28 сентября, среда

Сегодня не лучшее время для эмиграции

22 мая 2013 / 20:01
социолог, генеральный директор компании «Башкирова и партнеры»

Группы, где есть эмиграционные настроения, совсем немногочисленны. Возможно, временами эти настроения возрастают, но подобные скачки скорее ситуативны..

ТАСС-Аналитика: Мы регулярно читаем в СМИ о том, что эмиграция из России растет. Насколько обоснованы такие разговоры?

Елена Башкирова: По данным опросов, тенденции к увеличению эмиграционных настроений действительно нет, хотя данные опросов – это всегда средняя температура по больнице. Понятно, что сельские жители, люди, у которых небольшой достаток, просто не могут уехать, ведь для этого нужны деньги на приобретение жилья, возможность получить работу или хотя бы какие-то социальные программы. В той же Австралии в свое время приветствовалась иммиграция женщин, Израиль готов принять людей, считающих себя евреями.

Впрочем, есть некоторые категории населения, где эти настроения все-таки есть и имеют под собой какую-то почву. Это в первую очередь люди из бизнеса. Я бы даже сказала из большого и среднего бизнеса. У этих людей есть деньги, они разбираются в экономике и зачастую опасаются ухудшения своего положения в стране. Это связано с тем, что уже был принят закон, запрещающий высшим чиновникам иметь счета и акции за границей, и не исключено, сейчас об этом уже идут разговоры, что это будет распространено на представителей крупного бизнеса, на богатых людей. Поэтому такие настроения распространены среди бизнесменов.

Кроме того, об эмиграции часто задумывается высокообразованная молодежь: молодые ученые, инженеры. Они понимают, что благодаря своим идеям, навыкам, разработкам, представляют собой некую ценность и стремятся к повышению качества жизни. Это не такая уж большая часть нашего общества. Группы, где есть эмиграционные настроения, совсем немногочисленны. Возможно, временами эти настроения возрастают, но подобные скачки скорее ситуативны. Принятие непопулярного закона или атака на того или иного бизнесмена провоцируют подобные разговоры, но очень быстро затихают вместе со сменой повестки дня.

ТАСС-Аналитика: То есть опросы фиксируют скорее эмоциональные реакции?

Елена Башкирова: Опросы вообще фиксируют в основном эмоциональные установки, мнения, отношения. Мы не можем проверить реальное поведение. Даже когда мы спрашиваем о реальном поведении, например «Собираетесь ли вы, ваша семья в ближайшее время, скажем, в ближайшие полгода покинуть нашу страну?» и 30% говорят «да» - это совершенно не значит, что эти 30% реально покинут нас.

Из чего же складывается впечатление о массовом отъезде из страны? Дело в том, что мы с вами москвичи, и наша референтная группа – люди, на чье мнение мы ориентируемся, наши друзья, коллеги, - не является определяющей. Это весьма распространенная ошибка среди журналистов - говорить «Ну, все хотят» или «Все против» или «Все за». «За» или «против» может быть какое-то ближайшее окружение, состоящее из 20 человек. С точки зрения науки социологии это совершенно не репрезентативно. Однако, благодаря таким высказываниям, создается ложное ощущение, будто «все на чемоданах». Кто «все»? Если задаться таким вопросом, станет понятно, что «все» - это 3-4 человека, которые даже не уехали, а просто сказали, что возможно уедут.

Более того, сейчас не самый подходящий момент для эмиграции, потому что кризис – он везде. В Соединенных Штатах безработица держится на высоком уровне. Уехавшие из нашей страны люди часто работают не по специальности, причем даже на низкооплачиваемые рабочие места устроиться очень трудно. Если ты overqualified, тебя никогда не возьмут на рабочую профессию, на какого-нибудь маляра. Ты приходишь и говоришь «У меня высшее образование, я окончил два университета, я доктор наук» - все, на рабочую профессию тебя никогда не возьмут, есть такой закон. С жильем тоже непросто.

Ситуация нестабильная во всем мире. Менять что-либо сейчас очень сложно. Более того, нет реальных социальных и политических условий, характерных для тех периодов, когда были мощные волны эмиграции, в т.ч. по политическим мотивам - когда люди были вынуждены просто убегать из страны из-за политического давления или когда реальный уровень жизни у нас был гораздо ниже, когда нам жилось значительно хуже: не было продуктов, не было хорошей одежды. Сейчас ситуация иная. По уровню жизни мы практически сравнялись, разве что цены у нас повыше. Так что никаких оснований для эмиграции нет.

ТАСС-Аналитика: То есть опросы фиксируют скорее эмоциональные реакции? Верно ли, что те, кто действительно эмигрируют, ориентируются скорее на прагматические критерии, а не выражают недовольство политической обстановкой?

Елена Башкирова: Когда я занималась эмиграционными процессами в Институте социологии, мы сотрудничали с одним институтом в Германии и опрашивали поволжских немцев, покинувших страну, когда открыли границы. И даже здесь, когда теоретически можно было сказать, что были причины, подавлялись права этих граждан – практически не было таких людей, которые сказали бы, что уезжают по политическим мотивам. Все уезжали только по прагматичным причинам. Кто-то едет на воссоединение семьи, у кого там родственники, друзья, кому-то предлагают работу, молодым ученым дают какие-то гранты на обучение, потом предлагают остаться. Нет, политических мотивов ни у кого нет. И реальных оснований для этого нет, как я уже сказала. Нет у нас сейчас никаких гонений или ущемления в правах.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика