4 февраля, суббота

Теорема русской печи

12 декабря 2022 / 13:40
кинорежиссер

Не прошло и 30 лет (хотя прошло 24, но это несущественно), и пора, наконец, рассказать, что такое теорема русской печи. В этой теореме мы исходим из двух предпосылок. Из учения Монтескье и учения Маршала Маклюэна.

Это два философа, которые констатировали то, как именно бытие определяет сознание. В связи с чем нам не очень интересно учение Карла Маркса и прочие девиации, потому что все их постулаты - уже присутствуют в базовых понятиях.

Учение Монтескье это - территориальная детерминация. А учение Маршала Маклюэна - детерминация технологическая. Исходя из второго подхода, Советский Союз развалили не тысячи идеологов или неправильный марксизм. Развалил СССР обычный двухкассетный магнитофон, а не Виктор Цой. Важен не контент, а способ его распространения, и в этой гонке Советский Союз проиграл, что идеологам, философам, социологам, пропагандистам с любым вектором не может нравиться. В силу их желания распространять свой контент, и атрофировавшейся способности что-то изобретать.

Хотя изобретать, придумывать, производить технологические или гуманитарные решения может любой человек, каждый народ, но каждый – по-своему. Чтобы показать эту специфику, можно обратиться к обыкновенным лаптям. Неадекватные соседи с юго-востока называют русских людей лаптеногими. Хотят таким образом оскорбить, что смешно. Но русские не настолько лаптеноги, потому что зимой в лаптях - холодно ходить, зимой суразнее перемещаться в валенках. А вот в Японии климат и расстояния более-менее равномерны. Им не надо переобуваться с зимней обуви на летнюю, варьировать способы и расстояния, остров, как-никак. У них даже колес до ХХ в. не было. Но и их лапти, по их дорогам - используются равномерно. Все дороги Японии разбиты на тракты, которые равны скорости изнашивания их лаптей. Дошел от столбика до столбика – лапти поменял. И получается уникальное мировоззрение одноразовости.

В Японии много чего одноразового. Самый вопиющий пример одноразовости — это, конечно, камикадзе. Или палочки для еды. Если вы помните, были там одноразовые мыльницы, фотоаппараты такие, отщелкался - выкидывай. Тамагочи. В конце концов, автомобиль японский. Там, в 80-х гг, когда они были еще японские автомобили - они были сделаны по принципу равнопрочности. То есть все должно было изнашиваться вместе. От электрики, до, собственно, железа. Все должно было до какого-то предела докататься, и там развалиться в хлам, без остатка. Ремонтировать бестолку. Русскому, немецкому или американскому изобретателю, технологу, инженеру и т.д., непонятно, как может быть лишней прочность. Прочность, надежность, как ему кажется – основное качество изделия. А для японцев мировоззрение, согласно которому все должно быть одноразовым - естественно, понятно, они именно так думают.

В принципе, из этого и получился феномен японского экономического чуда, когда у них все стало равнопрочным и не происходило никакого лишнего расхода материала. Когда жизнь изделия закончена, его перерабатывают и опять в дело. То есть Япония стала страной с уникальной системой изобретательства и инжиниринга. Торможение японской экономики «совпало» с возвышением Стива Джобса, потому что айфон начал использовать примерно такой же принцип. На каком-то этапе, когда «Эпплу» очень нужны деньги - айфон превращается в тыкву. У тебя уже не модный гаджет, а старый айфон, на котором программы начинают тормозить.

Или возьмем, к примеру, голландцев. Когда еще про голландцев вспомнишь? Они ходят не в лаптях, они ходят в своих голландских колодках по булыжной мостовой, потому что в чем еще ходить по булыжной мостовой. Естественным образом, когда вода на мостовых замерзает - там начинается скольжение, и колодки превращаются в коньки. Остается всего-то - полоску железную снизу прикрутить, для лучшего скольжения. И поэтому в Голландии спорт номер два - это конькобежный спорт. К лаптям, валенкам, мокасинам, ни к японским, ни к русским прикрутить коньки нельзя. А где-то попросту нет льда, и там тоже изобрести что-то подобное непонятно, как и зачем. А тут просто шел, поскользнулся, упал - придумал национальное изобретение!

Кто там у нас еще? Нельзя обойтись без немчиков. Определяющим направлением их мысли стало производство ячменя. Оно требует последовательности производимых операций, так же, как и производство пива. Ячмень сначала идет на пиво. Остатки по производству пива - идут на прокорм свиньям. И потом отходы жизнедеятельности свиней - идут опять на поля, где выращивается ячмень. И все это замкнутое производство. Из него естественным образом вырастает конвейер.

Ни француз, ни русский не могли придумать конвейер. А немцы – придумали, благодаря своему пиву и свиным сосискам. Потом уже Форд это позаимствовал. Протестантизм, в конце концов, тоже во многом вырос из данного процесса. Фетиш плановой экономики имени Энгельса – оттуда же.

У русских, казалось бы, ничего такого быть не может. Но у нас есть уникальное техническое решение под названием Русская печь.

Русская печь отличается от нерусской печи тем, что в ней можно еще готовить, в ней можно мыться, лежать, лечиться от ревматизма. И получить ту же золу, которой можно стирать. Это средство лечения и средство развлечения. Теорема русской печи звучит как «Объединение единонаправленных нагрузок, дающих дополнительный положительный результат». Посмотрим, где это воспроизводится.

Например - штык от мосинской трехлинейки, потому что это не просто колющий предмет, это все-таки еще и отвертка, которой можно что-то прикрутить. Или саперная лопатка - это не только то, чем можно копать, но и, при случае - зарядить кому-нибудь по кумполу. Корпус танка Т-34, наклон плит которого не только служит защитой от вражеского снаряда, но еще и отражает его. Что еще? Естественным образом – ледокол. Плавает и взгромождается на твердый лед одновременно. И, казалось бы - мы не самая нордическая нация на земле, есть более северные. Какие-нибудь норвежцы, шведы, прочие финны. Но ни одна из этих наций более, казалось бы, мореходных, более северных - не смогла придумать ледокол.

Можно вспомнить и про первый контур атомного реактора, который наполняется висмут-свинцовой смесью. То есть, в случае нештатной ситуации, реактор, благодаря первому контуру - заливается свинцом, и никаких катастрофических последствий для окружающей среды не происходит. Это тоже сугубо русское изобретение. Больше никто такого придумать не мог.

При этом не надо путать объединение единонаправленных нагрузок и разнонаправленных, с достижением неярковыраженного посредственного результата. Как пример второго плана – можем вспомнить все тех же немцев, у которых штык для саперов был щупом с пилой. Англичане немедленно объявили этот девайс оружием садистов и предавали саперов казням египетским. «Что русскому хорошо – то немцу смерть», таким образом – не просто поговорка.

Исходя из этого, какие мы можем сделать выводы и как это применять на практике?

Первое. Адаптивные способности нации к каждой территории характеризуются технологическими решениями. Не надо везти русскую печь в Африку, они там не нужны. Да и ледоколы. Но и страусовые перья сюда – тоже вести не надо. Страусовые перья – в широком значении слова. Они могут принимать и форму закачивания в себя силикона. Это тот случай, когда любовь к красе ногтей – не только мешает быть «дельным» человеком, но и начинает просто вредить.

Во-вторых. Изобретательство - это не только технические решения. То же конструирование одежды – частный случай изобретательства. Но это могут быть и художественные формы. Возьмем, к примеру, деревню, где я прописан, Малаховку. Ну, понятно же, что там подправить надо совсем немного. Упоминается она в фильме «Джентльмены удачи» - ну и надо памятник персонажам фильма. Моржи там на озере зимой плавают? Плавают, я сам там фильм снимал. Нужны заплывы на конкурс Александра Македонского, тем более что вытекающая из озера речка носит название Македонка. Или в фильме «Зеленый огонек» есть фраза «Тбилиси. Я на такой резине и до Малаховки не доеду». Понятен же алгоритм действий. И это – не только притянет каких-нибудь пеших туристов, но и способствует просмотру фильмов, «год кино», который под руководством Михалкова как-то не заладился, но все «можем повторить». При всем безразличии к творчеству Звягинцева - турпоток в Териберку он обеспечил, что уже шерсти клок. И практически везде можно устроить такое объединение единонаправленных нагрузок.

В-третьих. В цифровом пространстве применять объединение единонаправленных нагрузок – тоже можно. К примеру, не плодить соцсети до бесконечности, а делать интегралом из них какой-нибудь аналог Википедии. Можно с дискриминацией лично исключенной информации лично знакомых пользователей соцсетей. Что не только активизирует активность в соцсетях, но и поможет более трезво относиться к информации из Интернета. Много, на самом деле, способов ее применения.

Вот такая когда-то получилась теорема, которая, при всем скепсисе к гуманитарным изысканиям – получилась настолько точной и с такой степенью повторяемости результатов, насколько это вообще возможно для гуманитарной среды.