23 октября, среда

Оппозиционеров поразила страшная депрессия

28 мая 2013 / 17:02
политконсультант

Вся «Добрая машина пропаганды» работает на трансляцию этой депрессии.

6 мая, в годовщину столкновений на Болотной площади, несистемная оппозиция провела митинг по тому же адресу. ТАСС-Аналитика побеседовала с известным политическим консультантом Артемом Акопяном о том, насколько осмысленным было очередное мероприятие оппозиции. Мы публикуем выдержки из этой беседы.

Митинг на Болотной площади 6 мая, как считают сами оппозиционеры, прошел успешно. Оппозиция достигла своих целей – вывела на улицу внушительное количество своих сторонников. На этом все, ведь других целей у них не было. Собрались ради того, чтобы собраться. О чем собственно напрямую и заявляли.

«От того, сколько на улицу выйдет людей, напрямую зависит решение суда по узникам Болотной!» - кипятились призывающие, стараясь вложить в свои голоса как можно больше уверенности. Довольно странное утверждение, ведь за минуту до этого они обычно говорили о том, что власть «демонстративно и нагло игнорирует гражданское общество», «Путин окончательно сделал свой выбор в пользу УралВагонЗавода и ему наплевать на мнение думающих людей» и т.п.

Впрочем, игра растерянных лидеров оппозиции проста и понятна. Этот механизм призыва на митинги они отрабатывают как раз год, с того момента как Путин выиграл выборы, а элиты начали договариваться. Щедрые предвыборные бюджеты иссякли. Организационная помощь со стороны крупных политических игроков стала таять. Массовка почему-то сразу же уменьшилась в несколько раз. Это назвали «спадом протестных настроений». А после инаугурации президента весь этот праздник непослушания грозил совсем свернуться.

Тогда спикеры протеста сами собой придумали новую тактику. За некоторое время до очередной массовой акции нужно вывалить на аудиторию огромные массы своего пессимизма и неверия. «Не верю, люди устали, мода прошла, люди испуганы, наступает реакция, майские праздники, никто не выйдет». Асфальт толстым слоем, но сквозь него тонкий росточек героизма. «Но я все равно пойду! Для самого себя пойду! И Акунин пойдет! И все лучшие люди пойдут! Хочешь посмотреть вживую на Быкова? И ты приходи! Ибо… ибо…».

Тот факт, что с каждым разом людей выходит все меньше и меньше как бы игнорируется. Главное: «Мы есть!» Где те "сотни тысяч", которые «внезапно» вышли после думских выборов? Как выяснилось, можно радоваться и 20 тысячам, оседлав нисходящую тенденцию.

Но двадцать тысяч человек - число действительно немаленькое. Для революции, тем более для бархатной, конечно просто ничтожное, но для рядовой акции протеста - вполне значимое. Вот только все отмечают, что настроение последнего митинга было совсем не такое, как прежде.

Похоже, пессимизм все-таки победил. Целый год его накачивали так же и те же люди, что накачивали революционное воодушевление за год до этого. И таки накачали: оппозиционеров поразила страшная депрессия, которая изливается везде, где только можно. В эфире оппозиционных радиостанций и телеканала "Дождь", в текстах модных публицистов, в блогах и соцсетях. Вся «добрая машина пропаганды работает» на трансляцию этой депрессии.

В таком состоянии люди уже не прячутся за политкорректными формулировками, ненависть к «этой стране» уже никем не скрывается. К этой власти, этой партии, этой религии, этой полиции, этому народу, который заслуживает это правительство.

Журналист Олег Кашин требует учиться ненавидеть. Другие призывают «лучших людей» уезжать. Улетать от этого народа, как мать-кукушка из северной сказки улетает от непослушных сыновей. Ненависть теперь норма для этой категории наших соотечественников. Они считают, что получили на нее право. А права для них священны.

Настроение «белоленточной» оппозиции за год переменилось с точностью до наоборот. Они сами сейчас любят говорить: «Кто бы мог подумать, что все это счастье и радость первых митингов, веселый фестиваль «Оккупая» обернется таким похмельем и унынием?»

Теперь актив оппозиции сократился до 20 тысяч, и эта численность продолжает таять от митинга к митингу. Их лидеры дискредитированы, финансовые схемы вскрыты, спонсоры испарились, СМИ закрываются один за другим. Закон работает, страна живет, революция не удалась. И это надолго.

Все это вызывает у них экзистенциальную тоску и депрессию. У них нет идей даже для того, чтобы объяснить, зачем им собираться на митинг в очередной раз. Им страшно. Как сказал бы ребенок: «А не надо было мою страну разваливать».

Они знают, что их от силы 20 тысяч и знают, что никогда не смогут победить на выборах, и никогда им не получить второго шанса на переворот. Государство теперь к этому готово. Они знают, что государство будет бдительно. Потому и боятся.

Несколько дней назад ушел в отставку Владислав Сурков. Впервые за долгое время у него нет никакой власти, он теперь обычный гражданин. На протяжении всех нулевых годов он пытался вывести нашу страну из вечного противостояния западников и славянофилов, патриотов и космополитов, троцкистов и сталинистов. Он делал все, чтобы эти группы сократились до минимума, и перестали влиять на общественную дискуссию в стране. За это его ненавидели профессиональные патриоты и профессиональные либералы.

Все его труды оказались напрасны, и главное русское противостояние вернулось в один миг. Несколько передач Сванидзе и Кургиняна вернули эту дискуссию и сделали главной в общественной повестке дня. А "белоленточные" идеологи настолько накалили ее градус, что появился термин «холодная гражданская война».

Ну, так пусть и не обижаются, что они проиграли в этой войне.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика