26 апреля, пятница

Саммит G20: Мировая экономика на украинском фоне

17 ноября 2014 / 14:31
обозреватель ТАСС

Выпады в отношении России начались задолго до саммита.

В австралийском Брисбене завершился саммит «группы двадцати». Общеизвестно, что G20 — это ведущий международный форум, специализирующийся на вопросах глобальной экономики и финансов. В нее входят 19 стран (Аргентина, Австралия, Бразилия, Великобритания, Германия, Индия, Индонезия, Италия, Канада, Китай, Мексика, Республика Корея, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, ЮАР и Япония) и Европейский союз. На государства «двадцатки» в совокупности приходится более 80% мирового ВВП, 80% торговли, 2/3 населения. Однако в нынешнем году хозяева форума — австралийцы — постарались его максимально политизировать и сделать так, чтобы основной темой саммита выглядела ситуация вокруг Украины. То есть работали лидеры, безусловно, по заранее согласованной повестке дня, а вот «на внешнее употребление» — в СМИ — выносился совсем другой вопрос.

Дружба против

Выпады в отношении России начались задолго до саммита. Австралийский премьер-министр Тони Эббот после гибели малазийского «Боинга» на территории Украины неоднократно заявлял о том, что президента РФ Владимира Путина незачем приглашать на саммит, потому что именно Россия виновата в случившемся. Оставим за скобками тот факт, что расследование причин катастрофы ведется, мягко говоря, странно, и что до сих пор нет официального заключения о причинах гибели лайнера.

Когда стало ясно, что другие участники G20 не поддерживают его инициативу, Эббот заговорил о том, что строго спросит с Путина по поводу лайнера и ситуации на Украине в целом. Надо сказать, что мировая общественность, следящая за ситуацией, с большим интересом ждала встречи российского и австралийского лидеров. Руки они друг другу пожали, поулыбались на публике, обменялись фразами и даже сфотографировались с двумя коала. Со слов пресс-секретарей, Эббот сказал про Украину, Путин ответил. Все в рамках протокола и приличий. Жаждавшая схватки общественность разразилась комментариями в соцсетях — акценты расставлялись сообразно политическим предпочтениям.

Не остался в стороне от разыгрываемого австралийцами шоу, условным названием которого могло бы стать «Накажи Россию», и президент США Барак Обама. Выступая в рамках своего визита в Австралию в университете Квинсленда, американский лидер в очередной раз напомнил о ведущей роли США в борьбе с мировым злом. «Мы возглавляем усилия мирового сообщества в борьбе в болезнью, вызванной вирусом Эбола, и в противостоянии российской агрессии на Украине, которая угрожает миру, как мы видели в ужасающем случае с уничтожением малазийского Боинга», — сказал Обама, сдвинув, правда, по сравнению с предыдущими выступлениями в рейтинге угроз Россию со второго на третье место.

На итоговой пресс-конференции по окончании саммита он также коснулся темы и подчеркнул, что готов ослабить антироссийские санкции в том случае, если «Россия выберет другой путь» в отношении украинского кризиса. Говоря о встрече с Путиным, Обама подчеркнул, что во время беседы «не сказал ему ничего такого, чего не говорил бы публично».

Тема Украины, как сообщил журналистам сам президент РФ, вообще не обсуждалась в ходе рабочих встреч на саммите, однако звучала во всех двусторонних беседах. Помимо Обамы, «на полях» саммита G20 российский лидер пообщался с канцлером Германии Ангелой Меркель, главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером. «Главным образом происходил обмен мнениями по ситуации на юго-востоке Украины, президент Путин подробно разъяснил в нюансах российский подход к этой ситуации», — проинформировал журналистов пресс-секретарь российского лидера. Он отметил, что «это были весьма продолжительные и обстоятельные беседы», на которых также обсуждались темы двусторонних отношений. «В случае с Меркель обсуждались российско-германские отношения, а с Юнкером — отношения Москва — Брюссель», — пояснил Песков.

«Особая позиция» Франции

На общем фоне отсутствия дружелюбия со стороны некоторых западных лидеров выделяется поведение президента Франции Франсуа Олланда. С ним Путин также пообщался «на полях» саммита.

Складывается впечатление, что на фоне проблем во внутренней политике французский президент решил сделать ставку на внешнюю и стремится закрепить за собой примеренную еще в Нормандии роль медиатора в урегулировании отношений между РФ и Западом.

На итоговой пресс-конференции в Брисбене он заявил, что кризис на Украине не должен повлиять на отношения Парижа и Москвы. «Роль Франции заключается в том, чтобы найти выход из этого кризиса», — подчеркнул он. По словам президента, Париж присоединился к санкциям против Москвы, поскольку считает их необходимыми, так как «была нарушена территориальная целостность Украины, а также не соблюдался ряд обязательств, взятых в рамках Минских договоренностей».

При этом он признал, что введенные в отношении РФ санкции западных стран отразились не только на России, но и на европейцах. Ограничительные меры против РФ «имели воздействие и на европейскую экономику, в частности, на положение сельских хозяйств, чья продукция лишилась доступа на российский рынок». «Они имели и другие последствия для европейской экономики: посмотрите на показатели развития Германии в третьем квартале. Они затронули и Францию, у которой с Россией существуют важные экономические связи», — подчеркнул Олланд.

У хозяина Елисейского дворца трудная задача: с одной стороны, долг перед партнерами по ЕС и НАТО требует поддерживать общую позицию, а с другой стороны, с французского президента никто не снимал обязательств заботиться о своем народе, который живет своими интересами, а не интересами, например, американских политиков.

Кроме того, есть еще одно весьма заметное больное место — контракт на поставки России вертолетоносцев «Мистраль». Поставлять сделанные по коммерческому контракту корабли Франции не велит все та же «общая позиция», а отказ от выполнения контракта грозит миллиардными убытками. На этом фоне в Париже звучат туманные заявления о том, что «время поставки „Мистралей“ пока не пришло», «условия не сложились». Хотя вроде бы все просто — либо выполнение контракта, либо выплата неустойки за срыв поставок, что полностью соответствует международным нормам и правилам. А компенсировать возможные убытки не хотят ни НАТО, которую Вашингтон склонял к покупке построенных для РФ «Мистралей», ни США, которым по большому счету глубоко безразличны проблемы как Франции, так и Европы в целом, у них своя игра.

Поэтому Олланду в Брисбене пришлось заявить журналистам: «Решение будет принято мною вне какого-либо давления со стороны и исходя из двух критериев — интересов Франции и на основе моего анализа сложившейся ситуации». «Считаю такую позицию правильной относительно этого досье, доставшегося мне от моего предшественника на президентском посту», — заключил глава французского государства.

Итоги саммита

Однако пока «на полях» саммита кипели нешуточные страсти, официальная часть форума шла своим чередом. По итогам встречи в верхах было принято коммюнике, в котором было зафиксировано, что приоритетной задачей «двадцатки» является повышение темпов роста мировой экономики для обеспечения более высокого уровня жизни и создания качественных рабочих мест для людей во всем мире. При этом, согласно документу, основными проблемами, сдерживающими развитие глобальной экономики, участники саммита назвали нехватку спроса и ограничение со стороны предложения, а также указали на негативное влияние сложной геополитической обстановки.

Не остался без внимания лидеров «группы двадцати» и тот факт, что США до сих пор не удосужились ратифицировать документы, связанные с реформой Международного валютного фонда. «Если этого не произойдет до конца года, мы поручаем МВФ, основываясь на результатах проделанной работы, представить варианты для последующих шагов», — говорится в итоговом документе. Кроме того, в нем подтверждаются обязательства группы, принятые в 2013 году в Санкт-Петербурге.

Свое отражение нашли в итоговых документах саммита и вопросы энергетической безопасности, и противодействие лихорадке Эбола, и противодействие изменению климата, и целый ряд других.

Остается вопрос…

После изучения Коммюнике и прилагающихся к нему документов саммита сам собой напрашивается вывод о том, что имеющиеся у международного сообщества проблемы нужно решать сообща, о чем, кстати, президент России говорил перед саммитом в интервью агентству ТАСС. Ни одна страна, каким бы «универсальным лидером во всех делах» она ни была, не может справиться здесь в одиночку. Однако «общий фон» нынешней встречи лидеров G20 создает впечатление, что не все готовы воспринимать реальную расстановку политических сил в мире.

И тут возникает и остается на поверхности вопрос: что важнее — интересы людей (причем, не важно, где они живут в США, Франции, Индии, Великобритании или, скажем, на Востоке Украины) или сиюминутное желание по своему усмотрению «указать и наказать»?

По документам саммита «двадцатки» получается первое. А как на самом деле?

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также