17 июля, среда

Обама и Маккейн соблазняют Ханой

26 мая 2016 / 17:56
военный обозреватель ТАСС

Военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин о том, какие именно аргументы по развитию военного сотрудничества с Вьетнамом предложили американцы и почему Ханой никогда не откажется от российского оружия.

Закончился визит во Вьетнам Барака Обамы. Он тал третьим президентом США, который посетил эту страну после окончания десятилетней американо-вьетнамской войны 1965–1975 годов, на которой Соединенные Штаты понесли самые большие потери после Второй мировой — более 58 тысяч своих солдат и офицеров.

Их имена и фамилии сейчас высечены на черном мраморе в центральном парке Вашингтона. А еще было 303 тысячи раненных и изувеченных, а также около 150 тысяч ветеранов этой войны, покончивших жизнь самоубийством. Поствьетнамский синдром ощущается в стране до сих пор.

Первым лидером Америки, который старался перезагрузить отношения с бывшим врагом, стал Билл Клинтон, который посетил Вьетнам в 2000 году. Потом через шесть лет состоялся визит Джорджа Буша-младшего. И, наконец, в Ханой прилетел Барак Обама, который привез стране своеобразный «пряник» — нет, не извинение за агрессию и за гибель около двух миллионов мирных вьетнамцев, а отмену эмбарго на поставки во Вьетнам летального американского оружия. Запрет на поставки нелетального оружия был отменен еще в 2014 году, теперь настала очередь сделать следующий шаг. И опять же не в сторону компенсаций за тот чудовищный ущерб, который понесла республика за годы ковровых бомбардировок американскими В-52 и не за десятки тонн вылитых на вьетнамские джунгли и рисовые поля ядовитых гербицидов, на долгие годы отравлявших землю, воду и воздух, а для того, чтобы на потребностях Вьетнама в современном военном оборудовании и авиационной технике заработали такие гиганты американской военной индустрии, как Boeing, Westinghouse, General Electric и другие. Эту часть плана Барак Обама успешно выполнил.

Во время его визита в Ханой стороны подписали контракты на 16 миллиардов долларов. В частности, компания Boeing продаст вьетнамской VietJet 100 своих самолетов, не сразу, а в течение 10 с лишним лет, но цифры, согласитесь, впечатляют. А еще Pratt & Whitney также подписала с VietJet соглашение о продаже 135 новейших авиационных двигателей. Компания GE Wind обещала помочь Вьетнаму в разработке электростанций с ветрогенераторами. Военных соглашений подписано не было, но сайт Defense News со ссылкой на представителей американского военно-промышленного комплекса сообщает, что Вьетнам заинтересовался поставками транспортных самолетов С-130 Hercules, подержанных истребителей F-16 со складов Пентагона, а также береговых патрульных самолетов P-3C Orion, тоже не новых, и беспилотных летательных аппаратов для проведения разведки в прибрежных районах, наблюдения за проходящими мимо вьетнамских берегов кораблями и судами и для проведения рекогносцировки. «Секонд-хенд», надо понимать, приобретается из-за предельно низкой цены.

Активную поддержку американскому военно-промышленному комплексу оказал и сенатор-республиканец от штата Аризона Джон Маккейн. Тот самый, который будучи пилотом палубной авиации на авианосце «Орискани» был сбит в 1967 году советской ракетой над Ханоем, приводнился в озеро в центре города и с поломанными руками и ногой едва не был забит вьетнамскими мотыгами, затем провел пять с половиной лет в местной тюрьме, где регулярно избивался надзирателями, и выпущен на свободу после подписания Парижского мирного соглашения между Ханоем и Вашингтоном только в 1973 году. Этот ярый антикоммунист и не состоявшийся президент США не постеснялся обратиться с официальным письмом к генеральному секретарю правящей во Вьетнаме Коммунистической партии Нгуену Фу Чонгу с предложением о сотрудничестве в области укрепления безопасности республики в военно-морской сфере.

«США и Вьетнам имеют общие стратегические и экономические интересы и открытые региональные торговые задачи, поддерживая благоприятный баланс сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе и принципы мирового порядка, такие, как свободу морей и мирное решение международных конфликтов, — написал он. — Я надеюсь, что мы могли бы работать вместе в ближайшие годы по ряду других инициатив, способных укрепить наши отношения в сфере безопасности. Во-первых, я выступаю за укрепление вьетнамского потенциала в области береговой охраны и флота. Для этого США готовы продолжать работу по обмену морской информацией и возможностям реагирования в Южно-Китайском море. Рад сообщить, что в прошлом году комитет Сената США по вопросам вооруженных сил одобрил финансируемую инициативу по усилению сотрудничества с такими как Вьетнам государствами».

В визите Обамы во Вьетнам и отмене эмбарго на поставки Ханою летального американского оружия, как и в письме Маккейна генеральному секретарю вьетнамской компартии, многие наблюдатели, как отечественные, так и зарубежные, видят стремление США поразить одним выстрелом несколько стратегических целей. Не только пролоббировать интересы своего ВПК. Но и оказать, в первую очередь, морально-психологическую поддержку Ханою в его противостоянии с Пекином по поводу спорных островов Спратли и Парасельских, богатых морскими и нефтяными ресурсами. Соединенным Штатам очень не нравится усиление китайского военного присутствия в Южно-Китайском море, через которое проходит львиная доля мировой торговли, и они готовы помочь всем, чем угодно, любым государствам, которые будут противостоять китайской экспансии в этом регионе мирового океана.

Более того, они и сами переносят основные усилия своих военно-морских сил именно в Юго-Восточную Азию — пытаются разместить здесь на постоянной основе свои фрегаты и эсминцы с системой ПРО Aegis и «Томагавками» на борту, застолбить для себя военно-морские базы. В том числе и на Филиппинах. И очень хотели бы вернуться, что просвечивает сквозь строчки письма Маккейна, на свою бывшую базу во вьетнамской Камрани — ключевой позиции для контроля за Индийским и Тихим океаном, омывающими азиатские берега.

Там, на Камрани во время вьетнамской войны базировались американские истребители и транспортники, боевые корабли и суда вспомогательного флота. Для них Пентагон даже построил аэродром и самый современный по тем временам порт, мастерские по ремонту самолетов и плавсредств. После 1979 года эта база была передана вьетнамцами советскому ВМФ, где мы разместили свой пункт материально-технического облуживания. Подписали с Ханоем соглашение на 25 лет. Потом создали крупнейшую за рубежом военную базу площадью в 100 квадратных километров, где дислоцировались противокорабельные ракетоносцы Ту-16К, морские разведчики Ту-95РЦ, противолодочные самолеты Ту-142, истребители МиГ-23 и даже вертолетный отряд. А еще 8–10 надводных кораблей, 4–8 подводных лодок, несколько судов обеспечения. Но в 2001 году наше присутствие в Камрани было свернуто. Некоторые специалисты утверждают, что на это не хватало денег, тем более, что Вьетнам поднял плату за использование базы. Другие отмечают, что наш флот в то время перестал ходить в Индийский океан, а самолеты летать в этом регионе, и она нам стала ни к чему.

Правда, в пару лет назад этот геополитический промах был исправен. Наш флот получил право заходить в Камрань для ремонта своих кораблей, пополнения запасов пресной воды и горючего, а также для отдыха экипажей. Такое же право получили и наши летчики. И, конечно, Соединенным Штатам это не нравится, они хотели бы сами занять место России в Камрани, но пока ничего не получается. И письмо Маккейна генсеку КПВ с прозрачным намеком на «укрепление наших отношений в сфере безопасности» и по «возможностям реагирования в Южно-Китайском море» все еще никак не срабатывает.

Не сработает, думаю, и надежда некоторых наших сограждан и их зарубежных единомышленников на «вытеснение Соединенными Штатами России из сферы военно-технического сотрудничества с Вьетнамом», о чем они почему-то с восторгом писали после визита в Ханой Барака Обамы и отмены американского эмбарго на поставки в республику летальных вооружений. Отдельные контракты на подержанные F-16 и Orion, если они состоятся, а также беспилотники никакой погоды в американо-вьетнамских ВТС не сделают и российское вооружение заменить никак не смогут. Даже тенденции такой не создадут.

Причин и оснований для такого утверждения очень много. Одна из них в том, что советское/российское оружие составляет 93 процента военного импорта Ханоя. Системы ПВО, военно-морская техника, бронетехника сухопутных войск (танки, самоходные артиллерийские установки, боевые машины пехоты и бронетранспортёры, системы обеспечения боя — разведка, навигация, целеуказание) — все это в абсолютных величинах произведено в нашей стране. Боевая авиация — в том числе. Только за последние годы Вьетнам приобрел у России подводные лодки проекта 636.1 «Варшавянка» с ракетным комплексом Club-S (экспортный аналог «Калибра», только дальность его пуска, как разрешено в экспортном варианте, 300 км), сторожевые корабли проекта 11661 «Гепард-3.9», ракетные катера «Молния», подвижный береговой ракетный комплекс «Бастион», тоже с дальностью действия в 300 км, многофункциональные истребители Су-30 МК2 и другие вооружения. Идут переговоры о создании на вьетнамской земле пункта обслуживания истребителей семейства «Сухого», что создаст республике новые рабочие места и возможность зарабатывать, обслуживая аналогичные самолеты, поставленные нашей страной в соседние страны Юго-Восточной Азии. Вьетнам занимает третье место среди покупателей российского оружия, вслед за Индией и Китаем. Последние контракты принесли нам свыше 4,5 миллиардов долларов.

Автор не случайно назвал в числе покупателей отечественных вооружений Индию. Каждый раз, когда в тендерах на поставки Дели того или иного вида боевой техники, победителем оказывается не Россия, а кто-то из ее конкурентов на оружейном рынке, в том числе и США, в отечественной печати тут же появляются заголовки вроде «Америка вытесняет Россию с индийского рынка». Примерно такие же, как появились после визита в Ханой Барака Обамы. Но подобные дутые «сенсации» — полная ерунда. Несмотря на то, что Индия заключила несколько контрактов с Францией, США, Германией и Израилем, основным поставщиком военной продукции для нее остается Россия. 75 процентов военной техники, стоящей на вооружении этой страны, сделано в СССР/России. Более того, у нас есть масса совместных проектов.

Но разговор о ВТС с Индией — тема другой статьи. Этот пример приведен для того, чтобы показать, что с Вьетнамом мы идем по тому же пути. Скажем больше. Дело не только в «железе», пусть и в самом высокотехнологичном. Военно-техническое сотрудничество — это еще и поставки оборудования и материально-технических средств для эксплуатации, ремонта и модернизации этого «железа», подготовка личного состава, который, при необходимости, будет на нем воевать, это освоение идеологии и принципов применения этого вооружения, а также многочисленные связи с предприятиями, которые его производят… То есть комплекс мероприятий и мер, которые связывают две страны на долгие-долгие годы. Если кто-то думает, что эти связи можно в один миг разрушить и подменить другой страной, он, мягко говоря, сильно ошибается или, если сказать по существу, пытается выдать желаемое за действительное.

Еще один пример в подтверждение этих слов — ВТС России с Египтом. Оно пережило рассвет во времена Насера, затухало при Садате, начало возрождаться при Мубараке, чуть не прекратило свое существование при Мурси и теперь опять, как птица Феникс, возрождается при генерале Ас-Сиси. Военно-техническое сотрудничество Вьетнама с Россией не прерывалось ни на один день и не может быть заменено Соединенными Штатами по определению. По тем тесным военным и военно-техническим связям, о которых мы уже говорили, а еще и потому, что есть историческая память не только вьетнамского народа, но и его руководителей. Они помнят, кто помогал стране в годы индокитайской войны, во время американской агрессии и все последующие годы, — эту память не убить даже экономической выгодой.

И потом, в Ханое знают, что политика Вашингтона очень изменчива. Сегодня выгодно США добавить перца в противостояние Ханоя с Пекином, — они это сделают. Завтра им захочется зачем-то сменить не угодившее им чем-то руководство страны, — цветная революция не заставит себя ждать. Тем более, что учебу в Соединенных Штатах уже прошли несколько тысяч вьетнамских студентов, а Корпус мира и другие НКО прочно обжились в регионе. Притом, что Россия никогда не вмешивалась и не вмешивается во внутренние дела тех стран, с кем ведет ВТС, не обставляет поставки своих вооружений в зависимости от изменчивой политики своих партнеров.

Обама, как и следующий за ним президент США, как, впрочем, и Маккейн, могут пытаться разыграть вьетнамскую карту в своей глобальной игре, что против Китая, что против России, но Вьетнам, к их разочарованию, о чем свидетельствует пятидесятилетний опыт этой страны, в таких интригах участвовать не собирается. Несмотря на все соблазнительные заокеанские предложения.

Мнение военного обозревателя ТАСС Виктора Литовкина
не всегда совпадает с официальной позицией агентства ТАСС.


тэги
читайте также