13 июня, четверг

Не плачь по БРИКС, Аргентина…

24 ноября 2023 / 22:40
писатель, публицист

Александр Бауров о том, что ждет Аргентину под президентством Хавьера Милея.

В 2020 году в статье «Гравитация успеха и кризис средних государств», я делился своими наблюдения по итогам поездки в Аргентину и общения с представителями самых разных слоев общества. В статье я сделал следующий прогноз: «нарастает дефицит, попытки сдерживать валютный курс и цены на товары первой необходимости приведут лишь к галопирующей инфляции. Это подстегнет миграцию самых творческих людей - потому что мало кто из них променяет потенциал состояться в ЕС и США на риск «строить новую Аргентину». Разумеется, на любых выборах будут побеждать все более радикальные представители из-за периметра нынешнего истеблишмента».

И вот прошло три года и весь мир в шоке от победы на выборах Хавьера Милея, внештатного сотрудника банка HSBC, профессионального политика и члена палаты депутатов, шоумена, в прошлом футболиста и рок-музыканта. Газеты и социальные сети всех стран перечитывают его предвыборные обещания, выбирая наиболее радикальные скорее в погоне за клик-бейтом, нежели из сострадания к народу Аргентины:

  • Легализовать торговлю человеческими органами.
  • Отменить государственные здравоохранение, образование и транспорт, т.е. разогнать профильные министерства, пусть Свободный Рынок сам все решает.
  • Отказаться от монетарного суверенитета и перейти на доллар США.
  • Милитаризация институтов [власти] на переходный период.
  • Строительство коммерческих тюрем.
  • Облегчение заключения людей в тюрьму (реальные сроки за любую мелочь, без штрафов) - что бы увеличить количество трудовых рук в активах новых частных силовых организаций (по сути - увеличить число временных рабов на продажу).
  • Введение принудительного труда для заключенных в интересах заказчика - собственно - частный ГУЛАГ.
  • Снижение возраста признания несовершеннолетним.
  • Создание общенациональной сети камер видеонаблюдения с технологией распознавания лиц.

Читатели романа «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, не должны удивляться предложениям популярного анархо-капиталиста.

Произошедшее в Аргентине хотя и льстит попаданием в мой прогноз трехлетней давности ставит сразу ряд вопросов - почему это произошло, насколько реализуемы планы «безумца» и каковы будут последствия его мер?

Говоря о причинах победы Милея можно с некоторыми поправками опереться на тезисы моего товарища, политического обозревателя, долгое время прожившего в Чили, Олега Ясинского. С его точки зрения, правящая в Аргентине партия в последние четыре года сделала все для роста своей непопулярности.

Проигравшим политикам легко сегодня умыть руки и обвинить во всем аргентинский народ, массово проголосовавший за «жулика и негодяя», но победа Милея - это прежде всего гол аргентинским левым, которые так и не сумели предложить людям собственный жизнеспособный проект, создать собственную действительно независимую организацию или хотя бы перестать участвовать в коррумпированных популистских проектах.

Единственным оппонентом Милея на прошедших выборах оказался нынешний министр экономики страны, переживающей сегодня настоящий экономический коллапс c инфляцией в 150% только за последний год. Большего электорального подарка Милею придумать было невозможно. Винить в этом народ - главную жертву кризиса, как минимум, несправедливо.

Истерика аргентинских политиков и активистов по поводу победы Милея лицемерна и отвратительна. Культивируя двойные стандарты в политике, коррупцию, непотизм и прикрывая все это демагогией о социальном государстве, они сделали для победы Милея не меньше, чем милеева команда. Именно они сделали «милеевщину» возможной.

Команда Милея выполнила свою работу высокопрофессионально, прекрасно зная эмоциональные струны, психологические комплексы и иллюзии аргентинцев и создала исходя из этого искомую голограмму надежды - Милея. Многие голосовали за него только чтобы «наказать» нынешнюю власть. У бедных, по закону, нет иного способа наказать представителей властей, чем этот. Многие именно при этой власти стали бедными. Некоторые женщины так уходят к нелюбимому любовнику, чтобы отомстить мужу за разочарования и унижения.

Борьба кланов умеренно левых Киршнер (хустисиалистов) и умеренных правых либералов Маурисио Макри, как я отмечал еще в 2020 году, не способна решить фундаментальных проблем экономики Аргентины - ловушки зависимости от сырьевого экспорта низких переделов на очень динамичных, слабо регулируемых рынках. Таких как сельское хозяйство и удобрения. Никакие программы сиюминутных налоговых маневров «старых партий» не предлагали Аргентинцам возможности решения ключевой задачи: барьер входа на рынок высокотехнологических продуктов и решений (или хотя бы их локализации), для стран масштаба Аргентины, постоянно становится все более непреодолимо высоким. Технологический прогресс и цифровизация разных сфер человеческой жизнедеятельности только усиливают эти процессы - лишь несколько стран монополизируют будущее цифровизируемого мира.

По этой причине радикальные методы из программы Милея нашли свой отклик. Если у самих не получается - примкнем к победителям, к США. Да, по сути, отказавшись от многих сторон национального суверенитета, привязки по сути дела любой экономической активности к притоку иностранной валюты. «А что не так? Какие выгоды от вашего суверенитета вы видели?», - спрашивает избирателей Милей - и побеждает.

Как я отмечал в своем обзоре в 2020 году, при общении с аргентинцами наиболее шокирующим стало почти полное отсутствие национальной гордости и позитивной самоидентификации: «Ни от одного человека я не услышал восхищения вооружёнными силами Аргентины, успехами страны в науке, спорте (помимо футбола), никто не считает страну экономически успешной, никто не назвал хотя бы одну национальную компанию, продукцией которой можно гордиться. При этом в плане туризма и некоторых социальных служб Аргентину называли привлекательным государством – где уважают врачей и очень не любят нотариусов».

При таком социальном базисе и отсутствии местной националистической партии «якорящей» определение «аргентинца» не стоит удивляться тому, что все наиболее успешные люди в материальном и профессиональном плане давно живут на две страны - в Аргентине плюс США или Испании.

Отмечу наиболее эффективно в части развития из незападных стран движутся, на мой взгляд, те, кто по сути встал на путь пересборки нации на умерено левых и умеренно националистических позициях. По сути, преодолев ассоциативный ряд множества народов внутри себя. У России, КНР и Индии это десятки народностей с многовековой историей - но все они поставлены внутренней политикой этих стран на путь ассоциации с неким метанационализмом. Все китайские народности - для внешнего потребителя китайцы, все индусские народности - индусы.

В фильмах Гая Риччи о романтизированных разборках лондонского криминалитета постоянно участвует русская мафия в лице героев по имени Аслан, Сослан, Руслан, и, на худой конец, связанный с русской властью инвестор Омович (намек на Романа Абрамовича, сыгранного чешским актером Карлом Роденом). Если бы подход метанационализма как метанарратива не работал - то ушлые кинодельцы цеплялись бы за мельчайшие национальные особенности. Но этот нарратив работает и потому все кто приехал из России - русские. В медиа западного мира о многонациональной российской армии, ведущей специальную военную операцию против киевского режима пишут только как о русской армии.

В Аргентине же даже в разных районах столицы - разные языковые доминанты. Испаноговорящее большинство складывается из потомков европейских переселенцев с четкой привязанностью к итальянской, испанской, немецкой и другим культурам. В общении они как бы извиняются, за свою аргентинскость, но добавляют – «мы же итальянского происхождения, это важно» и т.д. Не сложив даже традиционного националистического базиса, Аргентина вступила вместе со всем миром в эпоху, когда для сохранения какой-либо конкурентоспособности большие страны используют, после грандиозного краха коммунистической системы в 1991 году, для самоидентификации именно гражданский метанационализм.

То есть Аргентина оказалась не готова как к экономическим, так и политическим реалиям первой четверти XXI века. В результате страна выбирает человека, который просто демонстрирует желание перестать бороться за некие реликты былого суверенитета, а примкнуть к одному из лагерей максимально плотно (США, Израиль - первые друзья и образцы для подражания с точки зрения команды Милея). У Пуэрто-Рико же получилось, почему и у нас не выйдет? При этом, конечно, большинство аргентинцев смотрят на пуэрториканцев взглядом белого колонизатора на дикие племена, но порой роли в истории меняются быстро.

Итак, можно поставить вопрос, а насколько серьезно это все? Насколько реализуемы планы Милея?

Большинство заявленных административных реформ будучи произведены резко и быстро, непосредственно приведут просто к хаосу и анархии, а при должной подготовке - могут утонуть в сопротивлении огромного, более миллиона человек, бюрократического аппарата, который Милей обещал вышвырнуть на улицу.

Пресловутая долларизация экономики может состоятся только в случае открытия встречной специальной программы помощи со стороны США, иначе долларов просто не хватит не только на оплату государственных нужд, но и подавляющего большинства внутренних транзакций: а это прямой путь к дефициту всего, бартеру, черному рынку и разрушению инфраструктурных связей. Учитывая политический кризис в США, затяжную проблему с Украиной и поддержкой Израиля - это практически невероятно, до тех пор, пока у власти демократическая администрация, и пока участие в текущих конфликтах стоит правительству США значительных средств. Только возвращение к власти Трампа гипотетически могло бы здесь сыграть на руку Милею.

Радикальные реформы Милея требуют радикального силового оформления. Забюрократизированная и коррумпированная полиция, политически кастрированная, запуганная предыдущими левыми правительствами армия на эту роль не годятся - и тут надо внимательнее посмотреть на программу Милея по созданию частного цифрового концлагеря.

Очевидно, что глобальная приватизация всего и вся объявленная Милеем приведет к большому переделу собственности, милитаризации основных финансово-промышленных игроков, которые будут вынуждены защищать «свое» буквально мобилизуя с этой целью частные армии или как сейчас модно писать экстренно формируя ЧВК. В этом контексте объявленные задачи в уголовно-исполнительной сфере - идеально дополняющие друг друга элементы создания нового частного силового статус-кво. По крайней мере очень удобного, для будущего силового разгрома своих политических конкурентов.

Не будем забывать в какой стране родился Че Гевара, и что реформы Милея, по мере радикализации, не могут не вызвать восстания обездоленных масс, познавших безработицу, голод и нищету. При этом Милей обещает что, те, кто пойдут за ним, станут еще богаче – а, значит, нужно будет иметь целые частные армии, что бы уничтожать ростки будущего левацкого террора, борцов за трудовые права человека, а когда практика устоится - просто любых неугодных.

Для того, что бы это предвидеть, надо понимать одну из ключевых особенностей природы власти. Власть - это потенция насилия на основании определения границ экстремизма. Если экстремизм завтра будет определять Милей и его юристы - то палитра врагов может оказаться широкой как в Третьем рейхе. Однако есть и ключевая особенность - со времен Гитлера, Сухарто, Чон Ду Хвана или территориально близкого к аргентинцам Пиночета репрессии и террор против левого политического спектра затрагивавшие всех: от рабочих до менеджмента, творческой интеллигенции, богемы и сочувствующей буржуазии - всегда осуществлялись государственными органами. И тут Милей готовит нам организационные инновации. Если заявленные им меры по совершенствованию системы безопасности будут введены - то мы получим с одной стороны частный концлагерь, в ключевых показателях эффективности (КПЭ) которого будет постоянное увеличение числа заключенных, плюс все меры цифрового и биологического контроля, с которым европейцы успели ознакомится в ходе «борьбы с COVID-19».

Но самое главное - если эти системы будут введены, то Милею ничего не стоит, формально сохраняя электоральные процедуры, постоянно продлевать свою власть. Потому что создав частную систему силового давления, ее постоянно надо будет кормить заказами. Либо, если Милей окажется слишком мягким для реализации собственных планов, то, начав формироваться, массовый частный силовой аппарат выдвинет своего кандидата, который точно «победит». Твердо и четко!

Что касается преодоления экономического кризиса, то оставляя за скобками долларизацию, о фантастичности которой уже говорили, можно ожидать двух масштабных сдвигов. Во-первых, роста безработицы, одной из самых низких в Аргентине среди стран Латинской Америки. После предполагаемого разгона минтруда и его подведомственных учреждений мелкий и средний бизнес сможет куда легче выгонять и штрафовать наемных сотрудников. Как говорит президент Милей, «есть одно правило которое должно неукоснительно соблюдаться - это желание собственника делать бизнес!»

Во-вторых, Аргентина, являясь четвертым производителем лития в мире, находится в так называемом литиевом треугольнике и уже несколько лет пытается привлечь стратегического инвестора в разработку месторождений. Лидерами в этом могут стать австралийская Allkem и американская Livent, вовсю обсуждающие предстоящее слияние. Обе компании в 2022 году уже взяли в управление два проекта, которые в настоящее время находятся в стадии разработки, но планируется запуск ряда других в провинции Жужуй. Так же были озвучены крупные инвестиционные планы и концессии для компаний из КНР, в частности Tibet Summit Resources, планировавшей инвестировать 2,2 млрд долл. в два проекта по разработке лития в провинции Сальта.

Можно с большой долей вероятности предполагать, что громкие заявления Милея против участия в БРИКС и «сотрудничества со странами, где у власти находятся коммунисты» приведут к разрыву отношений с китайскими партнерами и полному переходу контроля над аргентинскими литиевыми запасами в руки американских компаний. При этом, если в 2022 году представители Чили, Боливии и Мексики говорили о перспективах формирования «литиевой OPEC» - картельной структуры для установления регулируемых цен в интересах стран поставщиков, то теперь правительство Милея будет еще жестче бороться с подобными «инструментами бюрократического регулирования» рынка, что оставляет в плюсе исключительно североамериканские добывающие компании, а страны Южной Америки отбрасывает в эпоху сырьевого колониализма. Также будет оборвана практика получения китайских кредитов, которые предыдущее правительство брало в 2022 г. для реструктуризации задолженности МВФ. Как Милей будет расплачиваться с китайскими банками - большой вопрос, возможно, как и обещал, воспользуется «бензопилой» отказа от предыдущих обязательств.

Итак, образно говоря, приход к власти Милея - это не просто очередная победа фрик-шоумена над здравым смыслом и не еще одно протестное голосование. Это то, что писатели фантасты называют «открыть неизвестную дверь». Аналогии с президентством Трампа 2017-21 гг. здесь не уместны, так как в США за десятилетия мирового господства сложился эффективный аппарат deep state, который мог где-то саботажем, где-то подменой решений, урезонить наиболее резкие прихоти президента - непрофессионального политика. Мощная двухпартийная структура и идеология национальной исключительности не могли позволить Трампу реализовать и десятой части того, что заявил в своей программе Хавьер Милей.

Поэтому разумеется либертарианцы всего мира, любители австрийской экономической школы с желтыми флагами змей, будут какое-то время радоваться. Особенно, если хоть какие-то измеримые показатели у Милея - инфляции, например, будут улучшаться. В каждой стране либертарианцы с воодушевлением начнут подражать и копировать истеричное поведение «аргентинского гуру» - пытаться охмурять население, утверждая «нас не мало, нас миллионы! Мы справляемся, а леваки и тупые бюрократы всех достали, смотрите - как надо их бензопилой, а?» Это будет беспрецедентный случай сдвига вправо - без националистической подоплеки, такого мир не видел очень давно. Это повлияет на все страны. Особенно в Европейском Союзе, учитывая все предпосылки пойти по «аргентинскому пути» - высочайший уровень бюрократии, засилие левой повестки в массовой культуре, высокие налоги, экономический спад в связи с продолжающимся украинским конфликтом и участием в самоубийственных для европейской промышленности санкциях против России. Единственное, что немного страхует развитые страны ЕС - это долгая история этнического национализма, что создает у анархо-капиталистов исторически сильную конкуренцию на правом фланге.

Для стран БРИКС это пример того, что без разумной внутренней идеологии метанационализма, собственной позитивной идеологии - какая есть и работает по факту в США уже многие десятилетия - можно в любой момент оказаться перед лицом корпоративного сноса национальных интересов и «всплытия», пусть в куда более жестких и полуавторитарных системах, популистских вождей, не обязательно либертарианского толка, но готовых работать с массами по правилам, предложенным Милеем.

По сути, победа Милея ставит вопрос о значении представительства как такового и необходимости высшей бюрократии представлять национальные интересы. Вопрос можно сказать фундаментального политического характера, восходящий не столько к австрийской экономической школе, но к временам Иеремии Бентама и права государства оставаться лишь ночным сторожем частной собственности. В подобных условиях только и исключительно крупный капитал будет являться носителем национальных интересов, которые будут оставаться уже узкими интересами горстки самых богатых людей этой страны. Для стран подобного Аргентине масштаба и структуры экономики - это почти 100% власть компрадорского капитала, работающего в долгосрочных интересах новой метрополии, которая может позволить себе ставить здесь самые дикие и антисоциальные эксперименты, которые невозможны (пока!) на собственной территории - как тот же предлагаемый Милеем частный цифровой концлагерь с появлением целого мотивированного класса мучителей и экспроприаторов.

Станем ли мы свидетелем рождения новой антиутопии или громкая бравада избирательной компании Милея окажется мелким эпизодом в дележе рынка лития - покажет время. Однако народу Аргентины остается только посочувствовать в связи с риском испить до дна чашу своего выбора и, в случае скорого отрезвления, с новыми силами устремится на встречу БРИКС.


тэги
читайте также