграет даже некую деструктивную роль на этих выборах. Уже видно, что они (как и вся оппозиция) не готовы к объединению, никто не будет сниматься с выборов в пользу друг друга. Единый кандидат оппозиции может появиться только стихийно и из-за ошибок власти, если в каком-то округе будет отказано в регистрации большинству кандидатов оппозиции.

Какой явки на выборах стоит ждать? С одной стороны выборы раскручивают все лето, проводили праймериз. С другой - не ощущается, что москвичи их сильно ждут.

Я думаю, что выборы пройдут в основном при очень низкой явке. Дело  не в том, что выборы специально «сушат», а в том, что в большей части округов нет никакой конкуренции. Предполагаю, что в больше чем половине округов явка не дотянет и до 20% - это те округа, где победа кандидата от власти очевидна уже сейчас. Такой условный округ Надежды Бабкиной.

По округам, где исход не гарантирован, или в «витринных округах», где реально конкурируют разные политические силы, явка может составить до 25%, максимум до 30%. Явку на мэрских выборах в 33% повторитьточно не удастся. Это связано с тем, что Мосгордума воспринимается москвичами как мало что решающий орган, в отличие от мэра и правительства Москвы. Плюс оппозиционные партии отклонились от серьезной борьбы, выдвинули откровенно слабые списки. Если бы формировался блок сильных кандидатов – это подогрело бы интерес к выборам. Но, например, «Яблоко» сформировало преимущественно партийный список из активистов второго-третьего ряда. Эти фигуры не мотивируют избирателей прийти на участки.

Видимо, кандидаты власти будут решать вопросы явки за счет стимулирования досрочного голосования, которое возвращается на выборах этого года. Оно начнется как раз в начале сентября, где-то за 10 дней до выборов. Видимо, будут предлагать досрочно проголосовать избирателям, как это называется, «подверженным административному влиянию».

Не повредит ли низкая явка и слабая конкуренция легитимности новой Мосгордумы?

Вопрос явки, конечно, связан с вопросом авторитета и легитимности Мосгордумы. Но власть рассчитывает иным способом решить вопрос авторитета городского парламента – введение в  депутатский корпус авторитетных фигур с федеральной узнаваемостью. В 45-м округе баллотируется ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов с целой программой развития города, охватывающей все ключевые отрасли. Идут на выборы Ярмольник, Бабкина. Безусловно, в нынешней Мосгордуме нет фигур такого масштаба. Их работа в гордуме априори будет привлекать повышенное внимание и СМИ, и жителей города.

Так что даже несмотря на возможную низкую явку, авторитет новой Мосгордумы и внимание к ней будет выше, чем у думы уходящей.

То есть, Мосгордума станет больше похожа на питерский ЗакС?

Да, с 2011 года питерский ЗакС вышел за рамки субъектового парламента. Там работает Явлинский, Вишневский; там депутат Милонов, который часто задает федеральную повестку.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также