4 апреля, суббота

Винтовка рождает власть, танк – государство

25 декабря 2014 / 14:16
директор Института инструментов политического анализа

В конце прошлой недели курдские ополченцы, известные как «Пешмегра», добились крупнейших за последние месяцы военных успехов в противостоянии Исламскому государству.

В конце прошлой недели курдские ополченцы, известные как «Пешмегра», добились крупнейших за последние месяцы военных успехов в противостоянии Исламскому государству (ISIL).

Двухдневное наступление восьмитысячной группировки курдов стало самой масштабной атакой на позиции исламистов за всю историю противостояния и принесло свои плоды.

От исламистов очищена широкая полоса территории на севере Ирака. Деблокирована гора Синджар, и тем самым снята угроза физического уничтожения тысяч отчаянно оборонявшихся там езидов. Но главное — сформирован сухопутный коридор между Иракским Курдистаном и «курдистаном сирийским» — никак, в отличие от Иракского Курдистана, не оформленным в международных институтах, но тем не менее существующим на территории Сирии курдским протогосударственным образованием.

Режим Асада вынужден с ним мириться, — в войне против Исламского государства такой непримиримый, дерущийся насмерть (вот уж точно!) союзник бесценен, а после победы…

Вот только кто будет диктовать условия после победы — теперь уже вовсе не так очевидно.

Прежде всего, из «террористов» курдские вооруженные формирования превратились в глазах западной коалиции в легитимных «союзников».

Не от хорошей жизни: на фоне провала ставки американцев на иракскую армию, которая деньги, вооружение и амуницию у американцев исправно брала, а при первых же атаках исламистов позорно бежала. И не просто позорно бежала — бежала, разворовывая и продавая все это дареное железо тем же исламистом целыми обозами, в заводской смазке и упаковке. «До кризиса в Мосуле мы жили в плену фантазии…» — заявил «Вашингтон пост» Хаким аль-Замили, глава комитета по обороне и безопасности иракского парламента. «Мы думали, что армия может защитить страну. Мы доверяли им. Но то, что произошло, открыло нам истину» — добавил он.

Замечу для себя — эту истину для себя уяснили и те американские военные, кто в армейской палатке, а не в вашингтонских кабинетах, тащит на себе войну против Исламского государства.

В результате американские генералы-окопники были вынуждены плюнуть на политические игры — и воевать вместе с теми, кто умеет и хочет воевать с Исламским государством — то есть с курдами. «Наступление курдов было поддержано 53 авиаударами самолетов возглавляемой США коалиции» — сообщил пентагоновскому пулу журналистов генерал-лейтенант Джеймс Л. Терри, главком кампании коалиции по борьбе с ISIL в ходе телеконференции в четверг.

Сегодня курды — это союзники США, которых американцы не просто терпят — с которыми вместе воюют в тесной координации.

Сегодня курды — это сила, которая уже не рассыпана по нескольким анклавам, а обладает цельной территорией.

Сегодня курды — самая боеспособная из признаваемых мировым сообществом военных сил в регионе.

Сложите эти три фактора — и увидите в сумме весомую заявку на долгожданное курдское государство.

Более того, есть все признаки того, что ставка США на курдов как главный противовес ISIL — это надолго.

Агентство «Блумберг» в материале «Курды стали ближе к собственному государству» замечает: «Эти совместные военные победы подчеркивают разительную перемену в политике США: начиная с 2015 года, американские военные будут тренировать три бригады ополченцев и потратят более $ 350 млн на их оснащение … Курды уже были полунезависимы (так в оригинале — А. Ш) с 1991 года, — с собственным правительством, милицией и внешней политикой,… но этот шаг Вашингтона дает им еще больше оснований рассчитывать на собственное государство».

Заметьте — деньги и оснащение пойдут не регулярной иракской армии, а курдским ополченцам, доказавшим способность и готовность побеждать армию Исламского государства.

При этом важная деталь — курды здесь вовсе не просители; наоборот, именно в их руках «золотая акция» всей войны с ISIL.

«[Что касается] западного Мосула, то неясно, собираются ли курды отправить туда войска… Западный Мосул, как и все остальные районы, находящиеся сегодня контролем ISIL, в подавляющем большинстве арабские; курды, которые в конечном счете держат в уме свою независимость [и на эти районы не претендуют — А. Ш.], вовсе не стремятся брать под контроль не курдские земли» — замечает Декстер Филкинс в «Нью-Йоркер».

Так что — смотря как американцы попросят… А просить придется — это факт. Филкинс в своем материале приводит слова того же генерала Терри о том, что ему нужно «минимум три года», чтобы создать на месте развалившейся иракской армии хоть что-то вразумительное.

Разумеется, все это - вовсе не гарантия того, что курдское государство появится на политической карте.

Есть еще игры американских политиков с центральным правительством Багдада. Есть другой боеспособный союзник Асада в борьбе с суннитами ISIL — шиитская «Хизбалла». Есть, в конце концов, Иран с его влиянием на ту же «Хизбаллу» и на всех шиитов региона. С другой стороны, есть эрдогановская Турция, которой курдское государство на сирийской и иракской территории — просто подарок: потому что не на турецкой…

Игроков много, и у каждого — больше одной ставки в этой большой ближневосточной игре, равной которой по цене приза не было, пожалуй, почти столетие — с раздела наследия Османской империи.

Но за всю свою уже тоже почти вековую борьбу за собственное государство курды еще никогда не были так близки к своей цели.

Государство уже построено — есть территория, есть институты, есть экономика, есть деньги. Есть военный ресурс, в котором остро нуждаются великие державы.

И никто не скажет, что курды завоевали все это не с оружием в руках.

Парадокс истории лишь в том, что воюют курды не с теми, кто был их врагом весь двадцатый век — а с врагами их врагов.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также