18 октября, пятница

Я сознательно рубил тот сук, на котором еще лет пять мог просидеть

24 января 2014 / 21:19
Член Общественной палаты города Москвы

Почему Москва отказалась от партийных списков.

Московская городская Дума по предложению фракции «Единая Россия», используя возможности, предоставленные федеральным законодателем, изменила московское законодательство о выборах своих депутатов: теперь вместо 23 депутатов, избираемых по партийным спискам и 22 депутатов, избираемых по одномандатным округам, все 45 депутатов станут одномандатниками. При этом сами округа будут не такими большими, как были на выборах нынешнего состава (420 тысяч избирателей), и даже не такими, какими бы они могли стать при сохранении прежней пропорции при новой численности 45, вместо нынешних 35 депутатов (примерно по 310 тысяч избирателей), а сравнительно компактными, примерно, в среднем, каждый около 160 тысяч избирателей, что составит от двух до четырех московских районов в одном округе. При этом, правда, для выравнивания численности избирателей по округам, возможно, придется некоторые районы между округами поделить, если такое решение будет предложено Московской избирательной комиссией.

Как только это решение было принято, в медийном пространстве сразу поднялся шум, что это, мол, недемократично и нарушает существующие московские порядки, что совершенно не соответствует действительности. Мы знаем множество демократических стран, где на выборах в городские советы и региональные парламенты действует жесткое правило «один депутат – один голос», и выборы проводятся исключительно по одномандатным округам без голосования за списки политических партий, как, например, в таких старейших демократиях, как Великобритания и США.

Что же насчет московских традиций, то в Московскую городскую Думу в 1993, 1997 и 2001 годах депутаты избирались только по одномандатным округам, голосование по партийным спискам было навязано позднее «сверху», и вот теперь, получив такую возможность, мы возвращаемся к прежнему порядку, который доказал свою эффективность, целесообразность и высокий уровень плюрализма: в Мосгордуме третьего созыва было несколько политических групп или фракций: «Отечество-Единство», «Объединенные демократы» (подразделявшиеся на СПС и «Яблоко»), «Родина» и «Партия жизни» (потом слившиеся в «Справедливую Россию»). Правда никогда в Мосгордуме не было фракции КПРФ (только во втором созыве оказалась одна коммунистка) и фракции ЛДПР, за кандидатов от которой москвичи не голосуют.

В нынешней пятой Мосгордуме всего 32 депутата от «Единой России», из которых 17 одномандатников (партия победила в 2009 году во всех четырехсоттысячных одномандатных округах благодаря концентрации ресурсов и подбору статусных кандидатов) и 15 депутатов, прошедших по партийным спискам (при 7% барьере). При этом по спискам прошли также 3 депутата от КПРФ. «Демократы» же, господствовавшие в первых двух созывах и обильно представленные в третьей Мосгордуме, попали в четвертый созыв в количестве всего двух человек и вовсе не прошли в ее пятый состав.

Партийные списки в 2009 году дали преимущество «Единой России» и КПРФ, а большой размер одномандатных округов не позволил «малым партиям» и самовыдвиженцам победить ни в одном из них, в том числе из-за нехватки ресурсов (в таких больших округах основным ресурсом был, естественно, административный).

Казалось бы, ну и что? Вот, в Нью-Йорке из 51 депутата 47 демократов и только 4 республиканца. Но в Нью-Йорке они то, как раз, и избраны по одномандатным округам, что гарантирует учет как партийной принадлежности, так и личных качеств кандидатов. А в Московской городской Думе половина депутатов «вышли из-за спин» своих лидеров – Путина и Зюганова. Это большая разница!

Хорошо это знаю, так как успешно участвовал в пяти избирательных компаниях в Московскую городскую Думу, из которых мне особенно запомнились третья и четвертая.

В 2001 году я числился в «Союзе правых сил», но был «в опале» из-за конфликта с политическим руководством. Конфликт носил не идейный, а организационный характер: руководство Московского отделения СПС потребовало взамен финансовой и организационной поддержки подписать обязательство голосовать в Мосгордуме так, как решит политический совет партии, а не так, как считает нужным сам депутат в соответствии с волей своих избирателей и местной конъюнктурой.

На такой диктат партийных функционеров ряд депутатов ответил отказом, политические лидеры попробовали вынести вопрос на городскую партийную конференцию, но не добились поддержки в этом вопросе со стороны ее делегатов, и таким образом снять с выборов меня и моих друзей «партийным бонзам» не удалось. Но и поддержки никакой от СПС я не получил, даже были попытки «подставить ножку» мне на выборах. Денег у меня было очень мало, актива не было вообще (его руководство СПС перебросило в другие округа к лояльным коллегам), правда, московские власти поддерживали меня «по остаточному принципу»: пройду – хорошо, не пройду - так тоже не беда! «Рвать пупок» за меня никто на правом фланге и в центре не собирался.

А вот против меня выстроились ряды сторонников КПРФ, которые именно в моем округе сделали ставку на победу - против меня работало одних только агитаторов 200 человек и не поддающийся учету коммунистический актив. Противником моим в округе была знаменитая спортсменка, ее вели сильные помощники и консультанты. Мои листовки перехватывались, плакаты срывались и уничтожались. По мнению многих я был обречен. Но мой крошечный штаб из 4 человек работал, мы изобретали неожиданные приемы агитации (какие, не скажу, «секрет фирмы») и надеялись на победу.

И вот, из порядка 180 тысяч избирателей на избирательный участок по округу № 2 (районы Тверской, Мещанский, Басманный и Красносельский) пришло 53 тысячи (около 29%), из которых 14,4 тысячи проголосовали за меня (немногим более 27% от явившихся или примерно 8% от общего числа избирателей). При этом 12,5 тысяч избирателей (около 24%) проголосовали за моего оппонента, а далее с 14% шел «кандидат против всех» и уже потом оставшиеся четверо моих соперников с результатами меньше 10% от числа явившихся каждый.

Победа, добытая потом и кровью! На вид даже какая-то жалкая, но зато вполне реальная, трудовая. Мне звонили из московских пиаровских компаний сразу после победы, поздравляли с такой замечательной победой почти без ресурсов, практически на одном «личном рейтинге». Оказывается, они внимательно за мной следили, и, по их мнению, я саму компанию «провалил», но выиграл выборы как личность, как человек. Я был горд собой чрезвычайно.

А вот на выборы 2005 года меня, уже ушедшего от демократов «волка-одиночку», по воле руководства города подхватила «Единая Россия» как беспартийного «попутчика» и включила в партийный список, прикрепив центральному округу Москвы (ЦАО).

Выборы в ЦАО шли трудно, и я оказался в рейтинге где-то на 15 месте среди кандидатов от «Единой России» при голосовании по партийным спискам, при этом в Мосгордуму четвертого созыва даже вроде бы и не попадал. Но тут стали снимать свои кандидатуры «списочные паровозы», и я оказался в составе Мосгордумы формально на том месте, которой уступил мне лидер списка Юрий Лужков, снявший свою кандидатуру, так получается, что в мою пользу, над чем трунила потом московская пресса. Дескать, голосовал народ за Лужкова, а на его месте вдруг оказался какой-то там Москвин-Тарханов. Мало радости от такой победы, которая, пускай, и досталась легко.

Вот о таких легких победах и жалеют сегодня представители КПРФ и «Яблока», да и в «Единой России» многим взгрустнулось, признаюсь, даже и мне чуть-чуть. Ведь как бы сейчас было хорошо прикрепиться к одному из районов на окраине Москвы к сильному одномандатнику, поездить немного в течение месяца-двух на встречи, выступить раз десять по радио и телевидению, и «дело в шляпе», можно еще пять лет в Мосгордуме забот не знать.

А вот в округе, пусть даже в маленьком, уже бороться не смогу, силы не те, возраст чувствуется, да и времена теперь другие. Так что, агитируя за выборы по одномандатным округам, я сознательно рубил тот сук, на котором еще лет пять мог в депутатах просидеть.

Почему же на эту реформу выборов пошла исполнительная власть и обслуживающая ее политическая структура?

Ну, хорошо, предположим, избирались бы и дальше депутаты, и по спискам, и частично по одномандатным округам, как это ранее и планировалось. Набрала бы «Единая Россия» в Москве при голосовании по спискам процентов 30-40 голосов? Наверняка! А это уже впрямую от 7 до 10 мест, а с учетом распределения мест партий, не преодолевших 5% барьер – от 9 до 13 мест. А при голосовании по большим одномандатным округам «Единой России» досталось бы от, как минимум, от 16 до полностью всех 22 мест.

Вот и получили бы единороссы от 25 до 35 мест, оставив оппозиции 10-20 мест на всех вместе взятых, из которых не менее трети взяли бы коммунисты. КПРФ есть от чего стенать и за что бороться, понять их можно. Да и «Яблоко» еще на что-то надеется, хоть и напрасно.

А вот на выборах в 45 одномандатных округах средней численностью в 160 тысяч избирателей каждый, в любом из которых, как показывает мой собственный опыт выборов в 2001 году, можно победить и с минимальными ресурсами, «партия власти» сможет взять порядка двух округов из трех, то есть, примерно 30 мест (с учетом разброса и неопределенности, те же самые от 25 до 35 мест, что и при прежней схеме выборов).

Формально «Единая Россия» ничего не выигрывает, кроме одного: состав фракции обновляется за счет людей, победивших в округах, тесно связанных с людьми, не зависимых в значительной мере от указаний партийного руководства, напрямую ведущих переговоры с властью, не боящихся ее и мелочно не угождающих ей, порой сложных в диалоге, но полезных городу людей. Ради такого обновления основного состава Мосгордумы и отчасти затеян весь «сыр-бор».

И вторая цель – создание представительной и конструктивной оппозиции внутри Мосгордумы из действительно народных представителей, а не выдвиженцев из разного рода политсоветов и прочих партийных «обкомов». Смогут КПРФ или ЛДПР провести свои креатуры через выборы в одномандатных округах? - Вот и хорошо, власть будет знать, с кем она договаривается. Да и сами эти люди будут ориентироваться на своих избирателей, а не на партийное руководство и не будут слепо следовать указаниям «сверху». Москвичам и нужно, чтобы их интересы были во главе угла, лежали в основе работы депутатов.

Ну, и, наконец, в Московской городской Думе могут появиться в заметном числе беспартийные депутаты, за которых начнется борьба. Нормальный политический процесс вернется в Московскую городскую Думу, что может принести большую пользу всей городской системе сласти. Ведь беспартийному депутату надо добиться немногого – чтобы при явке в лучшем случае от 25% до 30% за него проголосовали от одной трети до половины от числа пришедших. Это значит всего 15 - 25 тысяч голосов, а то и меньше, гарантированно обеспечат ему победу.

Жаль, конечно, что мне не придется участвовать в процессе формирования новой городской Думы VI созыва. Но в одну и ту же воду нельзя войти дважды. Новые поколения политиков должны строить новые отношения в региональном парламенте, правда, все-таки, с некоторой оглядкой на опыт своих предшественников. Это, порой, позволяет избежать лишних трудов по «изобретению велосипедов» и воздерживаться от ошибок, которые уже сделали их предшественники.

Как говорил железный канцлер Отто фон Бисмарк: «Человек учится на своих ошибках, а умный человек - на ошибках других».

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика