18 мая, суббота

От альтернативного центра силы к Майдану-2

05 сентября 2014 / 17:28
кандидат политических наук, политолог

Украинский кризис вышел на новый этап. Именно так следует трактовать обескуражившие многих наблюдателей итоги встречи президента России Владимира Путина с председателем ОБСЕ Дидье Буркхальтером. .

Украинский кризис вышел на новый этап. Именно так следует трактовать обескуражившие многих наблюдателей итоги встречи президента России Владимира Путина с председателем ОБСЕ Дидье Буркхальтером. Спектр мнений самый широкий: от «Кремль испугался санкций» до «хитрая уловка Путина». Между тем, российская сторона лишь предложила западным оппонентам признать реальность и зафиксировать сложившуюся на Украине расстановку сил. После возникновения неконтролируемых из Киева территорий на Юго-Востоке и, в особенности, после трагедии в Одессе дальнейшее игнорирование возникшего нового центра силы сопряжено с крайне нежелательными последствиями не только для России и Украины, но и для самой Европы.

Каковы эти последствия, нетрудно предположить. Дальнейшее воспроизводство удобной для Запада картинки борьбы украинского народа, освободившегося из-под гнета ненавистного режима Януковича, с пророссийскими сепаратистами и диверсантами способствует эскалации напряженности. Более того, возможное втягивание в конфликтную зону ряда стран НАТО, с одной стороны, и западных субъектов РФ, с другой, означает перерастание локального конфликта в полноценный региональный. В Европе совершенно определенно не готовы к такому развитию событий, ведь урегулировать горячий региональный конфликт несоизмеримо сложнее, чем зафиксировать его на нынешней стадии – а тем более, при наличии тенденции к глобальному противостоянию.

Сценарий даже относительно мягкого прихода к власти евроориентированного правительства на всей территории Украины окончательно потерпел крах. И именно это Путин предложил признать Европе и мировому сообществу. Продолжение безграничной внешней поддержки майдана неизбежно ведет к военному конфликту с Россией, который убьет любые надежды на восстановление европейской экономики и окончательно поставит ее в зависимость от финансовой помощи из США.

К этому следует добавить тот факт, что информационная блокада в освещении событий в Украине прорвана. Обеспечивать сохранение выгодной для Запада «картинки» уже не представляется возможным. На изменение тональности освещения украинских событий в мировых СМИ тоже надо как-то реагировать. Первые признаки того, что европейские и международные организации по-новому воспринимают украинские события, уже последовали. Об этом, в частности, свидетельствуют первые обнародованные результаты расследования ОБСЕ трагедии в Доме профсоюзов Одессы, согласно которым зафиксировано главное отличие от позиции Киева: противостояние, приведшее к массовой гибели людей, было не между украинским народом и диверсантами-наемниками, а между гражданами Украины, имеющими разные взгляды на будущее страны. То есть это прямое свидетельство гражданской войны, факт которой начинает признавать ОБСЕ.

Показательным является и заявление Буркхальтера, который отверг возможность проведения в ближайшее время повторной конференции по выполнению женевских договоренностей, имея в виду, что сначала соглашение должно быть достигнуто между самими гражданами Украины без привлечения внешних спонсоров.

Еще одно характерное заявление, как сообщает российский МИД, сделала верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллай. Она «выразила глубокую озабоченность разгулом насилия на Украине, ведущему к росту числа жертв и разрушений» и «потребовала от Киева обеспечить полное соответствие военных и полицейских операций международным стандартам, указав, что полиция должна защищать мирных демонстрантов вне зависти от их политических взглядов».

Внутриукраинское противостояние с очевидными признаками начинающейся гражданской войны ставит киевские власти в безвыходное положение. Проблема здесь даже не в том, что зиц-правительство в Киеве, получающее 25 мая некую видимость легитимности, лишается возможности апелляции к поддержке своих западных спонсоров. Ведь одно дело - защита от внешней угрозы, и совсем другое - обеспечение внутренней безопасности на суверенной территории.

Если Киев признает наличие альтернативного центра силы в лице Юго-Востока (а именно об этом говорил Путин, обуславливая возможность признания предстоящих выборов гарантиями Юго-Востоку), то это запустит деструктивные процессы среди самих лидеров майдана. Они уже успели изрядно перессориться друг с другом. Например, Юлия Тимошенко пообещала поднять Майдан-2 в случае если победит лидер президентской гонки Петр Порошенко. Об этом же говорят лидеры радикалов «Правого сектора».

Кроме амбиций политиков для новой волны протестных настроений в самом Киеве есть социальная база, что связано с недовольством сторонников майдана результатами смены власти и первыми шагами зиц-правительства. Здесь можно вспомнить резкое падение уровня жизни, долги и вопрос о поставках российских энергоносителей, рост ксенофобских настроений, слабая управляемость армии и силовых структур и многое другое. Нивелировать значение таких опасных факторов сейчас пытаются за счет мобилизации населения, пугая российской агрессией, реальные признаки которой никак не могут найти украинские пропагандисты. Но действенность мобилизационных инструментов без реального подтверждения российской угрозы (Москва не дала ни единого для этого шанса) носит краткосрочный характер и уже на исходе.

Другими словами, в случае если Киев признает право Юго-Востока на самоопределение и без того неустойчивая политическая конфигурация утратит последние признаки своей жизнеспособности, то результаты выборов (какими бы они ни были) уже не будут иметь никакого значения. После болезненно воспринятого на Украине присоединения Крыма к России новый удар по национальному самосознанию станет тем спусковым крючком, который запустит новый Майдан.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика