18 февраля, вторник

Россия и США: разные пути к общей цели

30 сентября 2015 / 11:38
обозреватель ТАСС

Первый день работы на общеполитической дискуссии Генеральной Ассамблеи ООН вызвал ажиотаж среди политиков и журналистов. Все ждали «дуэли» президентов России и США Владимира Путина и Барака Обамы. Ждали не зря.

Интересным оказалось не только само шоу — кто из президентов как держался, кто на кого как смотрел или не смотрел, но и выводы, которые были сделаны представителями международного сообщества.

Кто первый начал?
Когда пошли первые разговоры о том, что «на полях» общеполитической дискуссии на Генассамблее ООН возможна встреча Путина и Обамы, американская сторона с упорством, достойным лучшего применения, стала твердить, что о встрече чуть ли не умоляли в Москве. В российской же столице «кивали» в сторону Вашингтона. В результате, после продолжительных сеансов немотивированного кокетства (Путин «отчаянно добивался» встречи с Обамой), переходящих чуть ли не в оскорбления российского лидера (якобы обладающего вальяжной и неуважительной манерой держаться с партнерами), американцы признали, что все-таки сами добивались переговоров на высшем уровне.

Можно только предполагать, зачем Белому дому нужны были подобные «дымовые завесы». Однако наиболее вероятной представляется версия о том, что вся эта «демонстрация пренебрежения» была нацелена на внутреннюю аудиторию. Обаме во что бы то ни стало нужно закрепить за собой имидж решительного политика, сохраняющего американское лидерство в мире. Однако в последнее время этот имидж был несколько подпорчен неудачами на сирийском направлении. Да и на других международных направлениях Обама не смог проявить себя неоспоримым лидером. Например, Соединенные Штаты стремятся примкнуть к «нормандской четверке» для более активного участия в украинском урегулировании. Но «четверка» работает в прежнем формате.

В этот ряд укладываются и темы для возможной встречи президентов — Украина и Сирия. Но Украина важнее, а Сирия как бы по ходу дела, старательно намекали в Белом доме. В Кремле, правда, приоритеты на предстоящих переговорах расставляли с точностью до наоборот.

Изоляция? Нет, не слышали
Перед началом общеполитической дискуссии на ГА ООН сложилась парадоксальная ситуация, полностью соответствовавшая шутке, гулявшей в России — «Обама будет выступать „на разогреве“ у Путина». Чем больше Белый дом делал различных заявлений о России и ее президенте, тем сильнее международное сообщество интересовало, что же скажет российский лидер. В результате, ежегодно выступающий в ООН Обама не вызвал большого интереса у аудитории, в очередной раз провозгласив «американское лидерство», пообещав поддерживать Украину, бороться с терроризмом и потребовав ухода сирийского президента Башара Асада.

По большому счету, речь Путина была в большей степени о том, что волнует международное сообщество — как сообща бороться с разрастающимся злом — международным терроризмом. Отметив опасность непредсказуемых последствий демократических революций, свержения легитимных властей, он призвал к очевидной вещи — совместной борьбе с международным терроризмом под эгидой ООН. Для этого необходимо делать не менее очевидные вещи — не вмешиваться во внутренние дела государств, не «раскачивать» ситуацию во взрывоопасных регионах и не финансировать терроризм — прямо или косвенно.

Показательно, что единственный день пребывания российского лидера в штаб-квартире ООН был расписан полностью — двусторонними и многосторонними встречами. Кульминацией вечера стали переговоры с американским коллегой.

Кстати, о своем желании лично поговорить с Владимиром Путиным заявил и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. В интервью американской телекомпании CBS британский премьер сказал: «Я рассчитываю, что у меня будут переговоры с ним позже». Кэмерон считает, что он может убедить главу российского государства в том, что в Сирии непременно должен появиться новый лидер. «Я думаю, что Путин понимает, что терроризм исламских экстремистов затрагивает российские интересы точно также, как он затрагивает американские или британские интересы, — сказал Кэмерон. — Мы должны убедить его, что на самом деле единственная возможность сделать Сирию свободной от ИГ — заменить Асада».

Безусловно, подобные заявления западных политиков не означают разворота на потепление в отношениях с Россией. Однако они являются очевидным подтверждением того, что ни о какой изоляции России не может идти речи. Страны мира становятся все более взаимозависимы. В такой ситуации нельзя «выводить за скобки» никого из игроков, так как ситуация может пойти в самом непредсказуемом направлении.

И все-таки Сирия
Если вернуться к началу истории о том, «кто кого просил встретиться», то «лакмусовой бумажкой» тут может стать выбор темы, который сделали непредвзятые западные журналисты. В пикировке Белого дома и Кремля фигурировали две темы — Украина и Сирия. Вашингтон настаивал на приоритете первой темы, Кремль — на второй. На свои места все расставил журналистский интерес — если тема Сирии в контексте российско-американских отношений и переговоров Путина и Обамы фигурировала в статьях практически всех значимых американских и европейских газет, то тема Украины либо не была затронута вовсе, либо прошла вскользь.

Однако рано говорить о том, что кто-то-либо Путин, либо Обама — на дискуссии в Генассамблее одержал победу, пускай и позиционную. Скорее есть все основания утверждать, что между двумя политическими тяжеловесами началась серьезная игра, которая потребует напряжения всех дипломатических сил. Осталось самое сложное — совместить практически несовместимые пути, ведущие к одной общей цели — полной победе над терроризмом.


тэги
читайте также