17 октября, четверг

Россия и БРИКС

13 июля 2015 / 11:48
экономический аналитик

На прошлой неделе в Уфе завершилась работа саммитов БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Лидеры стран-участников приняли ряд решений, направленных на сближение их позиций в мировой политике и экономике, а также создание и развитие финансовых институтов БРИКС и ШОС. Речь идёт, в частности, о развитии Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, создании Банка развития БРИКС со стартовым капиталом 100 миллиардов долларов.

Сегодня в России активно и преимущественно в радужных тонах обсуждаются достигнутые результаты саммита и перспективы ШОС и БРИКС. Однако для правильного понимания и анализа этой темы следует рассмотреть её именно с экономической точки зрения, увидеть экономические риски, что даст наиболее точный ответ о перспективах принятых решений.

Для этого следует учитывать опыт Европейского Союза, который пока никак нельзя назвать удачным. Полезно помнить высказывание Нобелевского лауреата Майкла Фридмана, которое сегодня широко цитируют западные СМИ применительно к ситуации с Грецией: «Валютный союз, навязанный на невыгодных условиях, обязательно станет препятствием для любых достижений политического союза». Ряд западных экономических аналитиков считают, что еврозона как политический проект обречена на неудачу, поскольку была основана без достаточного учёта экономических деталей.

В недавней истории России также можно вспомнить провал политического, по сути, проекта создания российско-венесуэльского банка на базе «Еврофинанс Моснарбанк», где с 2009 года так и нет никаких заметных результатов.

Отчего зависят риски новых финансовых институтов БРИКС, а также как предусмотреть пути предотвращения возможных экономических проблем можно, оценив экономическую ситуацию в странах БРИКС.

По западной терминологии, страны БРИКС относятся к так называемым emerging market economies (с развивающейся рыночной экономикой). Это относится также и к России. Понятие «страна с развивающейся рыночной экономикой», по мнению западных экспертов, означает не только относительно невысокий уровень развития этой национальной экономики, но и её высокую зависимость от глобальной экономики, в которой доминируют страны Запада, а в первую очередь — США.

Увы, с этим приходится согласиться. Анализ структуры экспорта каждой из стран БРИКС подтверждает, что до настоящего времени экономика ни одной из этих стран не обладает ни высокой степенью суверенитета, ни автономностью, ни способностью к саморазвитию. Кроме России, все страны БРИКС — это исторически бедные и зависимые страны. Ни одна из них, кроме России, никогда в новейшей истории не обладала мощным политическим и экономическим потенциалом и влиянием в мире. Практически все страны БРИКС до недавнего времени были экономически отсталыми, их население отчаянно боролось с бедностью и даже нищетой. Лишь относительно недавно, лет 10–15 назад, страны БРИКС добились начала экономического роста, что позволило им строить долгосрочные экономические и политические планы.

Очевидно, что страны БРИКС, в отличие от стран ЕС, объединяют не столько поиск путей дальнейшего экономического роста и процветания, сколько желание сообща решать свои проблемы. Собственно, стимулом к созданию БРИКС и его институтов явилась не только их общая экономическая похожесть, а открытая или скрытая политическая и экономическая дискриминация этих стран со стороны Запада. Это накладывает отпечаток на все решения и стратегию их развития. Пока Россия была полноправным членом G8, БРИКС рассматривался ею лишь как второстепенное и отнюдь не приоритетное направление внешней политики России.

Насколько стабильна экономика стран БРИКС и их положение в мире? Вопрос не имеет однозначного ответа. До сих пор экономика БРИКС неотделима от западной экономики и во многом зависит от Запада. Ведь все рынки сбыта продукции, производимой в странах БРИКС, находятся на Западе. В их экспортных расчётах доминирует доллар США. Свои валютные резервы страны БРИКС держат преимущественно в долларах США и евро. Страны БРИКС являются крупнейшими держателями казначейских обязательств США. Банковская и финансовая система каждой страны БРИКС прочно встроена в финансово-банковскую систему Запада.

Поэтому экономический пульс стран БРИКС бьётся, увы, не в унисон с Россией. Их интересы чаще всего не совпадают с российскими. Их собственные экономические и социальные проблемы до сих пор настолько значительны, а перспективы их экономики настолько неопределенные, что скоро им может быть не до российских проблем. Поэтому участники БРИКС ищут экономические стимулы, которые позволят им политически и экономически выгодно сотрудничать между собой.

Вне всякого сомнения, что лидером БРИКС и ШОС становится Китай. Влияние Китая заметно и очевидно. Так, Китай, Индия и Россия становятся тремя крупнейшими акционерами Банка развития БРИКС, получив 26,06%, 7,5% и 5,92% голосов соответственно. Крупнейший вклад в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций внес Китай — 41 млрд. долл., Бразилия, Индия и Россия — по 18 млрд. долл., ЮАР — $5 млрд. долл.

Однако возникают сомнения, что Китай способен стать для БРИКС полноценным и последовательным лидером. Причин для этого много. Например, приоритетными для Китая являются и в ближайшие годы будут являться экономические отношения именно с Западом, а не странами БРИКС. Хоть экономическое развитие Китая и поражает своими количественными изменениями и масштабами, но качественные изменения всё же относительно невелики.

Вспомним, в чём секрет и что лежит в основе китайского экономического чуда? Начиная с 90-х годов ХХ века, Запад масштабно вывел в страны Юго-Восточной Азии (Южная Корея, Тайвань, Китай, Малайзия) своё промышленное производство. При этом Западом были безалаберно переданы новейшие промышленные и информационные технологии. Также Китай приобрёл у западных компаний, привлечённых возможностью доступа на безграничный китайский рынок, новейшие технологии и образцы новейшей промышленной продукции, которые были скопированы китайцами для собственного производства. Китай полностью использовал столь счастливую для него возможность к своей выгоде и сумел в исторически кратчайшие сроки перестроить свою промышленность и экономику, доведя их до самого современного уровня.

Но теперь для Китая закрывается возможность широкого получения современных технологий и оборудования. Запад по-настоящему встревожился стремительным экономическим, политическим и военным развитием Китая и отныне ввёл фактический запрет на поставку новых достижений западной науки и техники в Китай. Это ставит Китай в сложнейшее положение. Как оказалось, легальных источников получения новых технологий у Китая нет. Закупка нового оборудования и техники уже не поможет, так как Запад намерен поставлять оборудование и новую продукцию в Китай без одновременной поставки технологий, по принципу black box (это означает, что техническая документация не будет содержать подробного описания технологий, чертежей, принципов работы и т. п., а многие узлы и блоки в поставляемых современных изделиях будут защищены от возможности их копирования и вскрытия). Много китайских студентов сегодня обучается в западных университетах. Но современные технологии и техническую документацию невозможно получить через учебные заведения Запада в том объёме, который требуется для нужд производства.

Поэтому есть немалые сомнения в том, что Китай безболезненно переживет эти новые и не столь радужные перемены. Китайское экономическое чудо — стремительное развитие и глобальная экспансия Китая — напоминает развитие Японии в 60–70 годы, также названное экономическим чудом. Китай идет по пути Японии и во многом копирует исторический опыт ее экономического подъема, когда японская экономика стала второй в мире.

Но при этом Япония представляет собой другую культуру. Япония — это урбанизированная страна, тогда как Китай — это во многом крестьянская страна. Поэтому исторически у Китая пока нет своей научной и технической интеллигенции, как это есть в западных странах, Японии и ещё есть в России (где, правда, сегодня интеллигенция и интеллектуальный потенциал становятся всё более невостребованными). Таким образом, возникают большие сомнения в способности Китая самостоятельно создавать новые и самые современные технологии, поддерживая, тем самым, высокие темпы своего экономического роста.

Китай пока ещё не вышел на мировой уровень в ряде отраслей: например, космос, авиационное двигателестроение. Поэтому, не успев не получить эти технологии от Запада, сегодня Китай стремится получить их от России.

Китай пока не способен на суверенную экономическую политику. Он пока ещё не освоил полностью финансовые и рыночные инструменты мировой экономики, даже не смог полностью интегрироваться в мировую экономику как полноправный её участник. Китай пока не стал тем, кого называют market maker, то есть, устанавливающим и диктующим правила, по которым работают остальные участники рынка (как это делает США). Недавний обвал на Шанхайской фондовой бирже, когда падение курса акций составило 30%, вскрыл много пробелов в организации и регулировании финансового рынка Китая, так и общую его слабость.

Китайская экономика пока не способна к саморазвитию. Всей экономической политикой в Китае полностью управляет Китайская коммунистическая компартия, для которой приоритетом были и останутся именно политические и идеологические интересы. Как дальше будет развиваться Китай и его экономика, само китайское общество, пока не знает никто и в самом Китае. Если ожидаемые экономические проблемы в Китае возникнут в полную силу, то КПК может резко изменить курс, в том числе, и в отношении России. Это вполне естественно для авторитарного государства, каким является Китай.

Такой резкий поворот политики Китая может поставить Россию в крайне тяжёлое геополитическое положение. Поэтому, независимо от участия в БРИКС, России надо иметь собственную чёткую политику, подкреплённую сильной и независимой экономикой.

Ведь планы развития новых институтов БРИКС пока неопределённые и неконкретные. Не случайно, что участники российской делегации откровенно «плавали», пытаясь привести пример возможных инвестиций нового банка БРИКС.

Учитывая высокую зависимость России от западных рынков (особенно, финансовых рынков заимствования), нашей стране надо уметь маневрировать между Востоком и Западом, понимая, что исторически Россия никогда не была и не будет полностью принята ни в Европе, ни в Азии.

У России свой путь и место в мире. Надо развивать российскую экономику, свой промышленный и научный интеллектуальный потенциал. Надо как можно меньше руководствоваться финансовыми категориями и поумерить свои финансовые амбиции. Для России очень важно понять и принять ту истину, что в обозримом будущем финансовые сектора экономики ни России, ни БРИКС не смогут конкурировать с западной финансовой системой по объёмам и условиям предоставления кредитов. Поэтому иного источника кредитов, кроме Запада, Россия не сможет найти.

Необходимо следовать сегодняшней общемировой тенденции и приступить к восстановлению и развитию собственной промышленности и науки. Налаживать отношения со всеми странами, в первую очередь, с Западом, который со времен Петра I является для России (и остальных стран мира) источником научных и технических достижений, современных технологий, культуры, общественных взглядов и идей.

Залог исторического успеха России всегда заключался в умении выстраивать тесные и дружеские отношениях в первую очередь именно с Европой. Но и на Востоке также надо вести взвешенную политику, не позволяя США сталкивать нас с соседями, правильно разгадав игру США по ослаблению любого лидера в Азии, будь то Россия, Китай, Япония. Сейчас США ведут поиск геополитических врагов для Китая именно из числа его соседей (Россия, Япония, страны ЮВА). Глобальное положение России очень непростое, ведь нам надо обезопасить себя одновременно с Востока и Запада. Пока мы это не успеваем делать, и Запад уже сумел создать России украинскую проблему, которая будет длиться ещё много лет.


тэги
читайте также