11 декабря, среда

Почему регуляторы ополчились против криптовалют?

14 ноября 2019 / 12:16
эксперт ИРИ

Октябрь выдался непростым месяцем для криптовалютного рынка.

Сперва существование криптовалюты Libra от Facebook оказалось под угрозой, по мере того как ключевые партнёры платформы стали отказываться от участия в проекте. Затем Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) в судебном порядке запретила криптопроекту Павла Дурова TON проводить размещение, заявив, что команда Дурова нарушила закон «О ценных бумагах». Если до этого регуляторы относились к криптовалютам со сдержанным скепсисом, теперь всё говорит о начале централизованной кампании против крупнейших игроков на рынке.

На сегодняшний день существует более 1600 вариантов криптовалют. Крупнейшие из них, такие как Bitcoin, Litecoin или Etherum, и раньше становились объектом нападок регуляторов и политиков. Однако текущая кампания американского регулятора против Libra и TON – явление принципиально нового уровня, как по масштабам, так и по своей сути. Если до этого официальные ведомства вырабатывали законодательную позицию и, изредка ограничивались комментариями и предупреждениями, теперь SEC вступила в открытое противостояние с технологическими компаниями. Иск к Telegram и запрет на перенос ICO фактически заморозил размещение TON в рамках правового поля США. Марку Цукербергу предстоит длительная борьба в защиту своего проекта и в палатах конгресса США, и в медиапространстве.

Отдельные сенаторы пошли дальше формальных процедур и непосредственно заявили партнёрам проекта Libra, что их дальнейшее участие привлечёт самое пристальное внимание регулятора. Сенатор-демократ из Огайо Шеррод Браун сообщил, чтоFacebook и без своей валюты слишком влиятелен, а другим компаниям не стоит участвовать в легитимации захвата финансовой инфраструктуры. Вскоре после этого заявления Mastercard, Visa и Stripes – ключевые партнёры проекта – заявили об отказе от дальнейшего участия, пополнив группу ренегатов из Paypal, Ebay и Booking. Фактически государственный аппарат надавил на бизнес-проект, в котором углядел опасность для интересов общества и государства.

Почему отношение регулятора так резко ужесточилось? Прежде всего, дело в масштабах. Конечно, криптовалюты и раньше вызывали колоссальный интерес инвесторов. Так, в 2017 году Bitcoin подорожал с 800 до почти 20 тысяч долларов США. После взрыва пузыря энтузиазм массового инвестора заметно поубавился. Однако, даже на пике биткоиновой лихорадки, криптовалюты оставались уделом рискованных инвесторов и энтузиастов, так и не став реальной альтернативой фиатным валютам. Согласно исследованию Кембриджского университета, в 2017 году в мире насчитывается всего от трёх до шести миллионов пользователей криптовалют. На текущий момент криптовалютам бесконечно далеко до того, чтобы конкурировать с традиционными валютами.

После появления криптовалют Facebook и Telegram ситуация может коренным образом измениться. У Facebook более двух миллиардов пользователей. Telegram – более трёхсот миллионов. Аудитория потенциальных пользователей криптовалют соизмерима с суммарным населением КНР и Индии. Колоссальные маркетинговые мощности Facebook позволят превратить максимальное количество пользователей Facebook, Instagram и Whatsapp в адептов Libra. Риски, связанные с криптовалютами, в целом остались те же, однако, вместе с ростом базы потребителей, растут и масштабы рисков.

 

Криптополия от Facebook

В чём претензии американского регулятора к криптовалютам? Надо понимать, что задача комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) – обеспечение здоровья рынка ценных бумаг. Общественные и политические риски находятся вне компетенций комиссии, и, исковое заявление SEC к TON апеллирует именно к нарушению рыночных правил. Однако, очевидно, что криптовалюты крупных технологических компаний несут в себе опасности, идущие далеко за пределы финансовой сферы.

Скептик может сказать, что финансовые регуляторы выступают против криптовалют из корыстных интересов. Криптовалюты не привязаны к государственным валютам или активам, и, фактически находятся за пределами государственных юрисдикций. Если валюту невозможно регулировать – регулятор больше не нужен, как и огромные штаты сотрудников центральных банков и различных надзорных ведомств.

Однако потеря государственного контроля над монетарной политикой таит в себе значительно большие риски. В периоды рецессии антикризисный инвентарь государств ограничен двумя взаимосвязанными инструментами. Центробанки могут либо опустить кредитные ставки, стимулируя экономический рост и потребление, либо, напечатать больше денег и упростить к ним доступ для финансовых игроков. Именно политика количественного смягчения в США и Еврозоне стала основным инструментом для борьбы с последним мировым финансовым кризисом. Раньше подобные решения требовали консенсуса экономистов центральных банков и политических элит. C приходом экономики криптовалют, монетарная политика фактически уйдёт из ведения государства и общества и станет прерогативой технологических бизнес-элит.

Конечно, претензии к деятельности многих центральных банков вполне обоснованы, однако, можно ли это считать достаточной причиной для передачи контроля за монетарной политикой бизнес-структуре? Фундаментальная задача государства – защита граждан. Фундаментальная задача бизнеса – извлечение прибыли, что бы там ни говорили корпоративные PR-менеджеры и маркетологи. Если интересы корпорации и общества войдут в противостояние, выбор Facebook вполне ожидаем и логичен. И при этом раскладе мы не берём во внимание достаточно спорную репутацию Facebook, которая в последние годы превратилась в корпоративную страшилку, шпионя за пользователями, подавляя конкуренцию, а также – допуская распространение фейков и риторики ненависти в угоду сохранению прибыли.

В теории криптовалюты должны сделать финансовую систему эффективнее, прозрачнее, и доступнее для населения, что особенно актуально для развивающихся стран, где значительная доля граждан не имеет доступа к банковской системе. При негативном сценарии развития криптовалют все текущие риски сохранятся, а часть мировой финансовой системы де факто попадёт в заложники к крупным технологическим корпорациям. Хотя Facebook заявляет, что ключевые решения будут приниматься Libra Association, технически независимой от Facebook, недавнее расследование Wired показало, что бизнес-интересы технологических корпораций крепко взаимосвязаны. К примеру, 15 из 27 создателей Libra Association так или иначе связаны с Facebook. Вместо независимой ассоциации, которая должна защищать интересы общественности, мы рискуем очутиться в мире, где монетарную политику контролирует союз крупного технологического капитала, участники которого смогут координировать свои действия с целью максимизации прибыли.

 

Перспективы криптовалют

Мы живём в эпоху подрывных инноваций, когда амбициозные предприятия в одночасье меняют сложившиеся экономические устои и делают мир удобнее для каждого из нас. Любой здравый человек может легко перечислить преимущества Uber над традиционным такси, Википедии перед бумажной энциклопедией, или стриминговых платформ над телевидением. Изящно (и вполне обоснованно) подкосив ряд традиционных бизнесов, технологические платформы принялись инновировать госсектор.

Государства веками обучались выстраиванию экономической политики, накапливая соответствующие компетенции и создавая систему из сдержек и противовесов, стремясь балансировать свои интересы с запросами общества и бизнеса. В экономической истории есть достаточно примеров тех случаев, когда интересы отдельных групп доминировали над всеми остальными, и последствий, к которым это приводило. Мировой финансовый кризис 2008 года, во многом спровоцированный именно дерегуляцией финансовой сферы, проводимой с ведома ФРС США, служит хорошей иллюстрацией того, что происходит, когда государство самоустраняется от своих надзорных обязанностей.

Похоже, что в этот раз государственный аппарат сумел на время отстоять свои интересы. Так, проект TON Павла Дурова заморожен, пока не сумеет выработать соглашение с американским регулятором. Libra от Facebook, после массового исхода ключевых корпоративных партнёров, в экстренном режиме ищет новую модель, которая будет более приемлема для государства и общества. На днях Дэвид Маркус, руководитель проекта Libra, заявил, что рассматривает возможность привязки курса Libra к корзине из фиатных мировых валют, позволяя Центробанкам влиять на криптовалюту.

Криптовалюты и блокчейн-технологии могут сделать финансовую систему эффективнее, доступнее и прозрачнее. Но если регуляторы самоустранятся от своих непосредственных функций и откажутся от самостоятельного внедрения инноваций, позволив представителям крупного бизнеса взять полный контроль над валютным рынком, последствия для финансового благополучия международного сообщества могут быть весьма плачевными.


тэги
читайте также