25 марта, понедельник

«Русский марш» ничем не отличается от гей-парада

11 апреля 2016 / 22:55
публицист

Публицист Антон Котенев — о том, что русские националисты — это не только фрики, каждый год пугающие своими шествиями обитателей спальных окраин.

Для нормальных людей 4 ноября — это День народного единства. И нам интуитивно понятно, что мы отмечаем. Мы все живём в России, говорим по-русски, причастны к русской культуре и да, большинство из нас русские по крови.

Кому-то нравится называть себя россиянином, кому-то — русским, кому-то принципиально важно акцентировать свою этническую принадлежность. Однако факт в том, что другой родины у нас нет.

Иностранец не будет разбираться, кто из нас калмык, кто татарин, кто украинец, и вовсе сойдёт с ума, если мы примемся ему рассказывать о том, кем были по национальности наши бабушки и дедушки. Просто посмотрит на нас как на идиотов. Russians они и есть Russians.

Проблема в том, что День народного единства почему-то стал любимым праздником так называемых русских националистов. Каждый год разношёрстные колонны скинхедов, неоязычников, монархистов, сталинистов и прочих фриков пугают обитателей спальных районов нацистской атрибутикой, чучелами тотемных животных и прочими манифестациями своего национального самосознания.

Это называется «Русский марш». В последние годы он, кстати, чуть более чем полностью оккупирован «заукраинцами», которые уверены в том, что молодая славянская демократия к юго-западу от нашей страны куда лучше подходит русским, чем ужасная крепостническая, сталинистская «немытая Россия».

Фрики — это весело, но куда интереснее те русские националисты, которых принято считать респектабельными. Как ни крути, а русский национализм в версии Константина Крылова, Михаила Ремизова и даже отчасти Егора Просвирнина стал одним из наиболее интересных феноменов российской духовной жизни второй половины нулевых годов.

У многих интеллигентов национализм ассоциируется главным образом с черносотенцами, бандеровцами и штурмовиками Эрнста Рема, то есть с крайне агрессивной, примитивной идеологией черни.

Респектабельный русский национализм совсем не такой. По сути это рафинированная постмодернистская концепция, которая некоторым может быть интересна в качестве нетривиальной интеллектуальной игры, но вряд ли хоть что-то может дать простому человеку, время от времени задающему себе вопрос: «Кто я?».

Мне, к примеру, действительно непросто ответить на этот вопрос. Ну как? Мама русская, папа еврей. Назовёшь себя русским — Крылов скажет, что ты примазываешься. Ведёшь себя как агрессор, захватчик — пытаешься отнять у простого русского Ваньки последнее, что у него есть, — национальную идентичность. Вроде как у тебя одна уже есть, а ты хочешь ещё и вторую про запас, последнюю рубаху с парня снимаешь.

Скажешься евреем (ну ладно, что настоящие евреи засмеют, для них ты — русская свинья), так русские националисты тоже ополчатся. Скажут: «Вырусь». Выписался из русских, потому что быть русским непрестижно. Ведь именно для того, по мысли русских националистов, и создана «Многонационалочка», чтобы этнические меньшинства могли «харчиться да жирковать» за счёт этнических русских.

Ну ладно. Ты можешь сказать: «Я русский по матери и еврей по отцу». Казалось бы, ну куда уж честнее? Какие могут быть претензии? Не тут-то было! Профессиональные русские в ответ назовут тебя советским расистом.

В их терминологии «советский расизм» — это (действительно довольно спорная) практика высчитывания «долей» крови. Придумано, главным образом, для того, чтобы доказать, что «Пушкин — не эфиоп», а также реабилитировать тех «дворняжек» и метисов, в жилах которых кровь инородцев не так уж сильно даёт о себе знать.

Вот есть, скажем, русский националист Матвей Цзен. Была дурная кровь чёрт знает в каком колене, но Матвей принял решение: «Я русский». Так что всё, тема закрыта. А кто смеётся, тот советский расист.

Русский национализм — это действительно одно из наиболее интересных явлений в нашей общественно-политической реальности, и я много лет слежу за текстами русских националистов. Они выступают против имперского самосознания, считают все формы российской государственности антирусскими по своей природе.

Я долго думал, что мне всё это напоминает, и тут меня пробило на инсайт.

Если верить русским националистам, унизительная дискриминация, которой подвергаются русские, не имеет оправданий. Им горько оттого, что в нашей стране права русских ущемлены по сравнению с другими народами.

По их убеждению, терпимость к русским — показатель здоровья общества. Кого-то раздражает публичная активность русских, кто-то даже говорит: «Не надо выпячивать!». Но активизм — это единственный путь к равноправию для тех, кого не принимает общество и не признаёт государство.

«Давайте скажем „нет“ стигматизации русских. Скажем „нет“ предрассудкам. Русофобия убивает», — как бы говорят нам русские националисты.

В общем, обычная левацкая, постколониальная, эмансипаторная риторика. «Русский марш» ничем не отличается от гей-парада.

Источник


тэги
читайте также