2 марта, суббота

Перечень прозрачности

18 января 2014 / 18:37
старший преподаватель философского факультета МГУ, религиовед

Российская наука на пути к прозрачности.

В начале января правительство опубликовало перечень из 1 007 организаций Российской академии наук, Российской академии медицинских наук и Российской академии сельскохозяйственных наук, передаваемых в попечение новосозданному ФАНО. Традиционно российская наука была одной из, как ни странно, наименее прозрачных сфер российской действительности. К примеру, до появления обсуждаемого перечня никакого списка научных организаций России, по крайней мере, в открытом доступе, не существовало.

Чтение перечня позволяет существенно углубить конкретные знания об институциональной структуре российской академической науки: в нем присутствуют не только научные институты и центры, но и 32 учреждения здравоохранения (больницы, поликлиники, санатории, амбулатории, аптеки и пансионаты), 15 организаций сферы жилищно-коммунального хозяйства и эксплуатации (включая одну котельную), 9 домов ученых, 8 библиотек, 8 ботанических садов, 7 ремонтных и строительных организаций, 6 музеев, 6 конструкторских бюро, 4 издательства, 4 автобазы, 3 заповедника, океанариум, гостиница, архив РАН, питомник лабораторных животных, а также ряд образовательных учреждений, включая 21 детский сад и внешкольный образовательный лагерь. При этом даже сейчас ФАНО сотоварищи (ФНС России, Росимущество и Росреестр) не уверены в полноте этого списка: им надлежит «в 6-месячный срок продолжить работу по выявлению и включению организаций… в перечень».

Из трех реформируемых академий больше всего на слуху, конечно, РАН – не в последнюю очередь потому, что именно ее сотрудники более всего протестовали против реформы. Однако в ведении ФАНО теперь окажутся и 67 организаций гораздо менее известной общественности РАМН и 397 организаций практически неосвещаемой в СМИ Россельхозакадемии. Список имущества последней включает 51 опытную станцию, 6 разного рода хозяйств, 6 птицеводческих и 3 племенных завода, а также 79 организаций, однотипно именующихся ФГУП «Такое-то». Чем они занимаются, как правило, неизвестно. У подавляющего большинства этих организаций даже нет сайтов.

Благодаря перечню подведомственных организаций ситуация с имуществом российских академий наук становится хотя бы немного прозрачней. В частности, теперь просвещенная общественность в силах поинтересоваться смыслом существования и результатом деятельности таких организаций, как Кукурузокалибровочный завод «Вайнах» и Племенной птицеводческий завод «Маркс» Россельхозакадемии, Научно-экспериментальное хозяйство «Снегири» РАН и НИИ психического здоровья Сибирского отделения РАМН, и так далее.

Теперь мы вправе ожидать дальнейших шагов по увеличению прозрачности российских научных институций. В ныне модном вопросе определения эффективности хотелось бы увидеть единые критерии эффективности организаций, вошедших в перечень, – в том числе, академических котельных, пансионатов, ботанических садов, океанариумов, опытных станций, питомников и детских садов. Действительно, без иронии, интересно было бы порадоваться достижениям, скажем, Всероссийского НИИ сахарной свеклы и Всероссийского НИИ кукурузы Россельхозакадемии.

Никакая прозрачность невозможна без информационной открытости, но, как отмечалось выше, на сегодня у многих научных институций даже нет страниц в интернете, из которых можно было бы узнать результаты их научной работы и их научные планы. Хотелось бы также увидеть на сайтах институтов обновленной Академии ссылки на статьи российских авторов в научных журналах мирового класса, число которых, по майским президентским указам, должно быть к 2015 году увеличено до 2,44% от общего объема научных статей, индексируемых самой влиятельной базой научных данных Web of Science.

Интересно было бы и ознакомиться с отсутствующим на сегодня единым обновленным списком членов-корреспондентов и действительных членов обновленной РАН.

Сетуя на невнимание общества к «разгрому РАН» академики часто забывают, что сами не предприняли хотя бы элементарных попыток рассказать о себе. Если своеобразное разравнивание академического поля поможет сделать науку прозрачнее и в итоге она приобретет более позитивный имидж и некоторую инвестиционную привлекательность (в виде увеличения государственного и частного финансирования), можно будет сказать, что жесткая и не всегда понятная академическая реформа принесла позитивные плоды.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика